ФЭНДОМ


Наверное, мне было тяжелее всех в «Совёнке». В конце концов, каждая девочка занимала свою определённую нишу в этом мире. Да и мне уже наплевать, какую именно! Хватит и того, что мне досталась роль образцовой пионерки. А ведь я совсем не просила такого подарка! Хотя была ему очень рада…

Ведь это в реальном мире всё совсем не так. Нет, и там я была «примерной», дело лишь в стоимости слов, поступков и человеческого отношения. В реальном мире всё это дёшево, как подобранный на замызганный мостовой пятак, на который не купишь и пол-литра дрянного пива в полусгнившем кабаке в подворотне. Что в действительности имеет ценность? Внешность, друзья, хорошие оценки, престижное образование, солидная работа и хорошая зарплата? Всё это продаётся и покупается, меняется и сдаётся в аренду – весь вопрос лишь в цене… Но в лагере всё было по-другому. Да что там эта опостылевшая всем «искренность»! Просто я получала столько же, сколько и отдавала. Я была примерной пионеркой – и за это меня уважали, со мной считались, меня любили. Даже за простую уборку на площади можно было рассчитывать на благодарность от вожатой, а помоги организовать танцы – и вот, десятки пионеров от души улыбаются тебе. Всё это оказалось настолько просто, что раньше я просто и представить не могла, что такое бывает наяву.

Впрочем, нет, не бывает, зачем себя обманывать? «Совёнок» для меня закончился, цикл разорван, а это значит, что опять придётся притворяться. Но ведь в лагере я была собой – мне действительно хотелось быть такой, какой меня видели окружающие! А когда Семён спрашивал про мой дом, семью… Что я могла ему ответить? От одних воспоминаний становилось так больно, что оставалось одно желание – просто забыть, выкинуть прошлую жизнь навсегда, порвать со всем, что было до лагеря… Но в итоге лагерь порвал со мной… В мгновение ока – так же, как и в те первые секунды. Там всё просто, слишком просто, болезненно просто – как смерть. Ведь в итоге, откинув все философские и теологические теории, человек просто умирает. Сейчас он есть, а завтра его нет. А задумывается о причинах и следствиях этого обыденного биологического процесса он лишь потому, что в силу каких-то неведомых причин наделён сознанием. Вот дождевые черви тоже умирают, только им, наверное, всё равно…

Мне всегда было трудно по-настоящему сходиться с людьми. Женя, моя соседка по домику, в принципе была не самым общительным человеком, а все остальные девочки казались мне настолько непохожими, что я попросту не знала – на почве чего с ними можно сблизиться. Оставались ещё мальчики… Но они были уж больно странными и своеобразными. И конечно же, Семён… Однако даже при этом – не заведя ни с кем настоящей дружбы – я не чувствовала себя одинокой, как раньше. Я дружила одновременно со всем лагерем, со всем этим миром. А этот мир дружил со мной. Каждую неделю всё начиналась по новой, и каждый раз я встречала эти повторения с улыбкой. Если бы не Семён…

– Вставай давай! В институт опоздаешь! – заунывно причитала над ухом мама. И я поняла, что всё вернулось на круги своя, а я – оказалась в реальном мире. Это произошло не вдруг, не сразу, я даже успела морально подготовиться. Так всё и бывает в моей жизни – размеренно и предсказуемо. – Хорошо, сейчас. Понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя, вспомнить, какой сегодня день, да и вообще вспомнить, как я жила раньше. Однако привычка, как говорят, вторая натура, а когда из тебя с пеленок пытаются сделать Мисс Непогрешимость, то и того легче.

В институте ничего не изменилось. Будто бы должно было… Я вела себя как обычно, словно как в лагере, но почему же тогда все натянутые улыбки, больше похожие на звериный оскал, прищуренные лживые глазёнки и заискивающие высокопарные слова так бесили меня теперь? Неужели я настолько отвыкла, неужели тот и этот мир так отличаются? Мне вспомнился Семён… Ведь в нём не было ничего примечательного, более того – раньше я бы никогда и внимания на него не обратила. Не потому что побрезговала бы, а просто потому что в тысячах мелькающих перед глазами каждый день лиц сложно зацепиться взглядом за какое-то одно. Особенно когда в нём и цепляться-то не за что. Однако он был честен со мной, он был искренен, он хотел помочь не потому, что я образцовая пионерка… Чёрт возьми, да поставь на моё место кого угодно – и сейчас ничего не изменится! Подмену не заметят не только мои друзья, но даже и родители! Но Семён не остановился на красивой обложке, а раскрыл книгу и принялся жадно читать – его не волновал образ идеальной девочки, он искал именно меня.

Вскоре идея разыскать его в реальном мире превратилась для меня в идею-фикс. Поначалу затея казалась невыполнимой – ведь Семён не рассказывал о себе почти ничего. Единственным связующим нас звеном оставался номер автобуса – 410. А вдруг и нет никакого Семёна и не было никакого лагеря?.. Однако я всё равно изучила весь маршрут, знала график движения и изо дня в день стояла на разных остановках. Почему бы и нет – только эта мысль помогала мне не бросить всё, не забыть тот прекрасный сон, где я была счастлива. Но время шло. Зима сменилась весной, а та – жарким летом, совсем не похожим на лето в «Совёнке». Осень принесла с собой дожди и отчаянье. Наверное, я не продержалась бы ещё год…

И вот вновь зима, вновь близится тот месяц и то число, когда меня вырвали из реальности, чтобы… Чтобы что? Все события в лагере медленно, но верно забывались, как забываются воспоминания из детства, оставляя после себя лишь размытый образ, окутанный лёгкой розоватой дымкой. Было ли всё именно так, как я помню, или я просто настолько отчаянно силюсь не забывать, что идеализировала тот мир? Существует ли вообще тот Семён, с которым я познакомилась тогда? … Снег повалил сильнее – настоящая метель. Да и время уже позднее – пора бы и домой. Ну, может быть, ещё минуточку… Я отчаянно вглядывалась в белую мглу. Вот в ней начинает проступать чей-то силуэт, сначала смутно, потом всё отчётливее. Кому понадобилось в такое время шляться по улицам? Неужели я таки доигралась и в итоге нарвусь на какого-то маньяка?.. Что же делать? Бежать? Я дёрнулась и быстро отошла от остановки метров на десять. Но ведь если захочет, то догонит. Да может, и не маньяк вовсе, а я всё себе придумала! Тем временем человек медленно приблизился к остановке. Я слышала хруст снега у него под ногами. Ну и ладно – была не была!

Я забежала под козырёк и уставилась вдаль, словно ожидая чего-то. – А вы не знаете, последний автобус уже ушёл? – спросила я. Лучше уж так, чем в тишине… – Вроде бы после двенадцати должен быть ещё один, – неуверенно ответил мне знакомый голос. И тут я всё поняла. Поняла, что «Совёнок» действительно существовал. Поняла, что всё было не напрасно. Поняла, что и в реальном мире я смогу быть той Славей, какой хотела быть всегда. Пусть даже для одного единственного человека.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики