ФЭНДОМ


Вот уже не счесть, сколько недель я нахожусь в этом пионерлагере, и каждый раз все повторяется заново. И хотя мне несколько наскучивает, что события тут раз за разом повторяются вновь, но и из этого я могу извлечь выгоду.

В Этом пионерлагере было довольно много очаровательных девушек-пионерок. И вы не можете представить себе, насколько каждая из них была хороша и великолепна, причем великолепна по своему! Любой ловелас бы растерялся среди такой красоты и никогда бы не смог выбрать одну из них, так и оставшись титаном одиночества! Но тут находился я, Семен! Я быстро заметил, в конце недели тут у всех стирается память. И коварно пользуясь этим, я смог неделю за неделей завести амурные отношения со всеми девушками. Со всеми, кроме одной, Ольгой Дмитриевной, вожатой лагеря.

Эта девушка всегда была холодна ко мне. Хотя мы жили с ней в одной комнате с спали вместе каждую ночь (жаль, что на разных кроватях). Иногда мне казалось, что она заигрывает, приглашает в свою комнату, заставляет таскать сахар, жалуется, что я так поздно пришел... Я старался со всех сил, но ничего не могло растопить лед в её груди.

Но в конце концов страсть возобладала надо мной и больше ничего не могло меня удержать. Исчерпав все мирные способы, я решил завоевать её сердце силой.

По началу все шло успешно. Мне удалось заманить Ольгу Дмитриевну в ночью в темный переулок где я мог овладеть ею и никто бы не услышал криков. На удивление женщина не сильно сопротивлялась, только сказала: «Пожалуйста, не надо этого делать. У меня может начаться бешенство матки и тогда я не сумею себя контролировать». Отлично! Я всегда знал, что она меня любит, но стесняется об этом сказать. Стоит только немного раздуть искру в её душе, и нас охватит пламя настоящих высших чувств!

Vagina dentata.jpg

клац-клац

Но не тут то было. Едва я снял с нее трусы, как услышал громкий щелчок. Я посмотрел вниз и меня охватил ужас. В промежности Ольги Дмитриевны имелись не только половые губы, но и половые зубы, которые были настолько мощными, что смяли стальную пряжку моего ремня, словно это было печенье. Как хорошо, что я решил раздевать сначала её, а потом себя. Я посмотрел выше. Глаза жертвы изнасилования наполнились непередаваемой яростью и свирепостью. Я понял, что медлить нельзя ни секунды, и отпрыгнул проч. Как хорошо, что у меня отличная реакция. Отпрыгни я на мгновение позже, наверняка бы остался баз самой важной мужской части тела. (возможно, здесь автор врет).

Но женщина на этом не успокоилась. Она была явно намерена вновь пустить свои нижние челюсти в ход. Мне ничего не оставалось делать, кроме того, как броситься бежать. Удивительно, как Ольге Дмитриевне удавалось так быстро бегать при её аномалии!? Ведь острые зубы должны были тереть между ногами. Но было ясно — убежать не удастся. И тут я нашел выход из, казалось бы, безвыходной ситуации. Я умел великолепно лазить по деревьям. В школе моим любимым упражнением было лазанье по канату. И я хорошо знал, что залезть на дерево — лучший способ уберечься от бешеной матки. Я мгновенно залез на самую верхушку сосны, на которой не было ни единого сучка. Женщина беспомощно бегала вокруг дерева, пыталась прыгать, хвататься за ствол, но у нее ничего не получалась.

Однако поняв, что в искусстве лазанья по деревьям ей не сравниться со мной, Ольга Дмитриевна нашла другой выход — она начала грызть дерево своими нижними зубами. Учитывая то, что у сосны древесина довольно мягкая, ей, на горе мне, успешно удавалось это делать. Я чувствовал, как несчастное растение содрогается под моими руками от могучих ударов её зубов. Возможно, стоило поискать более прочное дерево, но учитывая, что она сделала с моей пряжкой, даже дуб бы недолго устоял перед её vagina dentata.

Дерево упало. Через мгновение моя голова оказалась внутри её вагины. Вообще, я привык оказывается тут совсем другой частью тела, а учитывая анатомические особенности этой женщины, я бы предпочел вообще воздержаться от столь тесного контакта. Но, к сожалению, выбор мне предоставлен не был.

Через мгновение зубы сомкнулись и я был обезглавлен. Ужасное ощущение, когда у тебя нет головы. Попробовал бежать, но получалось плохо, так как мои глаза остались вместе с головой в Ольге Дмитриевне, и не было видно дороги. Оступился и упал на землю не сделав и нескольких шагов. Все. Это конец. Теперь Ольга Дмитриевна меня совсем съест.

К счастью для меня, внезапно, откуда ни возьмись, появилась Лена. Она, словно тигрица, набросилась на Ольгу с большим острым тесаком, и одним ударом разрубила её пополам на уровне пояса. Из распоротого живота вывалилась моя голова. Однако, даже такая страшная рана не смогла остановить разъяренную женщину. Напротив, она получила двойное преимущество — теперь верхняя половинка могла атаковать меня, а нижняя — Лену.

Завязалась яростная схватка между полутора женщинами. Быстро и решительно Лена вонзила свой острый клинок прямо в зубастую пасть.

В это время верхняя половина больно схватила меня за волосы и с криком «Лови!» кинула мне что-то. Через мгновение я держал в руках какой-то круглый и теплый предмет. Посмотрел перед собой и увидел обезглавленного человека. Я закричал от страха, ослабил руки, и через мгновение почувствовал неприятный удар по затылку. Наконец я понял, что только что уронил собственную голову. Да, я соображал медленно. Неудивительно, что мой разум подвел меня в столь драматичный час. Ведь моя голова была отделена от тела.

Верхняя половина Ольги Дмитриевны сказала мне, что её нижняя половина вышла из под контроля и её никак не удается успокоить, нам остается только спасаться бегством. В это время продолжался поединок между полуОльгой и Леной. Лена пронзила врага клинком, но и это не произвело должного эффекта. Напротив, Лена стала безоружной, а нижняя половина все глубже заглатывала сначала тесак, а затем и руку. Стало понятно, что сейчас рука будет откушена и никак нельзя это предотвратить. Тогда отважная пионерка что было силы отшвырнула от себя противника, и в тот же миг лишилась правой руки и тесака.

Нижняя половина Ольги Дмитриевны озиралась по сторонам, стараясь найти своих врагов. Но это получалось плохо, так как глаза остались у верхней половины. «Отступаем тихо, главное не шуметь», - сказала верхняя половина взяв мою голову. Я в свою очередь взял верхнюю полуОльгу на руки и уже собирался бесшумно отступать, как досадная оплошность все испортила. Я случайно наступил на волосы, и когда поднимал её, больно дернул за них. Несчастная полуженщина женщина завизжала от боли (давно пора). Нижняя половина услышала крик и немедленно бросилась на меня...

Мы сидели в домике. Нас было чуть менее, чем трое с половиной. Я лежал на коленях у Слави, она бережно пришивала мою голову к остальному телу. Лена сидела в углу и левой рукой точила из ложки импровизированный нож, издавая противный звук. На кровати лежала верхняя полу-Ольга-Дмитриевна.

- Интересно, а почему нижняя половина не пытается прогрызть дверь, которая не так прочна, как сосна, с которой она только что расправилась? - спросил я.

- Неудобно кусать плоские поверхности — сказала Ольга.

«А вот если укусить за угол домика, который выпуклый, то вполне можно попасть внутрь», - подумал я, но говорить об этом не стал, так как моим советом могли воспользоваться, и тогда бы в комнате стало на полчеловека больше.

- Надо как-то усмирить мою вторую половинку.

- Я не справлюсь, - сказала Лена.- У меня нет ни тесака, ни моей правой руки.

- Можно отрезать мою руку и пришить её тебе — предложил Я.

- Нет, Семен. Твоя рука мне не подойдет. Мне нужна женская, - возразила Лена.

- У Ольги взять руку нельзя, она не будет наносить вред своему же телу, - сказал Я, - У Слави тоже — она единственная из нас, кто умеет шить, и ей нужны обе руки.

Славя уже закончила работу. Она была великолепной мастерицей — моя голова прекрасно держалась, как будто её никогда не откусывали. Я подошел к окну и выглянул на улицу. Нижней половины негде не было, зато неподалеку лежали рука Лены и её тесак. Видимо, была повреждена пищеварительная система, и они выпали оттуда. Вот бы их сюда принести.

- Слушайте, я могу попробовать принести тесак и руку, тогда Лена восстановит боеспособность, и сможет победить нижнюю половину Ольги.

- Но как, ты же бегаешь медленнее Ольги, особенно учитывая то, что у нее теперь нет тяжелой верхний половины и она почти целиком состоит из ног? - спросила Лена.

-Ничего страшного. Если все сделать быстро, решительно и неожиданно, то она просто не успеет среагировать.

-Давай попробуем — сказала Лена.

Но едва мы приоткрыли дверь, как произошло нечто непоправимое. Верхняя половина Ольги прекрасно слышала наш разговор, и передала наши планы нижней половине, сама того не желая. Едва дверь приоткрылась, как это чудовище, незаметно караулившее нас в кустах, ворвалось в комнату. Разумеется, мои с Леной силы были недостаточны, чтобы справится с ней. Казалось, вот-вот произойдет непоправимое, Славя будет покусана и больше никто не сможет сшить нас обратно.

Но тут в бой с собой вступила верхняя половина Ольги Дмитриевны. Силы были не равны, и низ был явно сильнее. Еще мгновение, и острые зубы Ольги оказались у её шеи. Еще немного, и Ольга откусит себе голову. Но не тут то было! Ольга не Лена, себе она навредить не могла. Нежно поглаживая себя за ноги, Ольга постепенно успокоилась и поставила свою половину на место. Тихонько подошла Славя и начала шить...

Отличная Мастерица! Как я уже говорил, Славя прекрасно умеет обращаться с иголкой и способа заштопать все что угодно! Уже к утру мы все были как новенькие, и вспоминали вчерашнее как страшный сон.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики