ФЭНДОМ


…Я помогал расставлять  книги в библиотеке куда дольше, чем  планировал, и когда я вышел на улицу, на Совёнок уже опустилась ночь.  Я попрощался с Женей, вдохнул свежего воздуху и огляделся на усыпанное звёздами небо. Тут, вдали от населённых пунктов и привычного мне городского светошума они были необычайно яркими. Настолько яркими, что мне казалось, ещё чуть-чуть и мои глаза привыкнут к их мерцающему сиянию настолько, что я смогу читать при их свете. Я вспомнил первых эльфов из старой фентезийной книжки, которую я читал лет десять назад (или вперёд?), которые были сотворены до светил и жили столетиями под светом звёзд. Я подождал пару минут, однако, похоже, света всё-таки было недостаточно. Прохладный ветер шевелил верхушки сосен и приятно сдувал с моих плечей книжную пыль вместе с усталостью. Внезапно я понял, что совсем не хочу спать. Я решил размять затёкшие ноги в небольшой прогулке по лагерю, в конце концов, если Ольга Дмитриевна беспокоилась за моё отсутствие, она бы ещё час назад заглянула бы в библиотеку, я был полностью уверен, что она уже спит.

Однако как же хорошо летними ночами! Я и сам не заметил, как вышел к лодочной станции. Вода искрилась в мерцании звёзд, отражая их свет и бросая еле заметные блики на борта чёрных в темноте лодок, которые лениво поскрипывали, качаясь в такт волнам. Здание станции тёмным коробом вырисовалось на фоне горизонта, а по бокам от него угадывались луга, уходящие в неразличимый сумрак. Я сошёл с деревянного помоста и побрёл в сторону пляжа. С каждым  шагом даже через подошву ботинка я чувствовал расползающиеся влажные песчинки. Внезапно в тихий концерт шума волн и ветра в ветвях врезался тревожный звук. Я вслушался, звук повторился, и я к своему ужасу понял, что это женский крик, перемежаемый плеском. Я напряг зрение и начал внимательно осматривать поверхность воды. Спустя пять секунд я увидел  волнение на воде, метрах в 50ти от берега и в сотне от меня. Источник звука точно находился там, кто-то был в беде! Я сорвался с места и побежал что было сил вдоль линии воды. Скоро  я видел  бултыхающиеся руки над поверхностью и расслышал прерывающиеся крики о помощи. У меня ёкнуло сердце, я узнал голос

-«Славя!» сдавленно вырвалось у меня из груди на бегу.  До траверса оставалось пару десятков метров, и я на ходу начал сдирать рубашку и стаскивать ботинки, что стоило мне пары ценных секунд. Как только я был напротив неё, я резко свернул, и сделал несколько широких шагов в воду, пока она не дошла мне до колен, после чего нырнул. Потоки ледяной воды окружили меня, и усиленно работавший мозг остыл, вместо него на пределе заработали руки и ноги. Вынырнув я резко вдохнул воздуха, и долю секунды определял где Славя. До неё оставалось ещё добрых три десятка метров, и каждое мгновение было на счету;  девушка отчаянно била руками по воде, она уже почти выбилась из сил, то и дело она исчезала под водой и моё сердце сжималось на те бесконечные секунды пока она снова не появлялась на поверхности. Оставалось не более десяти метров «Славя, милая, держись!» стучало у меня в голове, о крике не могло быть и речи, я выбивался из дыхания ужасающими темпами. Ещё пара метров, Славя била руками по воде заметив меня, пыталась плыть в мою сторону. Она снова погрузилась под воду, и крик её заглох под волнами, но я уже ухватил свободной рукой её за плечо и вытянул на поверхность. Я позволил ей опереться на себя и откашляться. Она совершенно не двигала ногами, и лицо её было искажено гримасой боли. Стало понятно, что с ней случилось, прихватила судорога. Я закинул её левую руку себе через шею и вдохнул её в ухо:  

-Держись за меня и греби рукой! Всё будет хорошо!

Последние слова я больше пробулькал чем сказал, потому что Славя навалилась на меня и утопила меня под воду. Мы начали плыть к берегу. Славя повисла на моей шее, но подгребала  правой рукой по мере сил. Я чувствовал её тёплую кожу, прильнувшую к моей спине. Плыть сквозь студёную воду с такой ношей было нелегко, особенно для хилого заморыша вроде меня, поэтому я почувствовал огромное облегчение, когда нащупал ногами дно. Кашляя и отплёвываясь, я вытащил Славю на берег. Она попыталась встать но вскрикнула и потеряв равновесие шлёпнулась на стылый песок. Её правая нога болезненно напрягалась, и носочек вытянулся как у балерины.

-Иголки нет?

Спросил я слегка срывающимся от недавнего напряжения голосом. Славя отрицательно покачала головой. Я взялся за её ступню и с усилием потянул носок наверх. По облегчённому лицу Слави можно было понять что судорога отступила. Я задержал взгляд на её лице дольше необходимого, и у меня мелькнула мысль  что даже вот такая вот ответственная и расчётливая Славя может быть беспомощной и находиться в опасности. В конце концов сколько ей лет? 16? 17? Она же ещё ребёнок, хоть уже и вполне сфор… тут я осёкся, поймав ответный взгляд ясных славиных глаз. Неловкое мгновение спустя я принялся растирать ей ногу. Я был занят этим несколько минут, которые прошли по большей части в молчании, прерываемом лишь короткими скомканными репликами, которые мы пытались выдавить из себя после столь напряжённого события:

-Судорога?

-Угу.

Молчание

-Я всегда с собой иголку ношу когда плаваю, если прихватит, надо просто мышцу проколоть и сразу пройдёт.

Молчание

-Хорошо ещё что не бедро…

-Ага

Молчание

-Не забывай теперь никогда с собой булавку брать!

-Да

Молчание

-Если бы ты мимо не проходил

-Угу

Молчание.

Через некоторое время мы оба высохли, и только мои шорты оставались влажными. Славя попыталась подняться, но снова не смогла устоять и опять упала. Её правая нога совсем не держала усилие. Я положил её руку себе через плечо и помог подняться.

-Извини, проводишь меня? Со смешком сказала Славя несколько беспомощно опираясь на моё плечо. Я собрал её вещи, и мы отправились неторопливым шагом к её с Женей домику. Стояла уже совсем глухая ночь, ветер усилился, донося чудные запахи хвойного леса. Но самым чудным был запах подрагивающей от холода Слави, прижимавшейся к моему боку. На полупути я положил руку на её влажную талию чтобы лучше поддержать но убирать не стал, она не возражала. Внезапно я взглянул на эту ситуацию с другой стороны и понял, что иду один со Славей и нахожусь очень-очень близко от неё. Я вспомнил, как ёкнуло моё сердце, когда я узнал её голос  там, на пляже. Сейчас я мог разобрать, что я там переживал не просто за жизнь человека, а за жизнь очень дорогого мне человека. Есть такой совет, если ты не можешь решиться на что либо, подкинь монетку. Но не для того чтобы выпали орёл или решка, которые скажут что тебе делать, а для того, что в момент пока монетка ещё летит ты надеешься на то что выпадет то, что ты хочешь на самом деле, даже если не можешь самому себе в этом признаться. И монетку на самом деле совсем не обязательно ловить, потому что ты делаешь выбор ещё до её приземления. Это была грубая, но точная аналогия того, что произошло со мной в тот момент, монетку подкинули за меня, и я осознал, что я хочу. Я любил Славю.

За этими мыслями я поймал на себе несколько её взглядов, пока мы подходили к её домику. Последний она кинула уже на пороге своего домика, да так и оставила. Она медленно соскользила с моего плеча и провела руки вдоль моих, и они сами вложились друг в друга. Она еле слышно сказала «спасибо», но не отпускала рук. Вместо этого она наполовину прикрыла глаза, слегка наклонила голову вправо и практически незаметно подалась вперёд. Невольно я сделал тоже самое. Наши лица уже были друг напротив друга, когда она закрыла глаза и приоткрыла губы, и спустя мгновение я почувствовал их бесконечную нежность. Меня била крупная дрожь пока я поднимал свои руки на её талию, а она свои мне на плечи. Объятия прижали нас друг к другу. Поцелуй, казалось, длился вечность, но сразу превратился в мимолётное мгновение, как только он закончился. Я взглянул в её глаза и увидел, как звёздное сияние смешивается со светом нежности в блестящей лазури её прекрасных голубых глаз.  Мы простояли ещё несколько секунд, и тень грусти скользнула на дотоле мечтательной улыбке Слави. Я знал почему, я чувствовал себя так же, я хотел быть с ней, быть с ней больше чем сейчас, но мы стояли под дверью её домика, где слишком чутким сном спала Женя. Улыбка таяла на глазах, предвосхищая разлуку, и я мучительно пытался придумать что-либо, что могло спасти ситуацию. Внезапно в голове мелькнула шальная идея, которая могла сработать

-Слушай, а ты знаешь какая профилактика судорог?

С хитрой ухмылкой спросил я у ещё ничего не понимающей Слави.

-Растирание, расслабление мышц, пропаривание, выводит молочную кислоту, препятствует крепатуре.

Продолжал я. Славе понадобилось полсекунды, чтобы понять, к чему я клоню, озорная искорка проскочила в её глазах и она немного заискивающие ответила

-Да и ты Семён, чай умаялся в библиотеке помогать, смотри, весь в пыли

Прыснула она под конец. И правда моя одежда даже ещё не до конца высохла после недавнего купания. Мы поняли друг друга без дальнейших слов, и залившись тихим смехом отправились в сторону леса, где в паре сот метров от лагеря располагалась баня. Славя ещё немного прихрамывала, потому держалась за мою руку.

-Когда у меня случилась судорога

Внезапно начала Славя потупив взгляд

-Я… то есть не так. Я пошла плавать, чтобы отвлечься… Я никому не рассказываю об этом, но мне… тяжело… не эти обязанности помощницы вожатой… другое…

-её взгляд скользнул в сторону, и она внезапно стала выглядеть очень хрупкой.

-У меня… знаешь, я забиваю себе голову всякими вещами, и пытаюсь уйти от них... и вот. А ещё моя семья…

-она осеклась

-Нет, уже ничего плохого на самом деле, но это меня до сих пор достаёт, но я не про то… Когда я там тонула, я паниковала конечно, но где-то глубоко я внезапно поняла, понимаешь, что все мои проблемы, всё что меня доставало оно внезапно оказалось таким мелким и неважным… совершенно не стоящим того чтобы этим забивать голову, в этот момент я поняла, что на самом деле важны две вещи… Жить и…

-она перешла на шёпот

-ты.

-я оступился и остановился немного резче чем хотелось бы. Путаницу в голове довершили губы Слави, коснувшиеся моей щеки, её горячее дыхание и блестящие капельки у неё на ресницах. Я замялся, и она немного потянула меня за рукав, чтобы мы продолжили движение и дошли до бани

Оказалось, она остывала, недавно ей пользовались. Я разжёг огонь, докинул дров, и сходил за водой. Когда я вернулся, в бане уже было достаточно горячо. В дверях я встретился со Славей, которая ходила за вениками. Она немного покраснела, и я пропустил её вперёд. Мы прошли предбанник не раздеваясь и сели на лавочку возле окна. Баня медленно наполнялась паром, становилось действительно жарко. Славя положила голову мне на плечо, и мне достаточно было всего лишь повернуть голову, чтобы наши губы сомкнулись. Она слегка развернулась ко мне и моя рука сама собой прошла по её телу, задержавшись на груди, перескочила на щеку и прошлась по волосам, и опустилась ниже на ворот её рубашки. Пуговица поддавалась за пуговицей, открывая мне её вздымающуюся девичью грудь. Славя выскользнула из рубашки,  а я немедленно занялся лифчиком, и секунду спустя ничего кроме тонкого пара в бане не скрывало её грудь. Горячо дыша, она сняла с меня рубашку и прижалась ко мне. Я положил Славю на лавку и уловил её лукавый взгляд. Я взял её сосок в рот и стал ласкать его языком и покусывать, он моментально набух и Славя застонала. Я скользнул рукой вниз по её животу.  Невольно Славя сомкнула колени, но мне удалось запустить пальцы ей между ног и проникнуть внутрь. Несколько минут прошли в тишине, прерываемые лишь постанываниями Слави. Затем она обвила меня руками и даже в жаркой бане я почувствовал её горячее прерывистое дыхание. Она расслабила ноги, позволив мне действовать более свободно. На пол тотчас полетели остатки нашей одежды, и я задержался на мгновение осмотреть прекрасное, ничем не прикрытое тело Слави. Я медленно погрузился в её объятия, одновременно проникая в её жаркие влажные недра. Она выдохнула томный стон и вонзила свои ноготки в мою спину. Я начал двигаться в ней то полностью выходя из неё, то достигая самого дна. Славя инстинктивно начала двигать бёдрами в такт моим движениям, каждая фрикция доставляла нам обеим огромное наслаждение. Постепенно я ускорял темп, Славя выгнула спину и откинулась на лавочку, её стоны становились громче и выше. Я опустился к ней и прильнул к её губам, проникая языком в её ротик, лаская руками её мягкую грудь. Славины руки скользили по моему телу, по бокам, по рукам, спине, щекам, взъерошивали мои волосы. От возбуждения на нашей коже выступил холодный пот.  Следующие полчаса-сорок минут наше соитие продолжалось, я менял темп, Славя подстраивалась, чтобы получить максимальное наслаждение. Вдруг она обхватила меня руками, я поучаствовал спазмы в нижней части её живота, внутренности Слави, и без того довольно тесные словно сжимали меня. Стоны Слави стали ещё более сексуальными и я понял, что тоже нахожусь на грани. Несколько особенно резких фрикций и я начал изливаться в неё. Разум затмило абсолютное блаженство, Славе было, похоже, даже лучше чем мне, её кожа пошла гусиными пупырышками, глаза были закатаны, она ловила ртом воздух, пока её грудь ходила вверх и вниз, она вся подрагивала. Через несколько секунд она обмякла, расслабился и я. Настолько, что я потерял контроль, а вместе с ним и равновесие, и повалился вместе со Славей с лавки. Я очутился на полу, а сверху на мне лежала она. Мы тихо засмеялись,  а затем она соскользнула с меня и калачиком свернулась у меня на груди. Я заглянул в её лазурные глаза, и моментально утонул в их тёплом свете. Я обнял Славю и нежно прижал её к груди. Момент счастья, коего я не знал в своей прошлой жизни.

Мы пролежали так минут десять пока наше дыхание не успокоилось.

-Ну что, ещё раз?

-Хитро ухмыльнувшись, полушёпотом произнесла Славя. Меня не надо было просить дважды, и потому у нас был ещё раз. А потом ещё один. И ещё. Поза сменялась позой, наши разгорячённые тела переплетались снова и снова, двигаясь в едином ритме, и это было великолепно. Часа четыре спустя  мы лежали, обнявшись на влажных досках полностью остывшей бани, согревая друг друга. Я совершенно выбился из сил, но это была приятная усталость. Краешек небольшого банного окошечка озарился розовым светом. Рассветало. Всё-таки у летних ночей есть один большой недостаток, они слишком коротки и мимолётны. Пора было расходиться. Не без неудовольствия я наблюдал как Славя снова закрывается от меня своей одеждой. Внезапно я подумал, а что если я завтра вернусь домой? Или чего похлеще? Сколько времени у меня ещё есть со Славей? Странно, я уже предпочитаю остаться тут с ней навсегда. Однако всего один нежный поцелуй Слави прогнал печальные думы. Я придержал Славю за плечи, чтобы он продлился немного дольше, чем она планировала. После мы поднялись со стылых досок, и вышли из небольшого бревенчатого здания бани. Солнце уже освещало верхушки сосен ярким розовым светом, и лагерь был чист и свеж. Жаркий поцелуй на прощание, и Славя исчезла за дверью своего домика, и уже две минуты спустя я лежал на кровати в своём. Быстро погружаясь в сладостный сон, я улыбнулся своей мысли, что сегодня не я один просплю линейку.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики