ФЭНДОМ


Весна 1996 года. Советский Союз.
Мы с Леной сидели одни в квартире.
- Ты меня любишь? - игриво спросила девушка.
- Да, люблю. А ты меня?
- Я люблю тебя так сильно, что готова ради тебя на все! Я буду любить тебя любым.
- Как хорошо, что есть ты, - сказал я, взяв Лену за руки и подсел поближе.
Мы нежно поцеловались, я уже начал расстегивать на ней одежду. Мне хотелось как можно дольше остаться с ней. Я понимал, что нигде больше не буду счатлив...

Вдруг раздался стук в дверь.
- Ну, вот, в самом интересном месте. - сказала Лена
- Да ну его. - Я махнул рукой. В дверь постучались сильнее...
- Придется открыть. А то выломают дверь.

За дверью был почтальон. Он вручил мне повестку в военкомат.
- Ну вот, загребают меня в армию — сказал я Лене.- но не все так плохо. Два года отбарабаню, и мы опять будем вместе. Как съездить в пионерлагерь.
- Да, действительно, два года — немного.

Мы уже хотели продолжить, как в дверь опять постучали. Да ё-моё. Не дадут с девушкой нормально попращаться... Я открыл дверь. Там стоял мой сосед, Электроник.

- Привет! - сказал он.
- Привет.
- Тебе тоже повестка пришла?
-Да.
-Отметим? - Сказал Электроник, и достал бутылку водки. - Лена тоже тут? Здорово!

Уединиться с Леной у нас так и не получилось. Все время нам кто-то мешал. А что потом? Скоро я пойду в армию, и ждать встречи с девушкой придется еще два года. Я стал замечать в её глазах все усилившуюся печаль. Кажется, что у нее плохое предчувствие. Однажды мы шли втроем по улице.
- Ничего страшного, мой папа тоже был военным — Сказала Лена. - В армии служить — это не так плохо.
- Да нет в этом ничего плохого, наоборот, здорово! - продолжил Электроник.
- Слушай, Эл, - спросил я, - А почему у тебя такое странное имя?
-ЭЭЭЭ! Сейчас ведь 20 век! Разных и интересных имен много!
- А спорим, что имя как у тебя еще никто не слышал!
- Да слышали!  Ну не каждый конечно, но слышали.
- Да, не каждый.
- А спорим, что если спросить первого прохожего, то он вспомнит не менее странные имена своих знакомых?
- Спорим. Выбирай прохожего.
- Давай её! - Электроник показал на пожилую женщину.

-Здравствуйте. Хотел у вас спросить — торопливо говорил я-  Людей с какими редкими именами вы встречали в жизни, и кто были эти люди?
Ответ женщины нас сильно удивил. Почему-то говорила она очень низким явно мужским голосом. Словно это был мужик. Я еще раз посмотрел на её лицо. Выглядит как женщина, но почему так говорит?
-Как вам сказать… я прожил довольно долгую жизЪнЪ… - глубокомысленно говорил(а) она(он), - имя Прогресс Трамваевич вам что-нибудь говорит? Прекрасное имя. Аллах акбар.
- Спасибо. - Эл злорадно захихикал. Видимо, странный голос его совсем не удивил.

- Я прошел Великую Отечественную  Войну — женщина улыбнулся- И я желаю всем мужчинам пройти ее минимум два раза. Мужчина определяется делом, а не словом. И если я ношу кандибобер на голове, это не значит, что я женщина или балерина.

Её речь нас несколько шокировала. Действительно не женщина. И не балерина. А кто? Мы неторопливо пошли дальше.

- Пройти Великую Отечественную Войну. Два раза. - засмеялся я, - это же надо такое сказать.
- Грешно смеяться над больными, - зашипела на меня Лена. - Может, трагедия, какая у человека.
- А ведь сейчас в Афганистане война идет! - Поехали туда — предложил Электроник. - Мы мы как раз в армию идем, а у твоей подруги отец военный. Она наверняка это одобрит. Не так ли, Лена?
Лицо девушки сразу охватила печаль. На её красивом лице, как мне показалось, муки за судьбы всего человечества смешались с прямо-таки вселенской грустью.
- Да, защищать родину, и помогать братским народам — это долг каждого мужчины, - сказала она. Иди, я буду ждать тебя.


Лето 1997 года.
Эх, сбылась мечта идиота. Мы с Эектроником ехали на броне БТРа по солнечному Афганистану. Вокруг стеною стояли живописные горы, нас приветствовало яркое безоблачное небо.

Я достал письмо.

«Тут должно быть любовное письмо Лены, но, к сожалению мой недостаточный литературный скилл не позволяет сочинить так, чтобы он вам понравился.
Автор рассказа, Джон Зойдберг»
Я еще раз посмотрел не её фотографию, еще раз перечитал письмо. На душе стало как-то теплее. Да, хорошо что тебя кто-то дома ждет. Это хранит тебя от всех бед. Я запечатал письмо и положил конверт в нагрудный карман. Вдруг раздался мощный взрыв.


Кажется, наша колонна попала в засаду. Я спрыгнул с брони и укрылся за камнями. Кругом свистели пули раздавались крики. На дороге лежал Эл. Кажется, пуля попала ему в ногу. Я уже хотел выскочить и оттащить его в укрытие.
- Стой! Куда! - мой командир меня остановил. Я отчаянными глазами смотрел на своего друга. Он кричал, звал на помощь, пытался подползти к нам. Вдруг вражеская пуля попала ему в руку. Кажется, враг хотел выманить нас из укрытия. И ему это удалось. Я оттолкнул командира и побежал к своему другу. Меня могли убить несколько раз, но почему то все пули пролетали мимо. До укрытия осталось несколько шагов. «наверно, это Лена хранит меня», - подумал я, и тут почувствовал что в меня попали...

Я лежал в на койке в больнице. В помещение вошла Лена. У меня на душе стало теплее, когда я увидел её. Она присела рядом со мной.
- Ну как ты?
- Со мной все нормально. Руки-ноги на месте. Скоро выписывают... Эх, скоро на отпустят меня, и пойду на все четыре стороны, жить одинокой жизнью.
- А я?
Я поднялся и сказал Лене на ушко:
- У меня есть такая проблема. Как бы это лучше сказать... Мне отстрелили мужские половые органы.
- Да я это знаю. - засмеялась Лена. - Но ведь ты меня все равно любишь?
- Ну да...
- А ты будешь моим мужем?
Честно говоря, я даже не представлял, как это возможно. Мне стало жалко эту девочку, которая хочет ради меня разрушить свою судьбу.
-Если ты считаешь, что ты мне что-то должна, не можешь бросать раненного солдата, ты должна мне помочь, что ты мой друг, то я тебе все прощаю. Найди себе другого. И будь счастлива с ним. Мы можем остаться с тобой просто друзьями.
Лицо Леночки наполнились непередаваемой яростью. Казалось, она вот-вот выхватит нож и зарежет меня.
-Неужели ты считаешь что я люблю только за это!? И могу быть счастлива с кем-то когда ты страдаешь!? Твои слова глубоко оскорбляют меня. Я тебя люблю, и никогда не брошу своего любимого, тем более в такой тяжелый для него час. Если ты не хочешь быть со мной, если я тебе не нравлюсь, если ты меня разлюбил или нашел другую, то так и скажи. Скажи что я тебе не нравлюсь, и я уйду навсегда. Только прошу, будь честен, говори от сердца.

Я несколько удивился. Неужели Лена действительно меня так сильно любить?
-Я хочу провести с тобой жизнь. - сказал я и нежно обнял её.
-Мое сердце всегда будет рядом с тобой, - сквозь слезы говорила Лена, - А по поводу этого... не переживай. Я как-нибудь обойдусь, а детей мы возьмем из детского дома. Там всегда найдутся сироты.

Вскоре после выписки из больницы мы сыграли свадьбу. Год за годом жили с ней душа в душу. Хотя в моей жизни чего-то не хватало, я понимал что счастлив...

Советский союз. Лето 2005 года.
Рано утром я взял собранный Леной тормозок и вышел на работу. Подошел к своему икарусу, проверил давление в шинах. Сел за руль. Двигатель легко завелся. Я внимательно прислушался. Лишних звуков нет, все работает исправно.

Сегодня мне предстоит ехать по 410 маршруту в город Хармонт, везти туда пассажиров. Я внимательно изучил карту. Туда я еще ни разу не ездил, но ничего особо пугающего вроде бы не было. Я выехал из депо. На одной из остановок в автобус села моя жена.
-Хочу тоже в Хармонт съездить. Говорят, там природа красивая, и лечебные травы можно найти.
-Да, да — сказала моя кассирша, Славя. - там можно найти травы, которые помогут тебе избавиться от фантомных болей.
-Ну, поехали.

Когда автобус выехал из города, большая часть пассажиров уже вышли. Мы остались в автобусе втроем. На дорогу опустился густой туман. Женщины сидели на кресле и вдвоем рассматривали карту. Туман все никак не уходил. Везде одинаковая дорога нигде не кончалась. Я оглядывался по сторонам, пытаясь определить, где нахожусь. Мы ехали целый день.

-Ну скоро мы до  Хармона доедем? - спросила славя. Мы должны были быть там в два часа дня, а уже вечер!
-Куда же тут ехать? - Спросил я.
-Не знаю — сказала Славя. - мы, кажется, где-то не там повернули.
-У меня уже лампочка загорелась. Топлива хватит еще километров на 20.


Вдруг фары выхватили из тумана человеческую фигуру. Она была прямо посередине дороги. Я резку ударил по тормозам. Ели успел. В открывшуюся дверь автобуса вошла девочка лет 17. Я внимательно посмотрел на нее. Кажется я её где-то раньше видел.
-Что стоишь посередине дороги? Жить надоело? - закричал я
-Закрой кандибобер, хуйо — сказала девочка низким мужским голосом.
-Ты... Кто? - спросил я.
-Меня зовут Рита Тайникова.
-Не подскажешь, а где тут город Хармонт?
-Никогда о таком не слышала.
-Да, сильно не там повернули — лубокомысленно сказала Славя.
-Ох и влетит тебе на работе — сказала Лена. - а где-нибудь тут можно хотя бы топлива добыть?
-Тут неподалеку пионерлагерь «Совенок». Там, топливо, авось, добудете.

Вскоре мы приехали в Совенок. Лагерь был почти пустой. Риточка начала шарится по зданиям в поисках топлива. Где-то залаяла собака. Из одного из домиков вышла девушка.
-Эй! Кто тут?
-Это я! - ответила Риточка.
-А это что за типы?
-У них топливо кончилось.
-А, ну тогда все ясно.
Девушка подошла ко мне.
-Меня Ольгой зовут. Я тут главная.  В А Рита и Электроник тут рабочим нанялись, лагерь ремонтирует.
-Очень приятно. Меня зовут Семен. А это — моя жена Лена и кондуктор Славя.
-Очень приятно. Куда путь держите? - спросил Ольга.
-В Хармонт. - сказала Славя.
-Да это же в другой стороне, — сказала Ольга. - как вас сюда занесло?
-Мы туда в первый раз едем. Заблудились, - сказал я.
-Ладно, топливо я вам дам бесплатно. У меня его все равно некуда девать, а убрать надо до начала смены, а то пионеры еще подпалят. - сказала Ольга. - Так что берите, но только все.
Я уже хотел пойти в кружки за топливом, как Ольга сказала:
-Уже вечереет. Лучше заночуйте тут. А то как дорогу в темноте искать будете? Домики есть. Если кто есть захочет подходите в медпункт. Повара у нас пока нет, но наш фельдшер, доктор Зойдберг, прекрасно готовит.

Мы зашли в медпункт. Там был полный бардак, видимо ремонт тут еще не был закончен. На кровати валялся Зойдберг. Его странная внешность нас почти не удивила. Около двери Электроник что-то ремонтировал. Я очень удивился, встретив его здесь. Как он сюда попал? Тогда, после ранения ему ампутировали левую руку и левую ногу. All right – шутил он про себя. Но здесь все части тела у него были на месте!

-Привет, Семен! Как ты?
-Привет, братуха! - сказал я и обнял его.
-Но как ты выздоровел?
-Да у меня теперь все есть! Ты на себя посмотри!
Я заглянул себе в штаны. И действительно, мое хозяйство было на месте! Но как это возможно?
-Ты не удивляйся. Тут все не так идет — сказал Электроник.
«Вот лена обрадуется», - подумал я.

Зойдберг нас угостил замечательной жаренной рыбой. Обильно подкрепившись, мы разошлись по домикам.

Лена уже спала. Я лежал и все не решался сказать её о своем приобретении. Наконец-то я исполню свой супружеский долг перед неё. Я и не думал, что это когда-нибудь будет возможно. Вдруг в окно кто-то постучал. Стараясь её не будить, я посмотрел в окно. Никого не было. Я лег спать. Опять стук. Я подошел к окну. Вдруг внезапно там показался Риточка.

Я отпрыгнул от окна, наступив на что-то железной. Раздался неприятный звон.
-Что там? - сквозь сон пробубнила Лена.
-Да ничего, просто в туалет вышел.
Лена пробубнила что-то невнятное и опять заснула. Я тихонько вышел наружу.

-У тебя водка есть? - спросила Риточка.
-Ну да.
-Давай выпьем.
-Мне нельзя. Я за рулем.
-Ой, харе гнать, тут ментов за 500 км нет. Чего боятся?
По правде говоря, мене совсем не хотелось пить. Но бутылку водки я всегда с собой возил, чтобы расплатится, если мне понадобится помощь. Рита помог мне добратся до Совенка, и его надо отблагодарить.

-Ладно, короч, это… за встречу, вся хуйня!  - сказал мой проводник.
–Что – прямо тут?..
В дали появился свет. Видимо открылась дверь в комнату Ольги Дмитриевны. Рита опасливо посмотрел туда и сказал:
–Ну хотя ладно, так-то да… Ни закуски, ни запивки, хуета какая-то получается. Мы же люди культурные, так? Давай, может, тогда… Давай… – Похоже Рита никак не мог придумать подходящей локации для распития – Блять, ну ты подскажи, что ли! Это тебе же здесь не нравится!
–Может, на острове? – безразлично спросил я.
–Да хоть и на острове, только грести будешь ты! Тренируйся – тебе пригодится, хе-хе. Да, кстати, сгоняй в в медпункт – захвати там хавчика какого, а я пока тут подожду.

Я послушно сходил туда, куда меня Рита отправил. Когда я вернулся, бутылка стала уже не совсем полной а девочка — не совсем трезвой. Рита посмотрел на две тарелки с жереной рыбой.
-У Зойдберга, небось спиздил, негодяй? - мерзко спросил он.

Вскоре мы уже были на острове.
–Ох, а ведь быть малолетней девочкой не так плохо, одна рюмка — и ты в хлам — сказал Риточка  заплетающимся языком – Шашлычка бы еще сюда да баб!
–Баб? Ты же сам баба! – засмеялся я.
–А иди-ка ты нахуй, вот что! Если я сейчас выгляжу так, это же не значит, что я должен становиться пидором!
Вскоре очередной глоток окончательно добил Риточку. Я посмотрел на упавшего навзничь девочку, который бормотал что-то нечленораздельное низким бесом. Он такая красивая! Интересно, а каково ему будет, если став женщиной он поснашается с мужчиной? Я неторопливо залез на него.
–Ты чо блять творишь, сука?! - Рита попытался выскочить, но я крепко прижал его к земле. Я начал нежно ласкать Риточку своими клешнями. Она почти не сопротивлялась. То-ли у него не было сил, то-ли ему понравилось. Вскоре Риточка почувствовал как я своим гектокотилем пытаюсь залезть в его мантию. Я нежно ласкал его своим репродуктивным органом, стараясь доставить как можно больше удовольствия.
-Да долго ты еще возиться будешь?! - вскрикнул Рита и вставил мой гектокотиль в себя. Вообще я ни разу не занимался сексом, и мне всегда было интересно, как это. Внутри Риточки было очень тепло и приятно. Я вошел еще чуть-чуть, и мой гектокотиль к чему-то прикоснулся. Меня как будто прошибло током. Все мое тело напряглось, я как будто что-то должно что-то произойти. Тут же его киса сжалась, тело свело судорогой. Он взвизгнул от удовольствия. Вдруг я почувствовал, будто меня кто-то ударил деревяшкой по голове. Я смотрел вперед и ничего не мог понять. Мои глаза стали словно не мои.

Я вдруг понял, что чувствую все, что чувствует Риточка, как будто находился в его(её) теле! Я даже видел себя её глазами! Неужели секс это так здорово! Я нежно полоскал её грудь, и почувствовал, будто у меня есть женская грудь и её ласкают! Похоже мы стали единым целым! Я мог прочитать все его мысли, увидеть все воспоминания, знать о его прошлой жизни. Меня несколько удивило, что когда Риточка был мужчиной, у него с женщинами шло все совсем не так как у меня. «Сейчас явно происходит что-то странное»,- говорил мне внутренний голос. Но я его не слышал. Мне была так хорошо, что не хотелось останавливаться. Я вновь начал двигаться, ускорил темп.
-Давай же, давай!- стонал кто-то из нас!

Через две минуты я уже начал кончать. Я почувствовал как мой сперматофор разливается внутри Риточки. Внеземное блаженство! Как хорошо, что люди могут заниматься сексом более одного раза за всю жизнь!

–Это было прекрасно! - сказал я и вышел из Риточки.
Черт побери! Зачем это было делать так резко! Такое впечатление, что я застрял внутри и выдергивая что-то оторвал! Я уже хотел посмотреть вниз, проверить на месте ли мой член, как вдруг понял, что не могу! Я вообще не могу пошевелить ни рукой, ни ногой, ничего ни вижу, ничего не слышу! Я что, умер? Кажется, мой член до сих пору внутри... И я по прежнему чувствую её тело, чувствую как приятное тепло растекается внизу живота... Да что со мной? О черт! Я вижу глазами Риточки себя со стороны. И тот я был явно не мной, словно каким-то чужим человеком. У нас явно пошло что-то не так. Как жаль, что я был первым мужчиной у Риты, и меня было не с кем сравнивать. Тем временем тот Семен попытался обнять нас.

-Иди на гектокотиль, я не гермафродит! - сказала я и оттолкнула Семена. Стоп! Сказал или сказала? Я поймала себя на мысли что совершенно не могу определить, кем являлась еще несколько минут назад, Семеном или Ритой? Ритой или Семеном? Во мне были воспоминания их обоих. Но ощущала я себя явно женщиной. Значит все-таки Рита?

Утром я проснулась от сильной тошноты. Не надо было вчера столько пить. Неуверенной походкой я кое-как добралась до двери домика, боясь обблевать пол. Я пощупала свою грудь. Странно, кажется она стала больше. Я опустила руку чуть ниже... О черт! У меня огромный живот! Неужели я залетела? И почему живот появился так быстро? Кажется, тут все идет не как у людей. Я вспомнил свою прошлую жизнь, свою жену когда она была беременна, прикинул свой срок...

Кажется развитие плода тут идет гораздо быстрее, чем в реале. Если ничего не предпринять, то я рожу еще до обеда! Я уже успел побыть папой в другом мире. Вспомнил свою жену... Черт, я не хочу быть как она! Черт! Становиться мамой мне совсем не хотелось. Надо срочно что-то делать. Я держась рукой за живот быстро ходила туда-сюда. Что же делать? Что делать? Единственная рациональная мысль — пойти к папочке.

Новость о том, что я беременна полностью вывела Семена из колеи. Услышав это он закатил глаза и упал в обморок. «Будь мужиком, блеадь! Кто из нас баба?» - говорила я, давая ему пощечины. Ох уж эти мужчины! Как зазезть под мантию, они на все готовы. Как за что-то отвечать — так сразу идут на попятную. Как жаль, что люди не умирают сразу после секса и могут заниматься этим многократно. От этого они становятся такими безответственными!

Мы с Семеном решили, что от ребенка надо срочно избавиться. Идти в медпункт? Да ну его! Наш фельдшер, Джон Зойдберг, вряд ли согласится лично делать аборт, и повезет меня в райцентр, и пока я доеду, что-то делать будет уже поздно. Да и если согласиться... В людях он  разбирается плохо (иначе бы не написал этот фанфик), еще голову мне отрежет по ошибке. Решено было действовать своими силами. Мы пошли в кружок кибернетиков. Электроник оказался хорошим другом семена и согласился пойти на такой рискованный шаг.

Меня положили на грязную фанерку. Электроник взял вилку и начал операцию... Я почувствовала, как вилка проникает в меня, как пытается нащупать моего ребенка. Я вдруг поняла, что чувствую все то, что чувствует мой малыш. Как он боится этой вилки, как он хочет жить. Мне захотелось все остановить, но Электроник и Семен крепко держали меня. Вот вилка коснулась головы малыша. Кажется это конец. Сейчас он его убьет. Ощущения были такими реальными, будто это происходит со мной. Вдруг меня осенило. Я и есть малыш! Я не Рита! И сейчас меня убьют! Зачем я пошла на это? Надо что-то срочно исправить! Меня охватила непреодолимая жажда жизни.

Ну мы еще посмотрим кто кого! Меня так просто не возьмешь! Я схватил вилку двумя руками и резко дернул на себя. электроник не успел отпустить инструмент и его рука провалилась вовнутрь. Я схватил его за руку и стал затаскивать дальше... Теперь он поймет, что чувствует ребеночек, когда его удаляют из материнской утробы. Снаружи раздался отчаянный крик электроника...

Операция по прерыванию беременности завершилась полным провалом. Теперь Риточка была беременна двойней — мной и Электроником.
-Надо было срочно что-то делать — сказал Электроник.
-Нам не остается ничего, кроме того, как пойти в медпункт. Нельзя его оставлять там. - ответил Семен.
-Только надо сначала все рассказать Ольге Дмитриевне...

Семен осторожно подвел Риту к медпункту. У двери их уже ждал доктор Зойдберг.
-Проходите, присаживайтесь вот сюда. Все будет замечательно. Аборт — простейшая операция. Какой у вас срок? - приговаривал доктор.
- А вы точно знаете, что делаете? - спросил Семен.
- Я делал эту операцию много раз! - уверенно сказал врач и уже потянулся за инструментами...
-Вы точно ничего не перепутали? - еще раз спросил сидевший в гинекологическом кресле Семен.
-Вот черт! Так и не научился отличать самок и самцов Человеков, - оправдывался Зойдберг. - Почему у вас все так сложно!?

После исправления досадного недоразумения наш гинеколог приступил к осмотру пациентки.

-Неужели Электроник мог поместиться там? Ведь он явно больше Риты? - сказал он и поднес стетоскоп к животу женщины.

Изнутри доносились крики: «АААААААА!!!! ВЫПУСТИТЕ МЕЯЯЯЯЯЯЯ!!!!!!!111».
-Да, похоже Эл действительно внутри. Придется делать гистеротомию — вариант аборта, чем-то похожий на кесарево сечение. Так можно и плод уничтожить, и Электроника спасти. Только работать придется без наркоза. Но не беда. Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается. Ты ведь согласна?

Видимо Рита очень устал. Он хотел чтобы все это побыстрее закончилось.
-Делайте что хотите — сказал он.

Вы не представляете, как больно, когда тебе распарывают живот на живую! Я чувствовал все, что чувствует моя мамочка. Мне было очень-очень больно. Но я знал, что еще немного и я им всем отомщу.

Вот передо мной мелькнул нож хирурга. Теперь больше ничего не удерживает меня внутри. Никто не ожидал, насколько большого ребеночка вынашивает Риточка. А стоило насторожиться, после того, как её живот почти не увеличился, после того, как туда попал Электроник. Я выскочил из живота Риты и сказал: «Что не ждали, валки пазорные!? Пескоройка, вам, самки собаки!». Маленькое помещение медпункта было явно тесно для меня. Легким движением руки я сорвал его крышу и откинул её в сторону. Все бросились бежать. «Думаете от меня так легко уйти?» - выкрикнул я и дунул. Вокруг медпункта возникла огромная стена огня. Теперь  бежать было некуда! «Что, убить меня хотели? Ну сейчас вы попляшете, на раскаленной сковородке! Я вас всех убью! Но первой я убью свою маменьку, которая хотела убить меня, своего родного сыночка!» - говорил я громовым голосом. Мой рост составлял уже 20 метров и продолжал увеличиваться. Я поставил ногу на грудь моей мамы. Я чувствовал под собой её хрупкое тело. Одно движение, и я раздавлю её в лепешку. Но я не торопился, так как хотел подольше насладится её испуганным и отчаянным взглядом. Вдруг я почувствовал, что кто-то щекочет мою пятку. Я посмотрел вниз, и увидел Лену, которая тыкала меня ножом. Я схватил её рукой. Мне хотелось смять эту глупую стерву в порошок и размазать её о землю как соплю. Я посмотрел в её полные ненависти зеленые глаза.

«Поцелуй меня, и я тебя отпущу», - сказал я ей и поднес её к губам. Но почувствовал сильный укол. «Ах ты минога!»- сказал я, протирая от крови порезанную губу. Вдруг у меня мелькнула мысль, что не таким уж и плохим человеком она является. Напротив, она очень преданный друг и очень отважная женщина, если защищая своих друзей бросилась на меня рискуя своей жизнью. И к тому же очень благородная, и не стала целовать меня, как последняя шлюха, несмотря на то, что это могло спасти ей жизнь. Нет, такую убивать нельзя. Я перенес Лену через стену огня и аккуратно положил её на асфальт. Теперь надо разобраться с Риточкой. Уж её я точно не пощажу.
- Ну все, мамуля, пришел твой час — сказал я. - Готовься к смерти.
- Хотела спросить тебя только об одном — Жалобно запричитала Риточка- Только об одном. Поклянись не убивать меня, пока не ответишь на мой вопрос.
- Ну и что ты хотела спросить? - сказал я, убирая ногу.
- Как ты такой большой сумел поместиться в моем маленьком животике?
- Да элементарно.
- А вот я не верю. Я не верю что ты мой сын. Ты не смог бы поместиться во мне.
- Да мне плевать что ты не веришь.
- Значит ты не мой сын?
- Я твой сын!
- А я не верю! Докажи мне это!
- Ах так! - громогласно сказал я. - Ну вот смотри!
Я быстро залез в животик Риточки. Ну теперь то она поверит? Но тут Рита мгновенно закрыла руками рану в своем животе, загнулась калачикам и завизжала
- Быстрее зашивайте меня, пока я его держу!

Обессиленная полуживая Рита лежала на асфальте в луже крови. Из её зашитого грубыми стежками живота доносились крики:
- ГЕРМАФРОДИТЫ ОСЕМЕНЕННЫЕ! ПЕСКОРОЙКА ВАМ ВСЕМ, САМКИ АКТИНИИ! Вы обманули меня! Вы за это заплатите! Я убью вас всех! И буду убивать очень медленно, чтобы вы отентаклили гермафродиты!

-Черт! - сказал Электроник - Что же нам теперь делать? Рита вот-вот родит естественным путем, и тогда нам всем конец.
-Может, её убить? - предложила Лена
-А ты уверена что это получится? - возразил Семен. - Вот аборт у нас сделать не получилось.
-Предлагаю бежать от сюда, и подальше — сказал Зойдберг и тут же куда-то убежал.
-А ведь он прав. - сказал Семен. - Только надо сначала Риточку связать, чтобы она нас не догнала.

Они связали мою маму и быстрее пошли прочь. У ворот лагеря их уже ждал икарус. Они сели в него и уехали. Мы остались с мамочкой одни...

Далее повествование ведется от лица старого Семена.
Мы сели в автобус. Надо срочно ехать отсюда. Я убедился что все сидят в автобусе, завел двигатель, и не дожидаясь, пока он прогреется, тронулся.

Топливо мы в бак так и не залили. Хотелось побыстрее убраться от сюда. Я планировал уехать как можно дальше, а потом идти пешком. Я старался ехать только в одну строну. Но вскоре у меня возникла проблема. Дорога привела опять к воротам «Совенка».
После некоторых переговоров мы решили, что надо хотя бы взять топлива.

Мы вышли из автобуса и осторожно осмотрелись. Лена держала на готове нож. Там, где мы бросили Риточку, её не было. Зойдберг тоже не сел в автобус и был где-то в лагере. Может быть, она сейчас разбирается с ним? Мы пошли к кружку кибернетики и стали спешно таскать топливо. В какой-то момент мы оказались в комнате с Леной одни с последней канистрой.

- Почему сын Риты называл тебя папочкой? - спросила Лена.
Мне почему-то не хотелось ей  врать. Может, мне казалось, что она все равно узнает правду.
- Я изменил тебе с ней. Я смог это потому, что в этом месте у меня сразу решились все проблемы со здоровьем.

Лена ничего не ответила. Я испуганно смотрел на нее. Что же она предпримет? Обольет меня бензином и подожжет? Лицо у нее было словно каменным, и не выражало никаких эмоций.
- Мое сердце всегда будет рядом с тобой, - вдруг сказала Лена, положив руки себе ну грудь. Я уже хотел обрадоваться, что она меня простила, но через мгновение меня охватил ужас. Лена начала сжимать руки. Под её одеждой раздался хруст ребер. Через мгновение она разорвала свою грудную клетку.  Во все стороны потекли фонтаны крови. Я сделал несколько шагов назад. Девушка вырвала из себя какой-то кусок мяса и, сказав «Лови!» кирнула его мне. Я не поймал, и он упал мне под ноги. Лена посмотрела на меня печальным взглядом. Я сделал шаг вперед, и почувствовал, что на что-то наступил. Лена опустила глаза вниз и тихо сказала: «Какая же ты сволочь, Семен!», и рухнула на землю. Раздался тихий глухой звук, как будто упал мешок с говздями.

Я посмотрел себе под ноги и понял, что только что наступил на её сердце. Я сразу схватил его в руки. Оно почему-то еще билось. Я подбежал к Лене. Она лежала на полу в огромной луже крови. Её красивое лицо стало уродливым, и было с первого взгляда понятно, что она уже умерла. Я вложил сердце обратно в грудь. Было понятно, что его ни за что поставить на свое место, так как были деформированы сердечные стойки. Куда бы я его не клал, оно было все время явно не там. Эх, сюда бы доктора, хотя было понятно, что уже поздно что-то делать. Я еще раз посмотрел ей в глаза. Они стали какими-то уродливыми и мертвыми, в них пропал живой блеск. На это невозможно смотреть. Я закрыл ей глаза рукой. Навсегда. Сердце я завернул в кусочек белой тряпочки и пошел с ним в автобус.

Автобус размеренно ехал по трассе. Я вглядывался в ночную темноту. Сзади монотонно тарахтел двигетель. Тук-тук тук-тук — слышались звуки из лежащей рядом со мной белой тряпочки. Сердце все еще работало. Прошел уже час. Оно когда-нибудь умрет? Впереди показалась человеческая фигура. Она стояла посередине дороги.

-Это Рита! - закричала Ольга Дмитриевна, - Дави её!
Но я нажал на тормоз, настолько резко, что Ольга слетела с сиденья и ударилась о стекло. На дороге стояла Лена.

Я выскочил из автобуса и подбежал к ней. Она равнодушно смотрела на меня. Я начал ощупывать её грудь. Пробоин, вроде, не было. Лена зарядила мне пощечину.
- Отстань от меня, грязный извращенец!
- Садись в автобус, поехали.
- Не хочу ехать с тобой. Я лучше пешком дойду.
- Садись быстрее, и не надо препираться, сказала Ольга.
Лена с отвращением посмотрела на меня, и ничего не сказав пошла к двери.

Я уже хотел трогаться, но вдруг через шум двигателя опять услышал «тук-тук, тук-тук». Сердце в белой тряпочке все еще билось. Я поставил автобус на ручник, взял тряпочку и подошел к Лене.
- Угадай что тут?
- Мне все равно.
Я раскрыл тряпочку, и показал.
-ИИИИИИИИИИИИИИ!!!!! - завопила девочка.
Ольга подошла ко мне.
-Да что ты пристал к бедной девочке!? - закричала Ольга, посмотрела на предмет в моей руке и её стошнило.
-Скажи, что это такое? - сказала она, вытирая со своего милого ротика рвотные массы.
-Сердце!
-Чье?
-Её! - крикнул я и протянул орган его хозяйке, - Пусть возьмет обратно.
Лена выхватила нож, направила на меня и закричала:
-Уходи! Отстань от меня, грязный маньяк!

Я медленно пошел к водительскому сиденью.
-Зарезала бы уже, чего уж пугать, - сказал я Лене.

Надо было ехать дальше. Но мне все же хотелось разобраться, чей же труп там лежит в лагере. Я, немного подумав, начал разворачивать автобус.
-Что ты делаешь? - Закричала Ольга
-Мне надо вернуться в лагерь. Я там кое-что забыл
-А без этого кое-чего можно обойтись?
-Пусть вернется. Он должен кое-в чем убедиться — сказала Лена.
Я несся не жалея автобуса. Стрелка спидометра дошла до конца шкалы. В пару поворотов я еле вписался, чуть не угробив всех пассажиров. Кто-то наверняка хотел остановить меня, но не решался этого сделать, не без оснований опасаясь, что автобус окажется в кювете, стоит меня хоть чуть-чуть отвлечь.

Я подъехал совенку. Вот передо мной ворота. Надо остановиться. А надо ли? К черту! Раздался звонкий удар и по стеклу поползли паутинки трещин. Ворота с грохотом упали на асфальт. Я остановился около домика где мы брали топливо. Вышли из автобуса. Я открыл дверь, и показал всем труп. На лицах всех, кроме Лены появился ужас.
- Кто это? - спросил я Лену.
- Это я. Да, это я, не удивляйся. - равнодушно сказала девушка.
- А почему вас двое?
- Та, что мертвая — только для тебя. Та что живая — для всех остальных. Поехали отсюда. Мне тут тошно. И другим тоже.

Мы сели на автобус и поехали. Вскоре я доехал своего родного города. Развез всех пассажиров по домам.

--Тебе куда? - спросил я Лену.
--Отвези меня к маме.
Вскоре мы приехали.
--Ты ничего не забыла? - Спросил я показывая на тряпочку.
--Нет, это твое.  Мое сердце всегда будет рядом с тобой.

Я медленно ехал в сторону дома. На остановке стояла одинокая девушка.  Это была Рита. Беременная. Увидев автобус, она выскочила и перегородила дорогу. Дурацкая привычка выпрыгивать перед автобусом. Я резко ударил по тормозам, но остановиться не успел. Раздался глухой удар. Черт! Неужели я её сбил!  Вдруг дверь автобуса сама открылась, и Рита  откуда-то снизу залез в автобус.
--Ну, что, довезешь меня?
--Я, вообще, в депо еду.
--А я как раз с той стороны живу.
--Ты хоть не хочешь меня убить? - спросил я Риту.
--Пока нет. Мы с тобой еще развлечемся. Покатаемся на этом автобусе. Но вот и моя остановка. Пока.

Я приехал к своему дому. Двигатель работал не ровно, видимо я его повредил, когда гнал к Совенку в последний раз. Автобус был помят от удара о ворота. Да и в город Хармонт я так и не приехал, и там кто-то не дождался меня. На работу идти совсем не хотелось, там будет жестокий разнос. Я зашел в свою пустынную квартиру. Без Лены она стала совсем безжизненной. Чтобы хоть как-то скрасить одиночество, я включил телевизор.
--Президент Российской Федерации, Владимир Путин...

Кто такой Путин? Что за Российская Федерация? Я живу в Советском Союзе и наш лидер — Григорий Романов. Я сел за компьютер. Вместо моего старенького эльбруса лежал аппарат явно иностранного производства...

Конец.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики