ФЭНДОМ


Глава 1Править

Яркое июльское солнце заглядывало внутрь сквозь высокие окна. Мику сидела за роялем, стараясь отвлечься от жары привычным способом - девушка подбирала мелодию к очередной песне, идея которой пришла ей в голову за завтраком. Завтракала Мику обычно в одиночестве, поэтому времени на раздумья ей хватало с лихвой.

Покончив с последним куплетом, она потянулась и встала. Короткая юбка прилипла к бёдрам и пионерка поспешила одёрнуть наряд, с наслаждением чувствуя, как поток воздуха забирается внутрь и охлаждает потаённые места, уставшие и взопревшие от долгого сидения.

Близилось время обеда. Решив немного прогуляться перед походом в столовую, Мику заперла здание кружка и неспешно двинулась в направлении площади. За неделю пребывания в лагере она успела подружиться только с одним человеком - рыжеволосой хулиганкой Алисой. Алиса отпугивала остальных пионеров своим грубым, излишне нахальным поведением, Мику же все сторонились из-за чрезмерной словоохотливости. Репутация изгоев, а также любовь к музыке объединила девушек, и теперь они всё свободное время проводили вместе. Алиса была благодарным слушателем, и Мику могла часами рассказывать подруге о своей жизни, музыке, чувствах, мыслях, о красивом самолёте, летящем в небе и о том, как она сегодня споткнулась о порог музыкального кружка.

В столовой было почти пусто - пионеры отсиживались в своих домиках, прячась от солнца и перебиваясь печеньем и яблоками в ожидании ужина. К вечеру жара обычно спадала, и тогда лагерь начинал проявлять признаки жизни. Ольга Дмитриевна стояла в дальнем углу, около входа на кухню, и о чём-то разговаривала с поварихой. Заметив девушек, она быстро завершила беседу и подошла к пионеркам, которые обустраивались за одним из пустующих столиков.

— А, вот ты где, — обратилась к Мику вожатая, обмахиваясь папкой. — Хотела сказать тебе ещё вчера, но забегалась и забыла - сегодня к нам приезжает новая пионерка. У неё были какие-то проблемы, поэтому она не смогла приехать к началу смены. Я хотела поселить её с Таней из шестого домика, но у той уже второй день насморк и температура. Так что сегодня, Мику, ты принимаешь гостей. Наконец-то тебе будет с кем поболтать, — улыбнулась Ольга Дмитриевна и, не дав девочкам открыть рот, развернулась и вышла из столовой.

— Ну дела, — протянула Алиса, глядя ей вслед. — Что думаешь? Рада? — она перевела взгляд на Мику.

— Конечно-конечно, очень рада, это ведь так скучно - жить одной, а тут живой человек, перед сном можно будет поговорить с ней, — затараторила Мику, ёрзая на стуле от возбуждения. — Интересно, а она любит музыку? Если любит, то можно будет с ней репетировать, она будет петь а я буду играть. Ну или наоборот. А то играть и петь одновременно очень-очень сложно, я быстро-быстро устаю, а ты вечно занята и не можешь мне помочь. — Она на секунду надулась, но затем, вспомнив о чём-то, встрепенулась. — Алис, а пошли я тебе свой магнитофон покажу. Ты ведь его не видела, я только вчера распаковала, всё никак руки не доходили, да и в кружке есть один. Но мой очень-очень хороший, японский, его мне папа подарил, а тот, что в кружке - он старый, хрипит сильно-сильно и плёнку иногда жуёт. Только сперва пойдём в лес, мне надо Фукуро покормить, а то он со вчерашнего утра ничего не ел, я так забегалась, что забыла о нём, бедняжечке...

Девушки покинули столовую и под мерное тарахтение Мику направились по тропинке к лесу.

Полуденный зной успупил место вечерней прохладе, и столовая постепенно заполнялась голодными пионерами. Алиса как всегда где-то пропадала, и Мику пришлось ужинать в полном одиночестве. Почему-то никто к ней не подсаживался, несмотря на то, что свободных мест оставалось всё меньше.

— Ну вот, познакомься со своей новой соседкой, — сзади раздался голос вожатой.

Обернувшись, Мику увидела, что рядом с Ольгой Дмитриевной стоит невысокая пионерка с тёмно-фиолетовыми волосами. Она старательно изучала свои туфли, а на её испуганном лице быстро разливалась алая краска.

— Ой, привет! Очень-очень приятно, я Мику, а тебя как зовут? Мы будем жить вместе, ну ты же уже знаешь, да? Пойдём, я покажу тебе наш домик! — обрадованная Мику вскочила с места.

— Тихо-тихо, не так быстро, — осадила её Ольга Дмитриевна. — Лене сперва нужно поесть, да и тебе не помешает. Вот за столом и познакомитесь. А потом ты проведёшь нашу новенькую по лагерю и всё ей покажешь, договорились?

Мику обрадованно закивала.

За время ужина Лена не проронила ни слова, лишь изредка кивая в нужные моменты. Мику это совершенно не смущало - наличие реального, живого слушателя распаляло говорливую пионерку и она, забыв обо всём, вываливала на новоприбывшую всё новые и новые потоки информации.

Наконец в тарелках кончилась еда, а у Мику в лёгких кончился воздух.

— Ну что, пойдём? — глубоко вздохнув, спросила она. — Что показать тебе сначала? Давай я отведу тебя в свой кружок. Ты любишь музыку? Умеешь на чём-нибудь играть? Не беда, если не умеешь, я тебя научу. На чём хочешь? А может пойдём на пляж? Искупаемся, полежим? У тебя купальник-то есть? Что это я, конечно же есть, ты же в лагерь приехала, как же тут без купальника...

— Извини, пожалуйста, но я очень устала. — пробормотала Лена. — Я пойду, наверное, распакую вещи и лягу спать. Не обижайся, пожалуйста, я правда устала.

Она встала и быстрым шагом направилась к выходу.

Разочарованная Мику вышла на площадь и остановилась в раздумьях. Спать ей не хотелось, да и странно было ложиться в половине восьмого. Пионерка хотела было поискать свою рыжую подругу, но затем решила помочь новенькой с вещами.

Лена сосредоточенно копалась в своём чемодане, аккуратно вытаскивая и расстилая на кровати постельное бельё. Мику двинулась вперёд, собираясь предложить помощь, однако затем резко остановилась, сообразив, что происходит что-то странное.

Лена стояла рядом с кроватью Мику.

Все постельные принадлежности руководителя музыкального кружка были неряшливо брошены на соседнюю кровать, которая стояла пустой с самого начала смены.

— Ой, Лен, постой-постой! — удивлённо воскликнула Мику. — Ты перепутала! Твоя кровать справа, а здесь сплю я. Давай я помогу тебе перестелить всё как надо, а то ты и так из сил выбилась, вон, еле-еле на ногах стоишь.

Лена закончила надевать наволочку на подушку и скользнула взгядом по растерянной пионерке.

— Нет, я не перепутала, — как-то отстранённо произнесла она. — Я не могу спать на той кровати. Понимаешь ли, утром солнце будет светить прямо туда. А у меня на него аллергия, кожа волдырями покрывается и голова болит. Поэтому на ней придётся спать тебе.

Мику непонимающе заморгала. Девушка, стоявшая перед ней, была какой-то другой Леной, совершенно не похожей на стеснительную, молчаливую пионерку из столовой. Даже взгляд был другим - теперь он не пытался убежать вниз. Большие зелёные глаза прямо смотрели на Мику, изучая её реакцию.

— Аллергия? — промямлила Мику. — Тяжело, наверное, жить с таким? Я имею в виду, даже на пляж толком не сходить, не погулять...

— Я не люблю пляжи, — равнодушно сказала Лена. — А перед выходом на улицу мажусь кремом. Помогает, если не находиться на солнце слишком долго.

Она стояла у стола лицом к окну и крутила в руках магнитофон, рассматривая диковинку.

— Может тогда будем задёргивать занавеску перед тем, как лечь спать? У нас, правда, они прозрачные, но давай попросим другие у Ольги Дмитриевны! Понимаешь, я уже так привыкла к этой кровати, тут стенка слева, а я люблю спать на левом боку, а на той кровати я тогда буду спать лицом к стене, а это плохо-плохо, мне всегда снятся кошмары, когда я сплю лицом к стене, а на правом боку будет неудобно... — нерешительно начала Мику, с каждым словом всё больше теряя уверенность.

— Что ж. Тогда у нас проблемы.

Лена резко обернулась и злобно посмотрела на свою соседку.

Магнитофон внезапно выскользнул у неё из рук и с глухим стуком ударился об пол. Крышка кассетника отскочила в сторону.

Мику замерла на месте, ошарашенно глядя на разбитую вещь.

Секунду Лена смотрела на сломанный магнитофон, а затем издала странный звук, похожий на сдавленный смех.

Мику бросилась к отцовскому подарку. Повертев его в руках, пионерка слегка успокоилась - крышка кассетного отдела просто выскочила из креплений и её можно было легко вставить обратно. Антенна радиоприёмника слегка погнулась, но в остальном магнитофон выглядел целым и внутри ничего не бренчало.

— Прости, пожалуйста - пролепетала Лена, глядя на Мику сверху вниз. — Он случайно выскользнул, я не успела поймать. Всё в порядке, он не сломался?

Мику потрясённо смотрела на свою новую соседку. Лицо Лены снова стало пунцовым, а в глазах стояли слёзы, но что-то подсказывало девушке, что произошедшее не было случайностью.


Глава 2Править

— Представляешь, Алис, она прямо на пол его уронила, я не успела поймать. Хорошо хоть не сломала, только антенну погнула, совсем чуть-чуть, ну да я радио и не слушала. А кассеты проигрывает как и раньше, не заедает. И далась ей эта кровать! Надо было мне сразу согласиться, тогда, может, и не случилось бы ничего.

— Подожди-ка, так ты в итоге уступила? После таких вывертов? Да ей в зубы надо было дать и на полу постелить, чтоб знала своё место. Ничего, потом меня к ней отведёшь, я ей растолкую, что к чему.

Девочки сидели на пляже, глядя на темнеющее небо, и обсуждали произошедшее с ними за день. Алиса как всегда поцапалась с кем-то из мужского населения лагеря и весь день провела на сцене, скрываясь от вожатой. С Леной она ещё не встречалась, но из-за рассказа Мику, кажется, заочно уже испытывала к ней неприязнь.

— Да ладно, забудь. Может, это и правда была случайность, — неуверенно сказала Мику.

— Да уж не забуду, не волнуйся. Что там насчёт дискотеки? Готовишься? — Алиса резко сменила тему.

— Ой, да, совсем немного осталось, сегодня всё утро мучилась, слова уже готовы, только музыку дописать осталось, — Мику слегка приободрилась, заговорив о любимом деле. — Алис, а ты уверена, что не пойдёшь? Ты же сама хотела организовать всё это, тебе просто вожатая не дала. Так давай вместе!

— Пффф, — фыркнула Алиса. — Не хотела я этого никогда, просто от нечего делать решила было на гитарке побренчать, о дискотеке даже не думала. А ты сразу напридумывала. Ну а раз Ольга тебя выбрала руководителем - так тебе и отдуваться теперь, — она засмеялась. — Ладно, давай искупнёмся напоследок и по домам, темно уже.


***


Жара сегодня отступила, и лагерь слегка оживился. В столовой почти не было свободных мест.

Алиса опять где-то пропадала, и Мику решила подсесть к Славе и Шурику, чтобы не скучать в одиночестве.

— Ребят, а вы уже познакомились с новенькой? — спросила она, чтобы завязать разговор. — Такая, невысокая, с двумя хвостиками, Леной звать. Она вчера вечером приехала, ко мне в домик заселилась. Что вы о ней думаете?

Славя кивнула.

— Да, Ольга Дмитриевна попросила меня сегодня дать ей обходной. Очень стеснительная девочка, как мне показалось. Не знаю, как она уживётся с остальными, она же даже смотреть на людей боится. А ты что думаешь, Мику? Она твоя соседка, всё-таки, наверняка ты уже узнала её получше. Она тебе понравилась?

Мику вспомнила разбитый магнитофон, валяющийся на полу, и холодные зелёные глаза, внимательно изучающие её.

— Да, такая стеснительная, — помявшись, сказала она. — Она сразу легла спать, мы даже не успели толком поговорить. Сегодня попробую позвать её на прогулку, показать лагерь. Интересно, она пойдёт на дискотеку? Ну вы ведь знаете, в среду у нас дискотека, я, кстати, почти дописала песню специально для неё, только музыку подобрать осталось, а это ведь самое сложное...

За увлекательным рассказом о своей работе Мику не заметила, как к столу, за которым сидели ребята, подошла Лена.

— Извините, я не помешаю? — тихо спросила она, пристально разглядывая угол стола.

— Да, давай, садись конечно. Мы как раз говорили про дискотеку, она через два дня будет, так вот я хотела спросить - ты пойдё... — Мику повернулась к Лене и её взгляд упёрся в стройные ноги девушки, на которых были надеты прозрачные чёрные чулки.

— Лен, а почему ты взяла мои чулки? — с недоумением осведомилась она. — Тебе очень-очень идёт, не сомневайся, просто это как бы всё-таки мои вещи.

Лицо Лены вспыхнуло. Бросив на Мику короткий взгляд, она поспешно отвела глаза в сторону.

— Это мои. — пробормотала она. — Ты их не видела, я вчера не успела распаковать все вещи.

— Но Лена, послушай, у меня точно такие же. Мне папа из Японии привозит, они ещё из материала какого-то необычного - пандекс или что-то вроде этого - у нас здесь таких не делают. Я точно-точно уверена, что это мои чулки, — в голосе Мику нарастало возмущение.

— Может, Лене тоже их папа привёз откуда-нибудь. Не стоит так сразу нападать на человека, Мику, — вмешалась в разговор Славя.

Лена с благодарностью взглянула на неё, осторожно села за стол и аккуратно подцепила пюре вилкой.

За столом повисло тягостное молчание. Мику украдкой взглянула на Лену. Та медленно жевала котлету, внимательно разглядывая содержимое тарелки.

Девушку начинала мучить совесть. А вдруг она и вправду ошиблась? Вдруг это не её чулки? Но они так похожи на те, что отец подарил ей месяц назад...

Пытаясь отвлечься от этих мыслей, пионерка обвела взглядом столовую. Её внимание привлекла Алиса, стоящая у входа.

Рыжеволосая девушка пристально смотрела на Лену. На её лице застыло удивление, смешанное с испугом.

Моргнув пару раз, Алиса перевела взгляд на Мику, а затем вдруг резко развернулась и быстрым шагом вышла из столовой.

Поведение Алисы показалось девушке странным. Мику собиралась догнать подругу и узнать, что же такое она увидела, но желудок отчаянно потребовал сначала доесть свою порцию. Решив, что обязательно расспросит Алису позже, пионерка вновь принялась за еду. Мику очень хотелось проверить, действительно ли на Лене были её чулки, однако до дискотеки оставалось всего ничего, а песня ещё не была закончена. Решив, что обязательно проверит честность своей соседки позже, девочка направилась к музыкальному кружку.

В этот раз жара не мешала работе, и спустя несколько часов на бумагу легли последние ноты. Девушка поставила тетрадь на фортепиано и решила немного прогуляться, прежде чем приступать к финальной правке мелодии.

Выйдя на крыльцо, Мику остановилась и досадливо чертыхнулась, вспомнив, что опять забыла покормить Фукуро. Конечно, он наверняка в состоянии прокормиться и сам, но всё же... А вдруг у него был неудачный день и он не смог ничего поймать? Сидит там сейчас, бедный, голодный...

Захватив кусочек котлеты, тайком унесённый из столовой, девушка вышла из здания кружка и направилась в лес. Мику не стала запирать дверь, рассудив, что за те двадцать минут, что она будет отсутствовать, вряд ли кто-то захочет записаться к ней в клуб - за ту неполную неделю, что она им руководила, единственным посетителем была Алиса, которая одалживала у неё гитару.

Полуденное солнце едва пробивалось сквозь вершины деревьев. Мику пожалела, что не взяла с собой кофту - в лесу было гораздо прохладнее, чем в лагере.

Через десять минут пионерка вышла на небольшую полянку. Посреди неё стоял высокий дуб, уже начинающий подсыхать с одной стороны. Там, на высоте человеческого роста, в глубоком дупле жил Фукуро - маленький серый совёнок. В первый день пребывания в лагере Мику обнаружила, что совёнок совсем не боится её, хоть и не позволяет себя трогать. На предлагаемое пионеркой печенье птица не реагировала, поэтому Мику сбегала в столовую и принесла оттуда кусочек ливерной колбасы. С тех пор она старалась приходить на эту полянку минимум раз в день, обязательно с угощением. Мику надеялась, что когда-нибудь Фукуро даст себя погладить, но пока что сова лишь осторожно принимала у неё лакомство с вытянутой руки, испуганно шарахаясь вглубь дерева всякий раз, когда девочка тянулась к её голове.

— Ну привет, маленький, соскучился небось? Я тут тебе котлетку принесла, сегодня в столовой давали, я вот не люблю котлеты, они почему-то хлебом пахнут, а я хлеб не ем, у него такой мучной привкус, а ещё корка твёрдая, я её жую-жую, а она не жуётся, рис гораздо лучше, мне папа из командировок привозит, такой липкий-липкий, в него рыбу заворачиваешь и ешь - вкуснотища! Жаль, у меня с собой нет, я бы тебе попробовать дала, ой, а ты бы не стал есть, наверное, да?..

Совёнок, высовываясь из дупла, аккуратно брал кусочки еды с руки Мику. Съев половину котлеты, птица принялась таскать остатки к себе в дупло.

— Ну вот, покушал? Теперь отдыхай, поспи немного, я читала, что спать после еды полезно для здоровья, а я завтра опять приду, принесу чего-нибудь, хорошо? — Мику потянулась к пернатой голове, но птица быстро спряталась в дупле.

Разочарованно цокнув языком, пионерка отошла от дерева. Возвращаться в лагерь пока не хотелось, и Мику, решив ещё немного погулять, повернулась к тропинке, ведущей в лес.

За деревьями на краю поляны стояла невысокая фигура. Солнце находилось за её спиной и Мику не могла рассмотреть, кому принадлежал силуэт.

— Эй? — крикнула девушка. — Эй, ты кто? Ты заблудился? Алиса, это ты? Чего ты там делаешь, иди сюда, я как раз песню дописала, давай вместе сыграем?

Силуэт исчез за деревьями, как только Мику сделала несколько шагов в сторону фигуры.

На душе у девушки стало тревожно. Кто-то за ней следил? Но зачем?

Желание гулять пропало. Пионерка быстрым шагом направилась в лагерь, вздрагивая от каждого шороха.

Из открытых окон музыкального кружка доносились невнятные звуки, отдалёно напоминающие собачий вальс. Мику с любопытством открыла дверь, гадая, кто же решился её посетить.

За роялем, неуверенно тыкая пальцем в клавиши, сидела Лена. Услышав стук двери она обернулась.

— Привет ещё раз, — тихо произнесла она. — Мне тут обходной подписать надо. Вот, — она протянула Мику листок бумаги.

— А, да, конечно-конечно, здорово-то как, — Мику сразу забыла о сегодняшнем происшествии с чулками. — Ты записываться, пришла, значит? А на чём ты играешь? У нас тут гитара, барабаны, тромбон есть, вон он, там, в углу стоит. Тут даже... — Мику запнулась, но затем продолжила с прежним энтузиазмом. — Тут даже магнитофон есть, можно зарубежную музыку слушать и учиться играть так же. Ты слышала про группу "АББА"? У меня есть их кассеты, так здорово поют! А ты петь умеешь? Если не умеешь - не беда, я тебя научу! Это очень-очень легко, надо просто расслабить живот и...

— Спасибо, но я не за этим пришла, — оборвала восторженную девушку Лена. — Подпиши обходной, пожалуйста, и я пойду.

— А как же кружок? Ты не хочешь записаться? — разочарованно спросила Мику.

Лена смотрела ей прямо в глаза и криво улыбалась.

— В кружок? Нет, спасибо, у меня есть другие дела. Да и оборудование тут не очень. Пианино вон всё дребезжит, играть невозможно. Так ты подпишешь?

— Это рояль, — упавшим голосом сказала Мику. Слова Лены сильно её задели. — И он не дребезжит, я его сама настраивала, просто... Просто там колки расшатались и... Ну да, дребезжит немного, но...

Она окончательно растерялась и замолчала. Стеснительная на публике, Лена преображалась наедине с Мику. Но Мику никак не могла понять, почему эта девочка к ней так относится?

— Ну, так ты подпишешь? — нетерпеливо повторила Лена. — Мне ещё в три места зайти надо, я и так тут тебя полчаса прождала.

Мику молча взяла у неё обходной лист и поставила свою подпись рядом со строчкой "Музыкальный кружок". Лена забрала бумажку и направилась к выходу, лишь перед самой дверью бросив сухое "спасибо".

Некоторое время Мику стояла, слушая удаляющиеся шаги своей посетительницы, а затем, вспомнив о незаконченной работе, повернулась к роялю.

И только сейчас она заметила, что на пюпитре было пусто. Её нотная тетрадь со всеми записями пропала.

В надежде, что её просто сдул порыв ветра, Мику заглянула за рояль. Потом в рояль. Потом на книжную полку, где беспорядочно громоздились книги по музыкальной теории. Затем она перерыла весь кабинет, но результата это не принесло. Тетрадь исчезла бесследно.

Выбежав на крыльцо, девушка в растерянности остановилась. Лены уже не было видно, однако с момента её ухода прошло не так много времени. Припомнив список мест в её обходном листе, Мику побежала к медпункту, надеясь перехватить её там, и на полпути столкнулась с Леной, выходящей из здания кружка кибернетики.

— Стой! Лена! Подожди! — закричала запыхавшаяся пионерка. — Лена! Отдай, пожалуйста, мою тетрадь.

— Тетрадь? Какую тетрадь? — девочка с фиолетовыми волосами взглянула на неё. На секунду Мику показалось, что она ухмыляется.

— Мою. Она в клубе на рояле лежала, а потом я ушла, совсем-совсем ненадолго, вернулась, а её нет. Там очень-очень важные записи, ты не представляешь, я весь лагерь подведу, если они пропадут!

— Весь лагерь, а? — Лена пристально смотрела на свою соседку. — Погоди-ка, и ты подумала, что я украла твою тетрадь? — Она повысила голос. — Ты обвиняешь меня в воровстве только потому, что я зашла в незапертый кружок и подождала там тебя? Это всё из-за того, что случилось утром, да? Сначала чулки, потом тетрадь. Что я украду у тебя следующим? Часы? Магнитофон? — Лена уже кричала, не сдерживая себя. В её глазах блестели слёзы.

Мику оторопело смотрела на неё. Конечно, у неё не было никаких оснований полагать, что именно Лена была причастна к исчезновению записей. Уходя кормить сову, пионерка и вправду не заперла дверь, и за те полчаса, что она отсутствовала, кто-то из лагеря вполне мог зайти и взять тетрадь.

В памяти Мику всплыл вчерашний вечер. Её постельное бельё, небрежно сваленное в кучу. Разбитый магнитофон на полу. И лицо Лены, злобно смотрящей ей в глаза.

— Что случилось? Кто здесь кричал? — со стороны площади к девушкам спешила Ольга Дмитриевна. За ней бежали Славя и Алиса. — Мику, Лена, что здесь произошло? Вы в порядке? Целы? Кто-то вас обидел?

Мику растерянно переводила взгляд с заплаканного лица Лены на Ольгу Дмитриевну и обратно, не решаясь рассказать о случившемся.

— Мы... Я... — пробормотала Мику, сбитая с толку реакцией Лены. — У меня просто записи пропали, важные очень. Понимаете, я готовилась к дискотеке, писала песню, долго писала, а теперь...

— Она думает, что это я украла, — всхлипнула Лена. — Я просто зашла к ней в кружок, а там никого не было... А потом она пришла и подумала, что это я взяла.

Ольга Дмитриевна посмотрела на Мику.

— Это правда? Ты действительно так подумала?

— Ну... — Мику секунду колебалась с ответом. — Сначала да, а вообще, конечно, это мог быть кто угодно, я ведь не заперла дверь, когда уходила...

Вожатая нахмурилась.

— Лена очень хорошая девочка, она не стала бы этого делать. Ладно, мы с этим разберёмся. Мне очень жаль, что твои труды пропали, Мику, но это не страшно - можно будет поставить что-нибудь из твоих кассет. Мелодии и ритмы зарубежной эстрады - самое то для подобного мероприятия. В общем, не расстраивайтесь, это не конец света. Ну, успокоились? Вот и отлично, а теперь давайте все займёмся своими делами.

Лена вытерла глаза платком, который дала ей Славя и, уперев взгляд себе под ноги, быстро пошла в сторону медпункта. Ольга Дмитриевна, одарив Мику на прощание строгим взглядом, направилась к столовой. Славя поспешила за ней.

Обескураженная Мику осталась стоять в одиночестве посреди лагеря. Ей хотелось заплакать, но она держала себя в руках.

Вспомнив, что вместе с вожатой на крик прибежала и Алиса, девушка покрутила головой, пытаясь найти свою подругу. Она, к удивлению Мику, стояла у стенки котельной, словно прячась от кого-то. Перехватив её взгляд, Алиса осторожно заглянула за угол, и лишь убедившись, что все ушли, покинула своё укрытие.

— Ну дела, — протянула рыжеволосая девочка, оглядываясь по сторонам. — Ты правда думаешь, что это она украла?

— Не знаю, Алис, — протянула Мику, с любопытством глядя на подругу. — Кроме неё в кружок уже неделю никто не заходил. Да и вчерашнее... А чего это ты такая? Что высматривала?

— Да так, — отмахнулась она. Затем задумчиво сказала: — Пойдём-ка в твой кружок, поищем ещё раз. Вдруг ты всё-таки сама свою тетрадку прохлопала.

— Да я уже всё-всё перерыла, нет там ничего — вяло откликнулась Мику, но всё же приняла предложение подруги. Очень не хотелось, чтобы её труд вот так бесследно исчез.

Закончив обыск, девочки вышли на улицу и медленно поплелись в столовую.

— Знаешь, почему я там столбом встала, когда Ленку-то увидела? — нарушила тишину Алиса. — Я же её до этого момента не встречала, а ты мне её только в общих чертах описала. Зелёные глаза, фиолетовые волосы... Обычная пионерка, такие по улице толпами ходят. Короче, знаю я её, давно уже, с детства. В одном дворе живём... жили раньше. Так вот: странная она очень. Гулять никогда не выходит, всё дома сидит. Ну да это не главное, — девочка взглянула на вечернее небо и, набрав в грудь воздуха, продолжила: — Ненормальная она. В психушке долго лечилась, совсем недавно вышла. Я уже переехала к тому времени, мы не пересекались особо, так что подробностей не знаю. Да и не особо хочется, — усмехнулась девушка. — Но то, что ненормальная - факт. Не общается ни с кем, в магазин только вечером выходит, когда народ уже спать идёт. И истерит часто. На пустом месте может сопли развести. Вот мне и не хотелось, чтобы она меня видела, ещё выкинет чего. Мне тут и так проблем хватает.

После ужина Алиса убежала на пляж, а Мику пошла к себе в домик. Сил у девочки не оставалось, а настроение было ужасным. Мысли постоянно возвращались к пропавшей тетради, и чем больше Мику об этом думала, тем яснее понимала — этого не мог сделать никто, кроме Лены. Перед глазами встали очертания тёмной фигуры, прячущейся за деревьями. Лена! Так вот кто следил за ней там, в лесу! Убедилась, что Мику ещё нескоро вернётся, побежала и украла тетрадь. Интересно, куда она её дела? Скорее всего выбросила куда-нибудь в кусты. Завтра надо будет поискать около клуба - вряд ли она успела унести записи далеко.

Подойдя к двери своего домика, Мику взялась за дверную ручку и глубоко вздохнула, пытаясь перебороть тревогу. Лена наверняка уже была там, и самым большим желанием Мику сейчас было застать её спящей - девушке очень не хотелось разговаривать со своей странной соседкой.

Изнутри доносились приглушённые звуки. Мику прислушалась, а затем осторожно приоткрыла дверь.

Лена лежала на своей кровати лицом вниз, уткнувшись в подушку. Её тело вздрагивало в такт глухим рыданиям.

Мику в нерешительности стояла на пороге. Внезапно Лена приподняла голову.

— Ненавижу! — злобно выкрикнула она. — Ненавижу, ненавижу! — Из её груди вырвался протяжный всхлип. — Убью её, убью!


Глава 3Править

— Привет. Можно тут сесть?

Мику оторвалась от тарелки c борщом и подняла глаза. Перед ней стояла Лена с подносом в руках.

— Садись, — непривычно коротко ответила девушка и вновь принялась за еду.

Сегодня утром Лена предложила ей поискать пропавшую тетрадь вместе. Мику сперва растерялась - это никак не вязалось с тем, что она увидела вчера вечером - но затем всё же приняла помощь своей соседки, стараясь не выдавать свою неприязнь. Тем не менее вчерашний крик Лены всё ещё звенел у неё в ушах.

— Прости, что я вчера сорвалась, — спустя пару минут заговорила Лена. — Просто у меня в последнее время было много неприятностей в жизни. Наверное, я отреагировала слишком резко. Забудем? — она исподлобья взглянула на собеседницу.

Слегка поразмыслив, Мику неуверенно улыбнулась:

— Договорились. Мир.

Вполне возможно, что Мику вчера действительно переборщила с подозрениями, а для Лены это стало последней каплей. В таком случае попробовать начать всё сначала - довольно неплохая идея.

Некоторое время девушки болтали, не забывая при этом поглощать еду. Лена сегодня была намного более словоохотливой, чем в предыдущие дни. За пять минут Мику успела узнать, что она почти всё свободное время проводит в библиотеке, всё-таки обгорела на солнце и подружилась со Славей.

Когда в тарелке осталась пара ложек борща, Мику встала из-за стола.

— Лен, погоди немного, я сейчас. Забыла пюре взять! — крикнула она, убежав на кухню.

Повариха сегодня была не в духе, поэтому Мику сперва пришлось прослушать длинную речь о плохих пионерах, которые опаздывают на обед, забывают взять свою еду, а потом, паразиты, ещё и оставляют недоеденное. Спустя пять минут ей наконец удалось заполучить свою порцию, и девушка устремилась обратно за свой столик.

Там, болтая под столом ногами и уничтожая борщ с поразительной скоростью, сидела Ульяна. Лены поблизости не было видно.

— Ой, Ульян, привет, а где Лена? Она только что тут сидела, мы вместе ели, а я потом за пюре пошла, потому что забыла его взять, а меня там повариха задержала, — оглядываясь по сторонам, обратилась к девочке Мику.

— А, она убежала куда-то. Я сюда когда шла, видела, она прям пулей вылетела. Наверное, понос прошиб, — хихикнула Ульяна и тут же боязливо покосилась в сторону Ольги Дмитриевны, сидевшей за соседним столиком. Та, кажется, ничего не расслышала.

Сев на своё место, Мику пододвинула тарелку с остатками борща и зачерпнула полную ложку.

— Ммммааааэээхх.

Рот обдало огнём, дышать вдруг стало очень трудно. Пытаясь унять боль, ничего не понимающая пионерка схватила полупустой стакан с чаем и одним глотком осушила его.

Секунду спустя к ней пришло осознание того, что в стакане был не чай. Мерзкая горечь разлилась по языку. Мику почувствовала, как маслянистая жидкость медленно сползает по горлу, и в следующую секунду её стошнило.

Глаза застилали слёзы. Девушка почувствовала, как кто-то схватил её за руку и потащил на улицу.

Через несколько минут боль утихла, и рвотные позывы прекратились. Мику пару раз моргнула, избавляясь от слёз, и обнаружила, что сидит на скамейке около столовой. Рядом стояли Ольга Дмитриевна и Славя.

— Лучше стало? — с тревогой спросила вожатая. — Славя, сбегай-ка за Виолеттой.

— Нет-нет, не стоит, — судорожно выдохнула Мику. — Мне уже лучше, честно-честно. Я сама не знаю, что произошло. Я ела борщ, и вдруг обожглась, хотя он уже совсем остыл. Как будто...

Мику остановилась на полуслове.

Лена выбежала из столовой, даже не доев свой завтрак. Лена осталась одна за их столиком, когда Мику побежала за забытой порцией. И Мику пробыла на кухне очень долго, выслушивая ворчание поварихи.

Борщ был обжигающим, как будто... Как будто туда насыпали перца.

И Лена вполне могла это сделать.

Мику медленно подняла взгляд на вожатую.

— Ольга Дмитриевна, давайте вернёмся в столовую. Мне надо кое-что проверить.

Не дожидаясь ответа, она встала и направилась к месту происшествия.

Пионеры в столовой удивлённо косились в её сторону, но Мику, казалось, не замечала этих взглядов. Аккуратно обойдя красную лужу, она подошла к своему столику и осторожно зачерпнула ложкой густую массу из своей тарелки.

Одного взгляда на неё хватило, чтобы Мику убедилась в своей правоте - остатки борща, лежащие в тарелке, были обсыпаны красным перцем. Его было так много, что он образовывал некое подобие кашицы.

Рядом с тарелкой стоял пустой стакан, на стенках которого осели маленькие блестящие капельки. Девушка поднесла его к лицу, чтобы получше рассмотреть, и в нос ей ударил мерзкий запах касторового масла.

— Что такое, Мику? — подошедшая Ольга Дмитриевна с подозрением рассматривала содержимое тарелки. — Здесь что-то не так. Как будто перцем посыпано.

— Да-да, это и есть перец, — подтвердила её подозрения пионерка. — Я полную ложку зачерпнула и у меня сильно-сильно во рту защипало, я чаем запила, а там не чай оказался, а касторка, ну я и не сдержалась, — она покосилась на лужу борща на полу. — Я честно-честно не хотела, просто оно само вырвалось.

— С тобой ведь Ульяна сидела, да? — вдруг спросила до сих пор молчавшая Славя. — Ты из-за стола не вставала? Никуда не отходила?

— Я? Да... Но нет... То есть я не думаю... Ульяна такого бы не сделала, — замотала Мику головой. — Она пришла-то тогда, когда я уже есть заканчивала, я с кухни как раз вернулась и тут...

Пионерка смолкла. Действительно, что мешало Ульяне сотворить очередную глупость и высыпать пакетик перца ей в тарелку, а затем наполнить стакан мерзким маслом?

— Ульяна! — на всю столовую закричала вожатая. — Ульяна, подойди сюда.

Красноволосая девочка не заставила себя ждать.

— Да, Ольдмитривна? — подскочила она, бросая на Мику полные любопытства взгляды. — Чего тут случилось-то?

— Это ты нам расскажи, — спокойно произнесла Ольга Дмитриевна. — Что ты сделала с Мику? Что подсыпала ей в суп?

Глаза Ульяны округлились, брови взметнулись вверх. Пару секунд она молча смотрела на вожатую, а затем закричала:

— А что я-то сразу? Чуть что - сразу я! Это вон, может Лена вообще, у неё спросите! Чего она так убежала из столовой-то?! Я вообще сюда пришла пять минут назад!!

— Не вали с больной головы на здоровую, — нахмурилась вожатая. — Кто у нас любит глупые розыгрыши? Лена? Значит так, бери тряпку и убирай всё, что ты здесь натворила. Без разговоров! — повысила она голос, видя, что Ульяна собирается возразить.

Тихо всхлипывая, девочка поплелась в подсобку. Мику проводила её взглядом. Конечно, в словах вожатой был резон - никто в лагере не любил розыгрыши так, как Ульяна. Но что-то подсказывало ей, что как раз в этом случае шаловливая бестия не была ни в чём виновата. Это подстроила стеснительная девушка с фиолетовыми волосами, ещё совсем недавно просившая у Мику прощения и предлагавшая начать всё заново.

Желудок окатила тёплая волна, и Мику стошнило во второй раз.


***


Ночью Мику то и дело просыпалась от неприятных ощущений в животе. Медсестра дала ей две пачки угля, промыла обожжённый рот каким-то солёным раствором и посоветовала пить крепкий-крепкий чай, дабы "избежать ночных происшествий". Мику не поняла, что она имеет в виду, но совету последовала.

В комнате раздалось тихое шуршание. Приоткрыв глаза, Мику увидела, как её соседка спешно одевается. Девушка перевела взгляд на часы. Половина седьмого. Куда это она собралась в такую рань?

Лена застелила кровать и пошла к двери, стараясь не шуметь. Мику хотела окликнуть её, но затем передумала и вновь погрузилась в беспокойный сон.

Проснувшись в очередной раз, она увидела, что в комнате уже светло. Через полупрозрачные шторы был виден кусок неба, сплошь затянутый грязно-белыми облаками. Мику взглянула на будильник - почти двенадцать. Она проспала и линейку, и завтрак. Ну что ж, во всяком случае, у неё была на то уважительная причина.

Вспомнив кое о чём, пионерка откинула одеяло. Быстро одевшись, она заправила свою постель и пошла в столовую.

После долгих уговоров повариха всё-таки выдала ей целую котлету. Девочка аккуратно завернула её в бумажку и, поблагодарив ворчливую женщину, направилась в лес.

Когда Мику дошла до знакомой полянки с дубом посередине, от котлеты осталось чуть больше половины. Девушка и не подозревала, что была так голодна - ещё бы, ведь вчерашний неудачный обед был последним, что она ела.

— Фуку! Фукуро! Соскучился, бедный? — ласково произнесла она, подходя к дереву. — Иди сюда, я тебе покушать принесла.

Совёнок выглядывал из дупла, ожидая угощения. Мику осторожно протянула ему кусочек котлеты, но птица не реагировала на еду, внимательно смотря куда-то вдаль, на край поляны.

— Эй, дурашка, кушай же.

Совёнок не отрывал взгляд от чего-то за спиной Мику.

Шорох травы заставил девушку обернуться.

Никого. Наверное, просто ветер шевельнул куст.

Пионерка повернулась к птице. Совёнок по-прежнему смотрел в одну точку.

— Эй, ты чего? Не хочешь? Ну хоть про запас возьми.

Мику осторожно вытянула свободную руку и легонько коснулась его головы.

Голова наклонилась, а затем полетела вниз с края дупла.

Девушка отстранённо смотрела на кровавый обрубок, которым заканчивалась птичья шея. Из середины торчали тонкие косточки, а по краям чернела запёкшаяся кровь. Из желудка начал подниматься жгучий комок, и Мику поспешно отвела взгляд в сторону.

Рядом с деревом, в примятой траве, валялся большой камень. Сверху на нём виднелись бордовые потёки с налипшими перьями, а чуть поодаль валялась обезглавленная тушка совы.

Глава 4Править

Мику бежала в лагерь, старательно сдерживая слёзы. В голове мелькали несвязные мысли. Касторка. Стошнило. Тетрадь. Не везёт? Магнитофон. Кровать. Лена.

Лена.

Тёмная фигура, прячущаяся за деревьями.

Если предположить, что это всё-таки была Лена, то всё как-то очень легко встаёт на свои места. Проследив за своей соседкой, она выкрала её нотные записи, а затем пришла обратно на поляну и убила Фукуро.

Лена.

Странная девочка с непредсказуемыми поступками. Вчера она извинялась за своё поведение и просила всё забыть.

А сегодня она убила живое существо.

Пионерка попыталась привести мысли в порядок. Она уговаривала себя не делать поспешных выводов, но чем больше девушка размышляла, тем меньше сомнений у неё оставалось.

Она застала Лену выходящей из библиотеки. Боязливо оглядываясь, та быстрым шагом направлялась в сторону их домика, сжимая в руке толстую книгу в красном переплёте.

— Стой! — крикнула ей Мику. — Ты где была сегодня утром?

Лена вздрогнула и замерла на месте.

— Мику? — голос у неё дрожал. — Ты меня очень напугала. Пожалуйста, не...

— Где ты была? — перебила её Мику. — Куда ты ходила в такую рань?

— Я в библиотеку пошла, мне почитать захотелось. Да вот, я только сейчас оттуда вышла. А почему тебя это беспокоит? — Лена, кажется, слегка успокоилась.

— Ты ходила в лес?

— В лес? Нет, конечно. Там страшно и совы водятся. — Лена неожиданно усмехнулась. — Терпеть не могу сов.

В глазах у Мику потемнело.

— Ты! Это ты! — закричала она, уже не сдерживая слёз. — Зачем?! Что он тебе сделал? Почему?! Почему?! — девушка зашлась в рыданиях и бросилась на Лену, молотя кулаками по её груди.

Чьи-то руки схватили Мику за плечи и резко потянули назад.

— Ты с ума сошла? — раздался возмущённый голос Слави. — Что ты творишь, Мику?

— Она... Она... Фуку... В лесу... — слова перемежались с судорожными всхлипами. — Он там, лежит. Камнем... А потом голову... Бедный, — Мику снова залилась слезами.

Славя перевела взгляд на Лену.

— Что здесь произошло? О чём она?

— Я не знаю, — тихо ответила Лена, стараясь не смотреть на свою соседку. — Я только вышла из библиотеки, а тут вот...

— А ну-ка пойдём, — Славя схватила Мику за руку и потянула куда-то в сторону площади. — Расскажешь Ольге Дмитриевне, что произошло.

Вожатая выслушала сбивчивые объяснения девушки с нахмуренным лицом. Лена, стоявшая рядом, хранила молчание. Заговорила она лишь после того, как Мику завершила рассказ:

— Послушай, я не знаю, почему ты подозреваешь во всём меня, но честное слово, я бы ни за что не причинила вреда живому существу.

— Врёшь! Врёшь! Ты только что сказала, что ненавидишь сов! Зачем ты следила за мной вчера?! Ты!.. — и, не дожидаясь ответа, Мику развернулась и побежала прочь с площади. Вожатая что-то кричала девушке вслед, но ей было наплевать.


***



Алиса сидела на сценическом помосте и, жуя травинку, внимательно слушала свою подругу.

— ...а ещё я камень потом осмотрела - ну на всякий случай, думаю - вдруг его съел кто-то, вот прямо на камне, оттого и пёрышки, и кровь - так нет, Алис, там такие борозды были, как будто на нём резали что-то недавно, — на слове "что-то" голос Мику дрогнул.

— Дела... — протянула рыжеволосая девушка. — Значит, Ленка следила за тобой вчера? А потом спёрла твою тетрадь?

— Ну, я так думаю, да, — кивнула Мику. — А сегодня она рано-рано куда-то ушла. Сказала, что в библиотеку, но библиотека так рано не открывается.

— Лады, — хлопнула себя по коленям Алиса. — Надо выводить эту дрянь на чистую воду. Говоришь, она со Славей подружилась? Попробую разузнать, что к чему, покручусь в нужных местах. Не боись, отомстим мы за твою птицу.

Приободрившаяся Мику шла в сторону своего домика. После пережитого ей очень хотелось спать, настолько, что девушку сейчас даже не пугала мысль о том, что сегодня она будет ночевать в одной комнате с убийцей.

Открыв дверь, она увидела Лену, сидящую за столиком у окна. Мику направилась к своей кровати, стараясь не замечать свою соседку, но та неожиданно вскочила с места и подалась ей навстречу.

— Ну как ты? Бедняжка, я представляю, что ты сейчас чувствуешь! — воскликнула Лена. — Ничего не говори, я всё понимаю. Смерть дорогого тебе существа - это ужасно! Вот, присядь, выпей тёплого чаю. Я специально заварила, это цейлонский, очень вкусный, — она открыла термос. — У меня ещё печенье есть, "Юбилейное", я его очень люблю, особенно с молоком. Хочешь?

Мику с удивлением смотрела на тёмно-коричневую жидкость, плескавшуюся в её кружке. Принять угощение своей странной соседки или отказаться? Девушка вдруг поняла, что от этого решения, возможно, будет зависеть её жизнь. Лена, протягивая ей кружку с чаем, излучала заботу и тепло, но в душе Мику быстро расползался страх. Что опять задумала Лена? Что находится в кружке?


Глава 5Править

Не могу!

Мику оттолкнула руку Лены, протягивающую ей кружку.

— Нет! Нет, я... Я не могу. То есть... Я очень устала и хочу спать. Выпей лучше сама.

Лена внимательно посмотрела на Мику. В её взгляде читалась обида.

— Не хочешь, да? Ну ладно, я тогда Славе отнесу, вместе попьём. Она чай любит, не станет отказываться.

Она схватила упаковку печенья, термос, и быстро вышла из домика. Мику проводила её взгядом. Кажется, она ошиблась. Похоже, в этот раз Лена действительно не хотела причинить ей вреда. Но, в таком случае, к чему всё это было?

Оставшись одна, девушка оглядела комнату. Спать расхотелось, и пионерка решила побольше узнать о своей соседке. В тумбочке не оказалось ничего интересного - обычные полотенца, запасные майки, слегка застиранные трусики... В коробках на нижней полке также была лишь скучная канцелярия - похоже, Лена хотела научиться рисовать, однако беглого взгляда на её рисунки хватило, чтобы понять — затея не слишком удачная. На всякий случай Мику просмотрела все бумаги, надеясь отыскать среди них свои ноты, но её ждало разочарование.

На средней полке громоздилась куча книг. Мику осмотрела корешки: "Унесённые ветром", "Поющие в терновнике", "Джейн Эйр"... Среди бесконечных любовных романов выделялась лишь одна книга, без названия и в красном переплёте. Девочка осторожно вытащила её и наугад раскрыла на середине.

"...и она опять обвинила во всём меня. Я не знаю, что делать дальше, но больше так продолжаться не может".

Похоже на дневник.

С улицы донесся тихий звук шагов. Мику быстро сунула находку на место.

Вошла Лена. Судя по невскрытой пачке печенья, у Слави тоже не было желания чаёвничать. Стараясь не смотреть на соседку, Лена положила термос и печенье на стол и, подойдя к своей кровати, начала быстро раздеваться.

Внезапно в помещении стало очень душно, а перед глазами, издавая пронзительный звон, замелькали чёрные точки. Ощущая в теле противную слабость, Мику с трудом добралась до своей кровати и рухнула на неё, даже не сняв одежду. Комната закружилась перед глазами, и пионерка провалилась в темноту.

Мику открыла глаза. Домик был залит бледным лунным светом, который искажал очертания предметов и вселял непонятную тревогу. Рядом с кроватью стояла Лена. Её распущенные волосы были спутаны, широко открытые зелёные глаза смотрели на Мику не моргая.

— Лена? — неуверенно заговорила с ней девушка. — Лен, ты чего не спишь? Потеряла что-то?

Её соседка наклонилась, приблизив своё лицо к лицу Мику. Ухмылка растянула чёрный провал её рта.

— Просыпайся, ты уже поспала, — она тихо рассмеялась.

Ослабевшая от страха, Мику силилась пошевелиться, но тело почему-то её не слушалось.

— Я долго спала? — спросила она просто для того, чтобы нарушить тишину.

— Не очень, — Лена слегка отступила от кровати.

От входной двери отделилась темная фигура. Мику с трудом узнала в ней Славю.

— Ну что, приступим? — спросила у своей подруги помощница вожатой.

— Давно пора, — гримаса ненависти исказила лицо Лены. — Она слишком много знает.

В руке у неё блеснуло лезвие кухонного ножа. Сделав шаг вперёд, она резко замахнулась. Комната вновь погрузилась во тьму.


***


Мику проснулась от яркого солнца, светившего ей в лицо. Пионерка чувствовала себя слегка неуютно после ночного кошмара, однако в целом по сравнению со вчерашним днём её состояние улучшилось.

Откинув одеяло, она обнаружила, что на ней нет одежды - лишь светло-зелёные трусики, сползшие на бёдра.

Девушка вспомнила события вчерашнего вечера. Она отключилась сразу после того, как Лена вернулась от Слави. Получается, это Лена сняла с неё одежду? Мику представила, как её соседка стягивала юбку с чулками с её стройных ног, как расстёгивала лифчик и смотрела на её небольшую, но аккуратную грудь, и её затопила волна горячего стыда.

К счастью, самой Лены в комнате уже не было - она опять встала ни свет ни заря и убежала по своим таинственным делам. Мику торопливо оделась и только теперь вспомнила про вчерашнюю находку. Дневник всё так же стоял на средней полке.

Раскрыв его, пионерка принялась листать страницы. В заметках отсутствовали какие-либо имена, только сокращения - видимо, хозяйке дневника было что скрывать. Жизнь Лены не казалась слишком насыщенной — большая часть дневника была посвящена впечатлениям от прочитанных книг. Школу Лена не любила, хоть и была отличницей. Судя по некоторым записям, у девочки были проблемы в отношениях со сверстницами - у неё вымогали деньги и часто унижали.

Заполненные страницы дневника уже заканчивались, когда Мику наткнулась на первую интересную запись:


3.07.1988 "Сегодня она поймала меня во дворе, когда я шла из школы. Опять грозилась рассказать папе. Пришлось отдать всё, что мне выдали на этот месяц. Когда же это кончится? Н. заболела, температурит и ничего не ест. Мама вызвала врача, он сказал, что это простуда, хотя насморка и кашля у неё нет. Прописал какие-то таблетки. Всё из-за её дурацкого кружка зоологии. Мотается туда через весь город, вот и подцепила заразу".

6.07.1988 "Н. хуже, увезли в больницу. Кашляет кровью, часто рвёт. Хотела поехать с ней, но мама сказала, чтобы сидела дома. Завтра после школы навещу. Беспокоюсь".

8.07.1988 "Всё очень плохо. Врачи сказали - орнитоз в тяжёлой форме. Дура, я же говорила ей, чтобы не трогала своих идиотских сов! Но она клялась мне, что только смотрит. Бредит, даже не узнала меня. Держись, сестрёнка!"

9.07.1988 "Н. умерла сегодня ночью".

Мику ненадолго оторвалась от чтения, переваривая информацию. Год назад умерла сестра Лены. Возможно, Лена ещё не до конца оправилась от потрясения - и этим объясняется её странное поведение.

Следующая запись была датирована десятым февраля 1989 года. "После лечения стало немного легче. Узнала, что у Д. умерли родители и поэтому её забрали туда, где ей самое место. Счастлива. Вчера было полгода, как Н. не стало. Ходила на могилку. Когда стояла там, услышала, как где-то рядом ухает сова".

Бумага в конце записи была прорвана и смята. На странице то тут, то там виднелись чернильные брызги.

Мику захлопнула дневник и задумалась. С одной стороны, ей было жалко Лену, которой довелось пережить потерю родного человека, с другой же - эти записи подтверждали её подозрения. У Лены была причина не любить сов, а значит, она вполне могла убить Фукуро. "После лечения". Получается, Алиса говорила правду? Лена действительно лежала в психбольнице? И почему она обрадовалась, когда умерли чьи-то родители? Похоже, что она не настолько невинная, какой хочет казаться.

Но почему она вчера так заботливо отнеслась к Мику? Отводила от себя подозрения? Замышляла что-то? Или она действительно ни в чём не виновата?

В висках застучало. Решив, что вернётся к размышлениям позже, девушка вышла на улицу и подставила лицо под поток прохладного утреннего воздуха. До завтрака оставался примерно час, и пионерка решила отвлечься от событий последних дней, занявшись любимым делом.

Рука привычно легла на клавиши. Прежде, чем начать играть, Мику всегда проверяла, не расстроен ли инструмент.

На первой октаве пальцы музыкантши споткнулись. Почему-то фортепиано перестало издавать звук. Изнутри доносились лишь глухие удары молоточков.

Странно. Такого ещё никогда не случалось. Пионерка нажала на педаль и попыталась пробежаться по проблемному месту ещё раз. Звука по-прежнему не было.

Неужели струны лопнули? Девочка нехотя поднялась с табурета и, обойдя рояль, открыла крышку.

Пронзительный визг заполнил комнату.

Внутри лежало обезглавленное тело совы.


Глава 6Править

— Да, Алис, в баню. Нет, недолго. Давай потом погуляем, а то... ну, сама понимаешь.

На лагерь опускались летние сумерки. Мику с полотенцем на плечах шла в направлении бани, стараясь просто наслаждаться прохладным летним вечером и не думать ни о чём. Получалось плохо. Из головы уже третий день не лезла страшная находка.

Теперь она приходила домой поздно ночью, когда Лена уже спала, и не появлялась там днём без крайней необходимости. Ей было страшно находиться в одном помещении с сумасшедшей, но Ольга Дмитриевна отказалась расселять девушек.

Мику свернула на тропинку, ведущую к бане. Сначала помыться, потом погулять до полуночи, пока Лена не заснёт, потом домой. Близился конец смены, и Мику надеялась, что за оставшееся время с ней больше ничего не случится.

Вдалеке замаячила чья-то фигура. Лена. Её распущенные волосы спадали на плечи, влажно поблёскивая в закатных лучах.

Стараясь держать лицо, Мику поравнялась со своей соседкой. За последние дни она не обмолвилась с ней ни словом, хотя Лена несколько раз пыталась начать разговор.

Внезапно Лена преградила ей путь.

— Это невыносимо, — сказала она, глядя Мику прямо в глаза.

— Уйди с дороги, пожалуйста. И о чём ты вообще? — Мику старалась говорить вежливо, но неприязнь явно сквозила в её голосе.

— О твоём молчании. О том, что ты меня избегаешь. Ты меня так наказываешь? Но за что?

— Лена, ты не могла выбрать более подходящее для разговора место? Пусти меня, мне надо помыться, а скоро уже стемнеет.

— Почему ты так поступаешь со мной? Почему? — Лена говорила зло и сквозь зубы, но на глазах у неё выступили слёзы.

— Я тебе ничего не сделала, пропусти меня, — сухо сказала Мику.

— Нет, ты ответь, — голос Лены задрожал. — Зачем ты это делаешь?

— Это не я, а ты! Нечего валить с больной головы на здоровую! Ты думаешь, я не знаю, что это ты стоишь за всем, что произошло? Сначала моя тетрадь, потом перца подсыпала, а потом моего совёнка... — у Мику перехватило дыхание, и она захлебнулась на полуслове.

— Я? Ты с ума сошла! — громко закричала Лена.

— Странно слышать такое от человека, лежавшего в психушке.

Слова вырвались помимо её воли, и Мику тут же пожалела о сказанном. Хотя, с другой стороны, почему она должна скрывать, что знает правду?

Глаза у Лены стали огромными, из них брызнули слёзы. Она хотела что-то сказать, но передумала и быстро побежала прочь.

Мику с облегчением вздохнула и продолжила путь. В бане уже никого не было и пионерка, быстро раздевшись, прошла в остывающую парилку. Сев на деревянную скамью, девушка закрыла глаза и попыталась расслабиться.

За стенкой щёлкнул замок, и кто-то открыл дверь котельной. Раздался металлический лязг. Мику лениво прислушивалась к происходящему - кажется, уборщица выгребала пепел из банной печи. Несколько приглушённых шагов, хлопок двери - и снова наступила тишина.

Девушку разморило от тепла, и она постепенно теряла счёт времени. Хотелось сидеть так вечно и просто не думать ни о чём, изредка проваливаясь в сладкое полузабытьё.

Где-то в затылке стало нарастать неприятное давящее чувство. Подумав, что слегка пересидела в парной, Мику встала со скамьи и внезапно упала на пол.

Голова кружилась, перед глазами всё плыло. Ухватившись за скамейку, пионерка поднялась на ноги и осторожно пошла к выходу, опираясь на стену.

За окном бани было темно. На площади, едва различимой за грядой молодых деревьев, горели фонари. Мику схватилась за дверную ручку и из последних сил потянула её на себя.

Дверь не поддавалась.

Перед глазами замелькали черные мушки. Мику поняла, что сейчас потеряет сознание.

Сжав кулак, она размахнулась и ударила по оконному стеклу. Тонкая преграда разрушилась, исполосовав девушке руку. Прохладный уличный воздух хлынул в отверстие.

— Помогите!! — закричала Мику. — Помо... ги... те...

Ноги подогнулись, и девушка упала на пол, потеряв сознание.


***


В нос ударил резкий запах. Мику открыла глаза и обнаружила себя лежащей на кушетке в медпункте. Перед ней стояла медсестра с куском ваты в руке.

— А, очнулась, пионерка, — улыбнулась она и, повернувшись к двери, крикнула: — Ольга, иди сюда!

В помещение спешно вошла вожатая. За ней непривычно робким шагом плелась Алиса.

— А ты что тут делаешь? А ну иди к себе! — нахмурилась было медсестра, но затем, смягчившись, добавила: — Ну ладно, оставайся, поговорите немного. Но только недолго, ей сейчас лучше поспать.

Подойдя к столу, она открыла верхний ящик и достала из него какую-то небольшую прямоугольную коробочку. Подмигнув Ольге Дмитриевне, Виолетта не спеша вышла из медпункта.

— Как ты себя чувствуешь? Что случилось? Голова болит? Кто тебя там запер? — сбивчиво начала допытываться вожатая. — Как же повезло, что я услышала твои крики! Ты ведь могла умереть!

Мику попыталась приподняться, но тут же упала обратно - острая боль пронзила правую руку. Девушка застонала.

— Лежи-лежи! Виола сказала, что тебе надо лежать, пить много воды и каждые полчаса дышать вот этим, — она указала на какую-то резиновую грелку, лежащую на прикроватной тумбочке. — Но всё-таки, ты знаешь, кто это сделал? А то я уже всех ребят опросила - никто не в курсе, все своими делами заняты были.

— Кто сделал что? — в голове у Мику всё ещё звенело, поэтому соображала она с трудом.

— Кто запер тебя в бане? В котельной каким-то образом захлопнулась печная заслонка, поэтому-то ты и угорела. Вообще бы умереть могла, если бы не разбила окно! Ой, ладно, не будем об этом.

— Кто-то запер меня? А у кого есть ключ от бани? Только у вас ведь? — с трудом ворочая сухим языком, спросила Мику. Очень хотелось пить.

— У Слави ещё. А почему ты... А, нет, ты не так поняла. Не ключом заперли. Кто-то в ручку двери топор засунул, знаешь, как засов. Я уж было на Ульяну опять подумала, да только она весь вечер в футбол играла, а потом сразу спать пошла. Ума не приложу, кто бы это мог быть.

Кто-то засунул топор в ручку двери. Как засов.

Мику вспомнила о Лене, злобно смотрящей на неё там, около бани. Вспомнила, как та убегала от неё в слезах.

До чего же, всё-таки, хорошая актриса.

— Вы знаете, я столкнулась с Леной по пути в баню... — начала было Мику, но затем замолчала.

И что? У неё же нет никаких доказательств.

— Нет, Лена не стала бы этого делать. Она хорошая девочка, да и розыгрыши, как я поняла, она не любит. А больше ты никого не встретила, когда шла туда?

Мику отрицательно помотала головой.

— Ну что же, — вожатая разочарованно пожевала губами. — Тогда я, пожалуй, завтра поподробнее расспрошу ребят - может, они что-то заметили. А ты пока лежи, отдыхай. Не забывай про это! — она опять указала на "грелку".

У двери она остановилась и строго посмотрела на Алису, всё это время молча стоявшую у стены.

— Ну, ты идёшь?

Мику посмотрела на подругу, а затем перевела взгляд на вожатую.

— Ольга Дмитриевна, она сейчас! Мы только поговорим, совсем-совсем немного, хорошо?

— Только пять минут! — вожатая погрозила девочкам пальцем и вышла.

Алиса осторожно приблизилась к кушетке.

— Ну, жива? Голова болит? Ну-ка, дыши! — она сунула Мику под нос трубку, отходящую от "грелки". Та сделала несколько глубоких вдохов.

— Ленку, значит, встретила? — задумчиво протянула рыжая девочка, кладя прибор на место. — И что, думаешь это она?

— А кто ещё? Алис, — Мику снова приподнялась на локтях, несмотря на боль, — она уже убила один раз. Что помешало бы ей сделать это снова?

— Ну, знаешь, ты всё-таки человек, — Алиса посмотрела в окно, за которым висела непроглядная темнота. — Тебя убить сложнее. Да и статья это.

— Она же сумасшедшая! — воскликнула Мику, но затем резко понизила голос. — Она с самого первого дня меня возненавидела! И теперь не остановится, пока не...

— Ладно-ладно, — прервала её подруга. — Во всяком случае, пока ты здесь - ты в безопасности. А завтра подумаем, как быть. Спи давай! — она легонько щёлкнула Мику по лбу и направилась было к выходу, но тут дверь медпункта распахнулась и в комнату влетела Лена.

— Господи! — закричала она, увидев на кушетке бледную девушку с забинтованной рукой. — Господи, так это правда! Мне Славя сказала, я сначала не поверила! Как ты? С тобой всё в порядке? — она подбежала к кушетке и крепко обняла Мику. — Давай помиримся! Давай начнем всё сначала, пожалуйста!!

Но Мику была так потрясена, что только молча смотрела на свою соседку. Внутри у неё всё похолодело. Слабо пытаясь высвободиться из объятий Лены, Мику чувствовала, что ещё никогда в жизни ей не было так страшно.


Глава 7Править

На следующее утро Мику чувствовала себя гораздо лучше. Израненная стеклом рука ныла и чесалась, а в ногах всё ещё ощущалась слабость, но пионерка, заверив медсестру, что у неё прекрасное самочувствие, всё же вышла на улицу. Ей не терпелось поговорить с Алисой.

Она обнаружила подругу на футбольном поле, лениво гоняющей мяч с Ульяной. Завидев Мику, она что-то быстро сказала красноволосой девочке и та, надув губы, спешно унеслась куда-то в сторону пляжа.

— Ну и видок, — хмыкнула Алиса, оглядывая Мику. — Ты уверена, что не хочешь полежать ещё немного? А то ещё слухи поползут, будто на лагерь мертвецы напали, — она ухмыльнулась.

— Алис, я точно знаю, что это сделала Лена, — Мику проигнорировала издёвку. — Я встретила её вчера, когда шла в баню. Только она это могла... — она сделала паузу. — И всё остальное тоже. Я ведь точно знаю, что это она мне пакости делала, но как мне убедить Ольгу Дмитриевну?

— Ну, — протянула Алиса, — тебе надо найти какие-нибудь доказательства, так? Давай тогда попробуем последить за Ленкой. Вдруг увидим, как она что-то прячет, или что-то в этом роде. Или знаешь что, ты ведь можешь...

Что-то прячет... Точно! Ведь Мику ранее уже посещала такая мысль, но в тот раз она нашла только дневник, а обыскать комнату полностью ей помешала вернувшаяся Лена.

— Да, Алис, а это мысль! Надо обыскать её вещи, я ведь в тот раз так и не успела.

— "В тот раз"? — Алиса удивлённо подняла брови, но затем продолжила. — Да, я как раз это и хотела сказать. Тогда иди лучше сейчас. Ленка опять с утра пораньше забурилась в библиотеку, так что время у тебя есть.

Мику кивнула и быстро зашагала по дорожке.

Она уже подходила к их с Леной домику, когда дверь его распахнулась и на пороге показалась Славя. Лицо её выражало странную озабоченность.

Увидев Мику, она замерла, а потом воскликнула:

— Ой! А тебе уже лучше? Ты вчера так всех перепугала! Как такое могло случиться?

— Да-да, я в порядке, — улыбнулась ей Мику. — Вот, решила вернуться в домик, чтобы медпункт не занимать. Мне очень повезло, что Ольга Дмитриевна оказалась рядом, иначе бы... А что ты тут делаешь? К Лене приходила? Она там, внутри? — девушка слегка переменилась в лице.

— Да вот, книжку хотела ей занести, Лена давно меня просила дать почитать, — слегка замешкавшись, ответила Славя. — Но она, наверное, опять в библиотеке сидит. Ну да ладно, зайду попозже. Выздоравливай!

Глядя на удаляющуюся спину помощницы вожатой, Мику никак не могла сообразить, почему слова Слави прозвучали так неубедительно.

И только когда та скрылась за поворотом, Мику поняла, что именно показалось ей странным.

В руках у Слави не было никакой книжки.


***


Быстро обыскав полупустой шкаф, Мику задумчиво обвела взглядом комнату. На полке и в тумбочке она уже смотрела, это девушка точно помнила.

Под кроватью стояла большая сумка с вещами. Присев, Мику осторожно потянула "молнию" в сторону и запустила руку внутрь. Майка, футболка, снова майка... Мику шарила внутри, надеясь найти хоть что-нибудь интересное, однако ей попадалась только одежда.

Разочарованно вздохнув, пионерка встала. Она снова осталась ни с чем.

От резкого подъёма закружилась голова. Чтобы не упасть, Мику опёрлась о кровать. Рука нащупала что-то твёрдое под тонким матрасом.

С замершим сердцем Мику приподняла его и уставилась на огромный кухонный нож, лезвие которого было покрыто засохшей кровью.


***


— Алис, ну спрячь его, ну пожалуйста!

Мику уже полчаса пыталась уговорить подругу спрятать свою находку в укромном месте, но та отчаянно упиралась.

— Да отнеси ты его вожатой уже, и дело с концом. Ты ведь именно это и хотела найти. Уж за то, что птичку чикнула, Ленку по головке точно не погладят.

— Да не могу я! — Мику топнула ногой. — Я же тебе рассказала про Славю. А вдруг... Вдруг это не Лена, а? Ну ведь может такое быть!

— Ты сама-то веришь? — Алиса недоверчиво посмотрела на неё. — Чтобы наша мисс Непогрешимость кого-то чпокнула? Она мух у себя дома небось ловит и на улицу выпускает. Да и вообще, зачем ей это?

— Я не могу вот так, — упрямо повторила Мику. — Сначала мне нужно убедиться, что я никого не подставлю. И я очень надеюсь, что ты мне поможешь, — она снова протянула Алисе нож, завёрнутый в полотенце.

Та, поколебавшись, с недовольным видом взяла улику.

— Давай мигом только. Если у меня кто-то это найдёт... Ты сама понимаешь, что со мной будет.

— Спасибо! Я постараюсь! — обрадованная Мику быстрым шагом направилась к домику Слави. Требовалось только уличить подходящий момент, чтобы пробраться внутрь.


***


— Так, постройтесь парами! Кому пары не нашлось? Лена, встань со Славей. Ульяна, а ты пойдёшь со мной, я буду следить, чтобы ты ничего не натворила. Все готовы? Выходим!

Ольга Дмитриевна собирала пионеров в поход. Алиса нетерпеливо переминалась с ноги на ногу рядом с Мику, бросая на подругу странные взгляды. Девушки стояли в самом конце нестройной колонны.

Наконец отряд двинулся в путь. Пройдя пару километров по просёлочной дороге, ребята свернули налево и углубились в лес.

Алиса замедлила шаг, и Мику пришлось под неё подстроиться.

— Ну? — недовольно спросила рыжая девушка. — Долго мне ещё твой тесак прятать прикажешь? Ульянка его чуть было не нашла, пришлось ей по рогам настучать, чтоб не лезла куда не просят.

— Ну Алис, ну подержи его ещё немного, ну пожалуйста — извиняющимся тоном Мику начала оправдываться. — Понимаешь, я весь день у Славиного домика крутилась-крутилась, а внутрь никак попасть не могла, там то Женя внутри сидела, то сама Славя. Я завтра с утра попробую, когда все на линейку уйдут.

Подруга раздражённо вздохнула и передёрнула плечами.

Некоторое время они шли молча. Далеко впереди за деревьями мелькали белые и красные пятна - девушки отстали от своего отряда.

Мику постепенно углубилась в размышления. Линейка длится не больше пяти минут - этого времени мало для того, чтобы обыскать полностью незнакомую комнату. Да и на стрёме кто-то должен стоять. Алису попросить? Но если Мику может сказаться больной, чтобы не ходить на линейку, то отсутствие Алисы непременно вызовет подозрения, их начнут искать... Нет, это не самая лучшая идея. Но как же тогда уличить момент, когда в домике точно никого не будет?

Мику резко остановилась. Так вот же он. Вот этот момент. Весь лагерь ушёл в "поход" и будет блуждать по лесу ещё часа два точно. Добежать до лагеря, вдвоём с Алисой осмотреть домик Слави и вернуться - на всё про всё уйдёт не больше часа. Вряд ли Ольга Дмитриевна даже заметит, что девушки куда-то пропадали.

— Алис, знаешь, что я подумала?.. - Мику обернулась, чтобы поделиться с подругой своими размышлениями.

Сзади никого не было.

— Алис? Алиса! — недоуменно крикнула Мику, вглядываясь в тёмные ряды деревьев, окружавших тропинку. — Алиса, ты где?

Ранние летние сумерки в лесу превращались в глубокий вечер. Мику растерянно огляделась, пытаясь понять, куда ушли остальные пионеры.

— Алиса!! — девушке показалось, что между деревьями мелькнуло что-то рыжее. — Алиса, иди сюда! Ты что там делаешь?

Добежав до того места, Мику в растерянности остановилась. Ничего.

— Алиса! Алиса!

Где-то сбоку раздался хруст сухих веток. Пионерка дёрнулась на звук, но затем остановилась, поняв, что это трещит сухое дерево, стоящее чуть поодаль.

— Алиса! Эй, кто-нибудь!!

Мику вдруг поняла, что не помнит, откуда пришла. Кажется, вот там мелькает тропинка... Девушка заметалась между деревьев, пытаясь отыскать знакомые места.

— Эй, Мику! Мику, стой!

Сзади послышался знакомый голос. Мику замерла на месте и, глубоко вдохнув, медленно развернулась.

— Стой, — повторила Лена, быстро приближаясь к ней. — Ты чего? Заблудилась? А где Славя? Она пошла тебя искать и тоже куда-то пропала.

— Я... — язык у Мику присох к нёбу. Судорожно сглотнув, она коротко ответила: — Нет, не заблудилась. Я ищу Алису.

Лена слегка изменилась в лице.

— Алису? — немного помешкав, она продолжила. — Она потерялась? Вы же вроде вместе шли?

— Да, просто... — Мику тщательно подбирала слова, стараясь не выдавать своего страха. — Просто она, наверное, задумалась и свернула не туда. Но она не могла далеко уйти. Алиса!! — вновь крикнула она.

— Давай поищем вместе, — предложила Лена. — Вдвоём не так страшно, правда?

Мику едва нашла в себе силы, чтобы кивнуть. Лена, сделав пару шагов, внезапно остановилась и пристально взглянула на Мику.

— Жарко сегодня, да? — она улыбнулась и, не дожидаясь ответа, двинулась вперёд. Пройдя несколько метров, она обернулась и нетерпеливо спросила: — Ну, ты идёшь?

Мику осторожно пошла за Леной, стараясь держаться сзади. Лена уверенно шла вперёд, иногда оглядываясь назад, чтобы убедиться, что Мику идёт за ней.

"Она куда-то меня ведёт, — внезапно поняла Мику. — На Алису ей наплевать. Ей нужна я".

Девушка лихорадочно соображала, как ей поступить. Решившись, она сначала замедлила шаг, а затем спряталась за толстым стволом дерева. Когда белая блузка её соседки скрылась из виду, Мику быстро пошла в другую сторону, временами оглядываясь, чтобы убедиться, что ее никто не преследует. Через пару минут сзади раздался шорох и потрескивание веток под чьими-то ногами.

Лена идёт за ней!

Задыхаясь от страха, Мику попыталась бежать, но вечерняя темнота мешала разглядеть камни и сучья под ногами, она спотыкалась и чуть не падала, все время приходилось раздвигать низкие ветви деревьев и кустов.

"Алиса, где же ты? — мысленно звала она подругу. — Пожалуйста, спаси меня от этой сумасшедшей!"

Неожиданно деревья расступились, и перед девушкой выросло ветхое двухэтажное здание. Мику, выбиваясь из сил, побежала к нему, надеясь спрятаться от Лены внутри.

Толкнув рассохшуюся дверь, пионерка забежала в мрачное помещение. Дощатый пол тихо заскрипел, словно приветствуя незваного гостя. Неуверенно сделав несколько шагов в темноту, Мику вскрикнула и чуть не упала. Её нога зависла над пустотой.

Отшатнувшись назад, девушка схватилась за ржавую арматуру, торчащую из стены. Глаза постепенно привыкали к темноте, и Мику смогла различить перед собой чёрный провал открытого люка.

Луна вышла из-за тучи, и по грязным стенам заброшенного здания поползли серые тени. Мику сделала несколько неуверенных шагов, и тут кто-то сильно толкнул ее сзади. Сдавленно крикнув, она рухнула в глубокую яму.


Глава 8Править

Мику тут же торопливо вскочила и лишь после этого почувствовала резкую боль в покалеченной руке. Она находилась в крохотном помещении, напоминающем погреб. Расстояния между бетонными стенами едва хватало, чтобы девушка могла развернуться. На полу валялись истлевшие остатки отломанной лестницы.

— Лена, ты слышишь? Лена, помоги мне!

К собственному удивлению, она испытывала не столько страх, сколько злость. Прижимая к телу ушибленную руку, Мику напряженно всматривалась в серый квадрат открытого люка над своей головой, пытаясь разглядеть силуэт обидчицы. Но перед глазами мелькали лишь разноцветные круги, медленно расплываясь где-то на краю зрения.

Похоже, эта сумасшедшая приступила к финальной операции. Ну нет, финалу не бывать.

— Лена, почему? Что я тебе сделала?

Мику подпрыгнула, пытаясь уцепиться за край люка. После нескольких попыток ей это удалось, но боль в израненной руке заставила девушку разжать руки, и она с громким криком упала обратно.

"Не сдамся, я не сдамся так просто", — подумала она, с трудом сдерживая закипающие слезы. Но что это за запах? Мику опустила взгляд. Прямо у её ног лежала полуистлевшая тушка дохлой кошки. Девушка отшатнулась, схватившись руками за горло. Бедняжка! Наверное, упала в эту ужасную яму и не смогла выбраться... Совсем как она.

Наверху раздались негромкие шаги. Деревянный пол похрустывал под чьими-то ногами.

— Лена, это ты?

Вновь зацепившись за край, Мику упёрлась ногами в стенку и начала подтягиваться, не обращая внимания на боль, раздирающую её руку.

Она не видела, как над ней завис толстый железный прут. Лишь ощутила внезапный удар по руке и услышала громкий треск. А когда она вновь оказалась внизу, пришла новая боль — горячая, мучительная, пульсирующая. Упав на колени, Мику попыталась дотронуться до больного места. Потом попробовала поднять руку — и не смогла. Рука не двигалась, не поднималась. Кажется, она была сломана. Лена сломала ей руку. Теперь-то ей точно не выбраться отсюда.

Неподдельный ужас сковал девушку. Да, Лена не шутила. Она действительно решила избавиться от своей соседки, навсегда оставив её в этой холодной яме.

Весь правый бок онемел от боли. Мику посмотрела себе под ноги, на трупик кошки. Они обе попали в одну и ту же ловушку!

— Нет! Лена, пожалуйста! — она кричала изо всех сил, — Помоги мне выбраться отсюда!

Большой камень просвистел над самой её головой. Мику резко откинулась назад, вглядываясь в отверстие наверху. Ещё один. Ещё. И тут, слабо освещённое бледной луной, над проёмом возникло лицо, похожее на маску из страшного сна. Совсем не то лицо, которое ожидала увидеть Мику.

Лицо Алисы.

Подруга смотрела на неё невидящим, ненавидящим взглядом.

— Алиса, это ты?

Мику почувствовала вдруг ужасную слабость. Смятение, обида, удивление — всё тонуло в страхе.

Схватив прут обеими руками, Алиса медленно подняла его над головой.

— Что с тобой, Алиса? Что ты делаешь?

Бывшая подруга зависла над ней как жуткий истукан.

— Прошу тебя, скажи же хоть что-нибудь!

— Я ненавижу тебя, Мику...

— Но за что?!

— Ты отняла у меня мечту. — Алиса обрушила арматуру на плечо девушки. — Ты, ты, ты... Я заслуживала быть главой музыкального кружка. Но ты выпросила должность у вожатой. Ты! Я могла быть звездой лагеря, устраивать настоящие концерты, у меня бы была публика!! Но наша девочка-припевочка, оказывается, подходит для этого больше! Ещё бы, ведь от неё никаких проблем, она просто сидит целыми днями и копается в своём пианино. И так всегда. Никакого творчества, никаких идей. Ты бездарность, Мику. Пустое место. Это я должна была устроить дискотеку. Это мои песни должны были слушать.

— Алиса, постой...

— Мои!! Но вместо этого мне приходилось выпрашивать у тебя гитару и бренчать в одиночестве на пустой сцене. Ты знаешь, как это больно - когда у тебя забирают что-то дорогое? О, теперь-то конечно знаешь, — злобная ухмылка прорезала бледное лицо. — Жаль, что я не видела твоё лицо в тот момент.

Внезапная догадка больно полоснула по сердцу.

— Так это ты убила Фукуро?

— Конечно, я, дурёха, — Алиса криво усмехнулась. — Почему у тебя должно быть всё? Почему даже к тебе кто-то смог привязаться?

— Но Лена...

— О, как же вовремя она сюда приехала! У этой дуры с рождения были грабли вместо рук и куча вместо мозгов. Я сразу вспомнила про твой магнитофон и поняла, что можно будет всё валить на неё. Это я спёрла дурацкую тетрадь с твоей дебильной музыкой. Она хорошо горела... Это единственное, что в ней было хорошего. А как ты визжала, когда увидела свою безголовую курицу, а? Я прямо заслушалась.

— А в столовой? А в бане? Это тоже подстроила ты?

Алиса широко ухмыльнулась, но тут же лицо её исказилось от ярости.

— Знаешь что, Мику? Этого мало. Этого недостаточно. Ты ещё не расплатилась за моё унижение сполна.

— Алиса, нет!

— Тебе надо умереть. Так же, как умерла моя мечта.

— Нет, Алиса! Прошу тебя, не надо. Я тебе помогу. Мы все тебе поможем!

— Мне не нужна помощь, — холодно ответила рыжая девушка. — Помощь нужна тебе. — Она ухватила крышку люка и с усилием потянула её. — Я похороню тебя заживо. Так же, как ты похоронила меня.


***


— Алиса, пожалуйста!

Тяжёлая крышка медленно скрывала единственный выход. Ржавые петли нехотя вращались, издавая натужный скрип.

Неожиданно Алиса исчезла из поля зрения Мику. Крышка люка с грохотом упала обратно на пол. Короткий миг тишины. И вдруг голоса. Крики. Звуки борьбы. Мику осторожно посмотрела вверх. На нее смотрело испуганное лицо Лены. А потом Лена исчезла и снова появилась взбешенная Алиса.

— Ай... пусти... брось палку! — кричала Лена. — Брось!

— Отстань, пошла вон!

— Брось ее, Алиса. Брось!

Наверху завязалась нешуточная драка. Внезапно железный прут отлетел в сторону и с коротким звоном упал где-то рядом с люком. Издав страшный, какой-то звериный крик, Алиса кинулась на Лену, выставив перед собой скрюченные пальцы. Лена в ужасе дёрнулась в сторону, и Алиса проскочила мимо. В тот же момент Лена сильно толкнула обезумевшую Алису в спину, и та с громким криком упала в люк. Мику еле успела отскочить.

Бежать! Девушка подпрыгнула и потянулась к краю отверстия, но в то же мгновение её руку пронзила мучительная боль. С громким стоном она упала назад — в цепкие объятия Алисы. Мику рванулась с криком ужаса, прижалась к холодной бетонной стене, выставив перед собой здоровую руку, словно она могла защитить её от разъярённой маньячки.

— Не уйдешь! — прохрипела та чужим страшным голосом.

Алиса схватила дохлую кошку и швырнула её в Мику. Тушка с омерзительным тупым звуком ударилась о плечо девушки, в сломанной руке мгновенно отдалась боль.

Мику вжалась в стену. Отступать некуда. Отбиваться нечем.

Алиса наступала на неё с вытянутыми руками, словно собираясь задушить, — возможно, так оно и было.

— Алиса, пожалуйста, очнись! Умоляю! Ты слышишь меня?

Но та надвигалась на неё как лунатик — казалось, она не слышит и не видит Мику. Всё ближе и ближе...

Бац! На голову Алисы с глухим звоном опустился тяжелый ржавый прут. С громким стоном девушка сползла на пол, руки её медленно опустились, и она упала набок.

— Мику, ты тут?

Над краем люка возникло лицо Лены.

— Алиса... — прошептала Мику. — Она...

— Забудь о ней! Ты-то как? — По щекам Лены катились крупные слёзы, поблёскивая в лунном свете.

— Я... Я в порядке, — Мику все еще трясло. — Только помоги мне выбраться отсюда. Пожалуйста.

Через несколько секунд Лена уже вытягивала её из ямы. Лежащую без сознания Алису они трогать не стали.

Выйдя из заброшенного здания, девочки увидели Славю, которая бежала к ним через лес.

— Ой, Мику, Лена тебя нашла? Какое счастье! А что у тебя с рукой? С тобой всё в порядке? И где Алиса? Я слышала, как кто-то кричал...

— Славь, давай сначала Мику к ребятам отведём, — тихо сказала Лена. — Мы потом тебе всё расскажем, хорошо? Сейчас нет времени.

— Ребята остановились вон там, на небольшой полянке, — Славя махнула рукой в сторону. — Мику, ты как, идти можешь? Ольга Дмитриевна, наверное, уже с ума сходит...

Вдалеке сквозь плотные ряды деревьев пробивался огонёк костра.

— Да. Да, могу. Я в порядке, — пробормотала Мику и слабо улыбнулась. — Рука только болит.


Глава 9Править

 

— Я даже не догадывалась, — сказала Мику, обращаясь к своей спасительнице. — Даже не подозревала.

— Моей главной тайной была, собственно, Алиса, — сказала Лена, устраиваясь на кровати поудобнее и поджимая под себя ноги.

Мику вопросительно посмотрела на неё и положила загипсованную руку на большой рюкзак, лежащий рядом.

Шёл последний день смены. Вожатая созвонилась с детским домом, в котором воспитывалась Алиса, и под надзором милиции её увезли обратно в приют, а оттуда отправили на принудительное лечение. Мику загипсовали руку. Вожатая, а чуть позже - и все пионеры узнали обо всем, что происходило в лагере. И все вдруг почувствовали, как спало напряжение последних дней.

А Лена и Мику всё никак не могли наговориться и обсудить всё между собой.

— Алиса жила со мной в одном дворе, — объяснила Лена. — Поначалу мы дружили, но затем она начала отдаляться от меня. Становилась замкнутой, нелюдимой. Только потом я поняла, что это было связано с её семьёй. Родители у неё начали пить и быстро опустились до уровня бомжей. Я часто видела Алису с синяками на лице. Однажды мы поссорились, и она сильно ударила меня, расшибла нос. Поначалу я не хотела говорить, что это сделала она, сказала, что сама упала, но мама всё равно догадалась. К тому времени уже все во дворе знали, что Алиса - неблагополучный ребёнок. После того случая родители запретили мне с ней общаться, да я и сама не горела желанием. Но через какое-то время Алиса начала меня шантажировать, вымогала деньги, обещала рассказать родителям, что я курю. Она и правда дала мне сигарету один раз. Такая мерзость. А у меня очень строгий папа, он бы отправил меня в интернат, если бы узнал об этом. Вот я и носила ей всё, что мне давали на расходы. А год назад у меня... Случилось несчастье... — голос у Лены задрожал, а губы сжались в тонкую ниточку.

Мику пересела к ней на кровать и молча обняла девочку здоровой рукой.

— Я тогда ходила как во сне, думала, что это не со мной происходит, что я сейчас проснусь - и вот она, живая, улыбается как обычно... Настёна... — Лена уткнулась в плечо Мику и зарыдала.

Чуть успокоившись, девушка продолжила:

— Я не могла справиться с этим одна, поэтому папа через друга договорился с хорошим психиатром и меня положили в больницу. После лечения стало легче, но я не хотела возвращаться домой. Понимаешь, Алиса - она очень жестокая, она бы постоянно напоминала мне об этом, а я... Я бы, наверное, не выдержала, — Лена сделала глубокий вдох. — Но когда я вернулась, то узнала, что родители у Алисы чем-то отравились, оба сразу, насмерть, и её забрали в детдом. Нехорошо так говорить, конечно, но я почувствовала облегчение. Полгода я жила спокойно, а потом папе вдруг взбрело в голову отправить меня сюда, в лагерь. Сказал, что мне надо развеяться после пережитого. Я очень не хотела ехать, тут ведь столько ребят, а мне гораздо лучше быть одной, просто заниматься каким-нибудь спокойным делом. В первые дни здесь я просто места себе не находила, всё из рук валилось. Я даже не помню толком, что тогда делала... Я правда разбила твой магнитофон? — испуганно спросила она.

Мику лишь махнула рукой.

— Да какое там "разбила", что ты! Просто выронила случайно, на нём даже царапинки не осталось.

— Но потом мне начало тут нравиться, — продолжила Лена. — Погода хорошая, я правда солнце не люблю, у меня на него аллергия. Я ведь говорила уже, да? Но даже несмотря на это тут очень здорово! И ребята замечательные! Ты, Славя, Шурик... Ольга Дмитриевна! Всё было прекрасно... До тех пор, пока я не увидела её. Она сама подошла и заговорила. Стала ещё более жестокой. С издёвкой спросила у меня, как поживает сестричка... И тогда я стала прилагать все усилия, чтобы избежать с ней встреч. Вставала рано-рано и сразу шла в библиотеку. Уж там-то она бы точно никогда не появилась. Даже попросила Ольгу Дмитриевну освободить меня от линеек, сослалась на свою аллергию. И ещё, я всё больше и больше была сбита с толку. Я никак не могла понять, за что ты меня так ненавидишь. Ты обвиняла меня во всех своих неприятностях. Прости, пожалуйста, но я уже начала думать, что у тебя с головой не в порядке.

— Извини. Мне очень-очень жаль, прости, пожалуйста! Это всё подстраивала Алиса! Она всё время восстанавливала меня против тебя, убеждая, что это ты... Всё это так ужасно. Оказывается, Алиса винила меня в своих неудачах.

Лена крепко обняла Мику.

— Обещаю, что отныне мы будем настоящими подругами, — сказала она, вытирая слезы. — И неважно, что смена кончилась. Мы ведь в соседних городах живём. Будем мотаться друг к другу каждую неделю. Вот увидишь, отныне всё будет хорошо!

В дверь постучали.

— Мику, Лена, автобус пришёл! Вы готовы? — раздался из-за двери голос вожатой.

— Да, Ольга Дмитриевна, мы сейчас! — крикнула Лена. Девочки встали и подхватили сумки с вещами. Лена помогла Мику надеть рюкзак.

— Ну что, подруга, идём? — улыбнувшись, Мику протянула Лене руку.

Взявшись за руки, девушки вышли из домика и направились к автобусной остановке.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики