ФЭНДОМ


В связи с последним днем пребывания в лагере Ольгой Дмитриевной было решено испечь большой прощальный торт. Естественно ее главным помощником в этом деле стал я. Мне опять пришлось пробежаться по лагерю в поисках необходимых продуктов для блюда. Забрав ящик куриных яиц со спортзала и молоко с котельной и отнеся все это на кухню, я отправился к Электронику за сахаром. Но сахара там не оказалось - его почти довезли до столовой, однако она была закрыта, поэтому сахар решили пока оставить в медпункте. Я дошел до медпункта, поздоровался с медсестрой и сообщил, за чем пришел. Виола была занята - кто-то из ребят поранил руку на футбольном поле, и она обрабатывала его рану. Стоя ко мне спиной, Виола рукой указала на шкаф у двери, и со словами "Смотри не надорвись, пионер" уже забыла о моем присутствии. Я полез в шкаф. В самом низу под различными препаратами и лекарствами стоял большой белый мешок. Я вытащил его и развязал, чтобы проверить - белые песчинки, сладкие на вкус, вне всякого сомнения были сахаром. Я уже было собирался завязать мешок и, кряхтя от усталости, тащить его к столовой, как вдруг на одной из полок заметил пакет с зеленой этикеткой. Такой же пакет был в руках у Слави, когда медсестра оставила меня за главного в своем кабинете. Бросив косой взгляд на Виолу и удостоверившись, что на меня никто не смотрит, я осторожно взял пакет в руки и осмотрел его. На этикетке ничего нельзя было разобрать - слова то ли стерлись, то ли были написаны непонятными мне корявыми иероглифами. Пакет был слегка подорван в одном месте. Я глянул внутрь и разглядел гранулированный порошок светло-голубого цвета. Я принюхался - мелкие частички порошка забрались мне в нос, и я чихнул, неуклюже уронив пакет в мешок с сахаром.

- Что там у тебя? Заболел? - услышал я голос Виолетты у себя за спиной, заставивший меня слегка вздрогнуть.

- Да нет, все в порядке, просто пыльно тут у вас очень, всякая гадость в нос летит. - испуганно затараторил я, энергично связывая мешок и закрывая шкаф, - Вы это, убрались бы хоть, медицинский пункт, а такая грязь. Нехорошо. А еще детей лечите. - я слегка запнулся, встретив недовольный взгляд медсестры, и понял, что переборщил. - Ну это, ладно, я пойду тогда. Да-с. А это даже наоборот хорошо, что у вас везде антисанитария тут - такая прививка от окружающих нас бактерий. И уколы делать не надо. Над ранкой вон бинтом грязным потрусил - и хорошо. Да и бактерии у вас от спирта все полудохлые наверно. Вы же пьете, да? - входная дверь резко захлопнулась перед моим носом, чуть было не отутюжив его своей железной поверхностью.

Протащив мешок до ближайших кустов, я развязал его и глянул внутрь: содержимое пакета полностью перемешалось со сладкой массой, и песок обрел вид стирального порошка с цветными гранулами. Можно было конечно вернуться в медпункт и узнать об этом порошке поподробнее, спросить о нем у Слави, или, на крайний случай, сказать Ольге Дмитриевне, что сахар пришел в негодность. Но я всегда был ленив до признаний своей вины, часто надеялся на авось и всячески избегал конфликтов, в которых я заведомо был не прав. Поэтому плюнув на все это дело, я завязал мешок и отнес его поварихе, а на вопрос, что это такое синенькое в сахаре, сказал, что это новая технология, и сахар добыт не из свеклы и тростника, а выжит из плодов недавно культивированной черноплодной рябины, что делает его более полезным, питательным, богатым различными витаминами и йодом. "Это еще в «Правде» печатали. Вы разве не в курсе?" - бросил я, уходя в библиотеку за мукой.



К вечеру праздничный торт был готов. Мы всем лагерем украсили площадь шариками и гирляндами, вынесли столы из столовой и накрыли их, развесили прощальные плакаты. Еще было довольно светло, когда все ребята нашей смены, одетые в выходные костюмы и платья, собрались за общим праздничным столом, весело и игриво перешептываясь друг с другом. 

Я осмотрелся. Рядом со мной сидела скромная Лена, стыдливо пряча от меня глаза в пол и невинно улыбаясь своими красивыми наливными губками. Ее тело, изящно подчеркнутое элегантным платьем, слегка дрожало от вечерней прохлады и робости. Она приятно пахла: ее собственный запах гармонично сочетался со сладковатым ароматом легких духов. Чуть поодаль от нас Алиса довольно искусно делала вид, что слушает свою соседку. Она вполне естественно смеялась и поддакивала ей, но я уловил пару брошенных в нашу с Леной сторону косых взглядов, сверкающих выразительными глазками в свете разноцветной гирлянды. Она довольно развязно держалась на стуле, выставив немного вперед красивую грудь и забросив одну руку на спинку. Немного дальше Ульяна упрямо доказывала кому-то свою глупость, энергично жестикулируя и ёрзая на своем табурете. Ее молоденькое личико от серьезной сердитой мины резко перебегало к беззаботно хохочущей гримасе, заражающей звонким смехом, а потом, внезапно изобразив искреннее удивление, снова возвращалось к холодной сердитости. Наивного ребенка хотелось приласкать сладкой конфеткой и успокоить, хотя бы на время. За Ульянкой я заметил скучающую Женю, за которой неумело ухаживал Электроник. Шурик молча сидел напротив друга и с ехидной ухмылкой наблюдал за его потугами. Рядом вечно энергичная Мику беззаботно щебетала Шурику в ухо последние новости, рассказанные ей тем же Шуриком неделю назад, и делилась секретами по настройке очередного музыкального инструмента. По другую сторону стола чуть дальше меня рядом с Ольгой Дмитриевной сидела Славя. Ее красивую прямую осанку гармонично дополняли пышные формы и длинные светлые косы, блестящие яркими цветами на фоне темных силуэтов ближайших кустов. Она внимательно следила за вожатой и ждала, когда же та начнет запланированное мероприятие. Ее слабая рассеянная улыбка приветствовала всех опоздавших к столу пионеров, а бездонные голубые глаза тактично пересчитывали усевшихся ребят. Ольга Дмитриевна же была полностью увлечена разговором с Виолой. Две женщины делились друг с другом своими секретами, хихикали, говорили о моде и вспоминали прошлое, ни на что вокруг не обращая внимания. Их красивые зрелые тела в темных платьях довольно заметно выделялись на фоне молодых поджарых пионерок.

Наконец, немного приглушив звонкий гул общения, Ольга Дмитриевна встала из-за стола и произнесла большую прощальную речь: о нашем пребывании в лагере, о дружбе и товариществе, о чести быть пионером и его непорочной натуре. Растроганная своими собственными словами до слез, под конец своего монолога и под одобрительный возглас толпы, она пригласила повариху вынести большой красивый торт к столу. Крупный торт, украшенный кусочками земляники, яблока и взбитыми сливками, торжественно въехал на железной коляске, управляемой довольной поварихой, медленно и аккуратно был возгружен в центре, и Ольга Дмитриевна стала резать его, передавая небольшие кусочки на блюдцах по рукам в разные концы стола. Ульяна раза три сумела слопать лишний кусок сладкого десерта во время этой передачи. Всем торт ужасно понравился, пионеры подходили к центру стола и просили добавки. Я естественно торт есть не стал, внезапно разволновавшись от пришедшей в мою голову мысли, а не яд ли крысиный я рассыпал на сахар? Меня отвлекла Лена, тихо шепнув на ухо: "Почему ты не ешь?". Я было хотел пожаловаться на живот, как вдруг встала Ольга Дмитриевна и объявила танцы. Мы с Леной поднялись со стола вместе с другими ребятами и под веселую задорную музыку стали танцевать. 

Я наблюдал на Леной, энергично двигающей свое красивое тело в такт музыке. Ее крупные мячики ритмично прыгали, нежно мялись от движения и слегка постукивались друг об дружку, играя еле заметными переливами тонкой пленки пота на свету. Белоснежные тонкие ручки с естественной легкостью выполняли несложные приемы, а маленькие плечики и молодая шея манили своим изяществом оставить пару страстных поцелуев на их нежной как бархат коже. Ее глазки игриво блестели в полутьме, похотливо приглашая меня поохотится за своим прекрасным телом и обещая полностью отдаться мне после легкого флирта. Спинка со змеиной грацией изгибалась и вытягивалась, выставляя пышную попу и круглые бедра в привлекательном ракурсе. Быстрая музыка сменилась спокойным вальсом. Тяжело дыша от резкой смены ритма, Леночка прижалась ко мне, касаясь кончиком своей трепетно поднимающейся груди к моему торсу, и легко обхватила мои плечи своими тонкими кистями, сладко пахнущими съеденными ею кусочками торта. Я ухватил ее за талию, слегка сжав упругие ягодицы. Леночка приятно улыбнулась, склонилась ко мне и нежно положила свою голову мне на грудь, взволнованно переводя дух. Я зарылся в ее густых волосах, нежно поцеловал ее в изящное ушко и медленно стал вести нас, кружась на месте на фоне вечернего темени. 



И тут я понял, что вокруг что-то изменилось. Пионеры и пионерки, беззаботно танцующие пару мгновений назад, совершенно забыли о музыке и уже вовсю обнимались друг с другом, страстно одаривая партнера поцелуями и прикосновениями к интимным местам. Музыку заглушили стоны возбужденных пионерш, которых яро лапали разгоряченные пионеры. Их шаловливые ручки проворно лезли под юбки и платья, нетерпеливо хватая набухшие потные сиськи и влажную промежность. Куда не глянь, везде творилась вакханалия: там две девочки страстно целовались, прижавшись друг к другу своими мокрыми письками, там юный пионер со спущенными штанами срывал трусики у нагнувшейся к нему раком девочке, послушно поднявшей платьице вверх и оголив свою беленькую попу, там всегда готовая пионерка надрачивала стоячий член мальчика и уже тянулась своим ротиком к нему, облизываясь от предвкушения. Я посмотрел на стол: девочки и мальчики, стыдливо жавшиеся на стульях минуту назад, вовсю игрались со своими эрогенными зонами, по-товарищески помогая соседу ручками и языками. Маленькую Улю обхватили ее два возбужденных соседа, один из которых теребил ее бусинку, надрачивая второй рукой свой член, а второй страстно покусывал и полизывал ее маленькие темные сосочки на еще несозревшей груди. Широко расставив ножки и обхватив ручками шею Электроника, Женя резво прыгала на его черенке, похлестывая пышными мягкими буферами его искривленное от экстаза лицо. Напротив на столе спиной вверх развалилась обмякшая Мику, сладко постанывающая и слегка вздрагивающая от волн удовольствия, которую энергично и грубо пердолил сзади Шурик, бешено сверкая своими очками. Ольга Дмитриевна и Виола жадно целовали друг друга, игриво покусывая нижнюю губку и ласкаясь проворными язычками. Они страстно поглаживали и мяли свои горячие тела, усердно даря наслаждение своей подруге. С пошлой улыбкой на лице Виола стащила с Оли платье, смела со стола пустые чашки и блюдца с недоеденными кусками торта и аккуратно уложила ее послушное тело на стол. Сняв крупный бюстгальтер, она с жаром вцепилась в Олину грудь и жадно стала сосать набухшие соски. Проворная рука медсестры незаметно спустилась к ее трусикам и начала ловко массировать искусными пальчиками влажную щелку. Оля возбужденно дышала и томно постанывала, извиваясь под Виолой от наслаждения. Та спустилась ниже, ловко стиснула с разгоряченной подруги маленькие трусики, раздвинула ее изящные ножки и набросилась на аккуратно подбритую киску, покрытую приятными выделениями.

Вдруг Лена, которую я нежно обнимал, сноровисто спустила свои тонкие руки к моему паху и проворно стала снимать с меня штаны, взволнованно дыша от возбуждения. Я даже не успел заметить, как она резво опустилась на коленки, быстро нашла моего бойца и интенсивно стала надрачивать его, сгорая от нетерпения. Ее ловкие пальчики мгновенно разбудили спящего солдата, разбухшего от жаркой страсти и энергии. Леночка, трепетно ожидая предстоящее блаженство, приблизилась к члену, закрыла сияющие от счастья глазки и осторожно лизнула краешек моей плоти. Я почувствовал ее горячий скользкий язычок, нежно ласкающий моего отвердевшего питона. Она прикоснулась к нему своими сладкими губками, ласково поцеловав, потом аккуратно взяла его в маленький ротик и бережно стала сосать, медленно раскачивая голову. Я обхватил ее головку рукой, задавая правильный ритм, она покорно поддалась мне. Ее горячий ротик принимал все больше и больше моей твердой плоти, проходившей к эластичному горлу. Лена взволнована дышала мне в пах, вызывая мелкие мурашки. Она рукой залезла под платье и стала теребить свою влажную писю. Чувствуя приятные волны удовольствия, вызванные ее старанием, я на мгновение полностью расслабился, закрыв от наслаждения глаза. Девочка сосала очень усидчиво и прилежно, она безумно возбудилась от мысли, что принимает мой член своим ласковым ртом.

Внезапно появившаяся из ниоткуда Алиса оттолкнула Лену в сторону, от чего я потерял равновесие и свалился на землю, присев на свой зад. Алиса резво вскочила на меня, расставив ноги, и разом опустилась на мой черенок, вобрав его своей полыхающей киской. Динамично раскачивая тазом, девушка ловко извивалась надо мной, усердно потирая свою мокрую от выделений и пота письку по моему паху и размазывая теплые соки по нашим телам. Яркая и живая, она сладко стонала надо мной, покрываясь блестящими капельками пота. Ее выразительные глаза смотрели прямо на меня, горели обжигающей страстью и плотским желанием. Она грубо трахала меня своей узкой щелью, чуть ли не вырывая мой член с корнем. Ее нутро кипело от возбуждения, юное тело жадно двигалось, щедро растрачивая энергию. 

Немного растерявшаяся Леночка поднялась с земли, быстро подошла к нам и, цепко схватившись Алисе в волосы, с силой вышвырнула ее от меня. Алиса кубарем покатилась по земле, резко поднялась и гневно набросилась на обидчицу, ожидавшую ее ответа в боевой стойке. Две девочки вцепились друг в друга. Они рвали сопернице волосы, платье, кусали руки и царапали лицо. У меня не было желания попасть под раздачу, поэтому я тихо поднялся и попятился к столу.

Все вокруг уже жестко трахались, полностью избавившись от одежды. То там, то тут творился настоящий разврат, мерцающий от света гирлянд и фонарей в ночной полутьме. Два пионера дружно трахали стонущую девочку в рот и попу. Немного дальше группа мальчишек и девчат переплелись в ебущемся клубке животной страсти и похоти. Там две молодые барышни удовлетворяли друг друга на траве, энергично трясь своими узкими щелочками. Рядом трое посасывали и полизывали своим товарищам возбужденные письки. 

- Семен!? - кто-то окликнул меня детским взволнованным голоском. Я обернулся: маленькая голенькая Уля попой уселась на остатки большого торта и смотрела на меня своими большими жалобными глазками. - Ты поможешь мне? - юная пакостница раздвинула свои хрупкие ножки и ручонкой вымазала и без того грязную от выделений писю сладким кремом. 

Чтож ты будешь делать, девочке придется помочь! Я накинулся на ее сахарную письку и стал нежно вылизывать весь крем, кропотливо обсасывая язычком ее маленькую горошину и гладкую щелочку. Ульянка чуть постанывала и слегка дрожала от удовольствия. Она стала мять свои маленькие сисечки, растирая остатки крема по вспотевшей коже. Ее упругая дырка горела от возбуждения и утопала в обильно выделяющейся смазке. Я решил, что пора немного помассировать ее мокрую писю своим черенком: сладко поцеловал ее в бусинку, поднялся и живо вставил в нее своего затвердевшего друга. От неожиданности Уля вскрикнула и дернулась. Энергично раскачиваясь, я начал разрабатывать ее тугое отверстие, нежно целуя плечики и смакуя крохотную упругую грудь. Уля взволнованно сопела своим маленьким носиком и жалостливо пищала, теряя контроль от возбуждения. Ей было немного больно от моих довольно резких движений в ее чувствительную писечку, но она послушно терпела, зажав нижнюю губку зубами. Ее маленькие ручки цепко обхватили мой торс, острые ноготки безжалостно скоблили спину. Она стала забывать о боли, полностью поддаваясь охватившей ее страсти. Пару мгновений спустя Уля не выдержала и бурно кончила, громко охнув и лихорадочно закатив глаза. По ее юному телу прошла бурная волна судорог, а потом она обмякла, закрыла глаза и отключилась. 

Я оставил маленькую развратницу и уже было собирался уйти с площади, ставшей к ночи обителем абсолютного блядства и безграничной похоти, как чья-то рука резко ухватила меня за локоть, и кто-то властным женским тоном произнес: "Куда это ты собрался, Семен?". Я медленно повернул голову: передо мной стояла голая Ольга Дмитриевна, гневно уставившись на меня своими горящими плотским желанием глазами. 

- Настоящий пионер всегда готов помочь своим товарищам и привык доводить дело до конца. А ну пошли со мной. - она дернула меня к себе и повела к своему месту у стола, рядом с которым обнаженная Виола устало развалилась на стуле и курила сигарету. 

- А, это ты, пионер. - с ноткой холодного равнодушия проговорила медсестра, пустив густой клуб дыма. - Ну давай, помоги мне - полижи меня там.

Она потушила сигарету о блюдце, стоявшее на столе, и широко расставила ноги.

- Делай, что тебе старшие говорят. - укоризненно произнесла Ольга Дмитриевна, положив руку мне на спину и надавив, чтобы я нагнулся. Я встал на четвереньки и ртом потянулся к влагалищу зрелой дамы. Ее выразительная писька сильно отличалась от крохотной Улиной дырочки. Она была чисто выбрита, лишь на лобке красовался небольшой узор из коротко стриженных волос. Половые губы слегка выпирали из щели, клитор был достаточно маленьким, но значительно большим миниатюрной горошины маленькой девочки. А сделал небольшой вдох, ощутив приятный аромат Виоленой киски, и нежно прикоснулся к ее горячей влажной промежности своим язычком. Виола томно охнула, полностью расслабив мышцы таза. Я стал энергично облизывать ее набухшие губы и упругую изюминку, щедро смоченные ее соками и потом. Виола страстно вцепилась в мои волосы своей рукой, ласково поглаживая и прижимая мою голову плотнее к раскаленной писе. Она ловко извивалась своим знойным телом и взволнованно дышала, от чего ее внушительная грудь часто поднималась, бросая большую тень на изящный животик и мягкий лобок. Пока я кропотливо вылизывал аппетитные соки страстной женщины, Ольга Дмитриевна стащила с меня брюки и трусы, облокотилась на меня своей мягкой грудью, ухватила мой черенок своей тонкой кистью и стала интенсивно надрачивать его. Также она смочила палец на второй руке и мягко вставила его в мою заднюю дырку, шустро играя им во мне. Две опытные дамы очень быстро и здорово завели меня, я чуть ли не терял сознание от переполнявших меня чувств, старательно выполняя свою роль в нашем общем акте любви.

- Довольно. - Виола остановила меня возбужденным голосом, потом расслабленно поднялась и встала передо мной раком. Виляя своей большой попой перед моим лицом, она властно скомандовала: - А теперь еби меня своей игрушкой.

Я слегка навалился на нее, крепко ухватившись за пышные буфера, и резво вставил свою игрушку в ее тесную кабину. Мы медленно раскачались в такт друг другу и бойко поехали по дороге волнующей животной страсти к сокровенному оргазму. Виолины вздохи и стоны становились все более ощутимы и сильны, опытная женщина полностью отдалась процессу и ловила каждый миг приятного безумия. Я взволнованно целовал ее в стройные руки и плечи, нежно покусывал румяное ушко, вдыхая аромат ее пышных волос. Наши тела жадно трахались и даже не думали об усталости. Вдруг я почувствовал, как что-то широкое и большое входит в мой зад: Ольга Дмитриевна ловко вставляла в меня черный страпон, плотно сидевший на ее широких бедрах. Она поймала наш ритм и стала медленно двигаться вместе с нами, искусно разрабатывая мое очко. Мы слились в одно целое, один большой организм, пылающий жаром от вожделения и безразмерной страсти к самому себе, полностью отдались друг другу в этот миг сладострастной похоти и так же отчетливо чувствовали наслаждение других, как и свое собственное. И вот, на грани полного изнеможения, мы одновременно добрались до заветного экстаза и обильно кончили, заглушив страстные стоны вокруг своими. Мы слегка отдышались и разомкнулись. Женщины, довольные собой, потянулись обниматься и целоваться друг с другом, а спустя минуту решили продолжить акт соития, забравшись на стол и жарко трахаясь на нем страпоном.

Я огляделся. Женя и Мику страстно целовались и ласкались, стоя напротив друг друга раком, пока их энергично жахали в дырки их собственные кавалеры. На бывшей площадке для танцев две воинственные девочки - Алиса и Лена - игриво кувыркались в нежных объятиях, любовно возбуждая письку партнерши гибким язычком. Ульянка, полностью залитая спермой, уже отсасывала группе молодых парней, которые обступили ее по кругу.

- Эй, Семен, - услышав приглушенные слова, я повернул голову и увидел в ближайших кустах Славю, рукой манящую к себе. Я тихо подошел к ней.

- Пойдем отсюда. - почти шепотом произнесла она, мило улыбнувшись, ухватила меня за рукав и повела от площади в сторону озера.



Мы неслись через аллею, тускло освещенную старыми фонарями, пробивались по заросшим тропинкам через хлеставшие нас ветки кустов в ночной полутьме. Над нами за пышным ворохом листьев яркой россыпью мерцали бесконечно далекие звезды. Бледно-желтый шарик Луны заливал все вокруг слабым мягким светом, наполняя окружение размытыми, приятными глазу контурами простых фигур и сглаженных мелких деталей. В прохладном воздухе ощущался тонкий приятный запах мокрой травы и коры деревьев, дополняемый сладковатым ароматом прошлогодней листвы,  так же слегка отдавало лягушками и речной тиной. Славя быстро вела меня вперед, весело прыгая по камням и кочкам и ловко выкручиваясь от раскиданных молодыми деревьями веток. Ее белоснежный силуэт пестро мелькал передо мной, длинные пряди ослепительных волос и редкие капли росы на красивом платье ярко блестели от света изредка встречающихся нам ламп ночных фонарей. Славя привела меня к слегка пологому дикому берегу озера в тенях старых ив и берез, с узким проходом к воде между двух густых непроглядных стен камыша. Мы уселись на мягкую траву, созерцая лунную дорожку света на стоячей воде, которую слегка резали отбрасываемые кувшинками и стеблями тростника острые тени. Славя прижалась ко мне боком и нежно обняла меня одной рукой, положив свою голову мне на плечо. Я заботливо укутал ее в теплых объятиях своими руками, медленно поглаживая ее упругую попу и женственные бедра. Она с любовью и лаской посмотрела на меня: в ее больших голубых глазах читалось искреннее желание полностью отдаться мне на этом безлюдном островке мира и счастья. Мы приблизились друг к другу и мягко прикоснулись губами. Наш легкий поцелуй разросся в череду страстных и волнительных лобызаний. Не оставляя любовника ни на миг без горячих прикосновений своими губами, мы энергично стали раздевать себя, без сожаления срывая всю мешавшую и запутавшуюся одежду. В лунном свете ее очаровательное тело светилось аурой кошачьей грации и женственной изящности. Чистая молодая кожа пахла полевыми травами с приятной горчинкой банного березового листа. Ее грудь была восхитительна - большие пышные сиськи статно держались на грудной клетке, а темные соски юной красавицы приглашали к себе попробовать их на вкус. Горячее лоно молодой девушки обильно текло и пылало. Ее нежный упругий бутон раскрылся от возбуждения, призывая меня вставить туда свой пестик. Осыпая страстными поцелуями, я мощно вошел в нее. Наши тела тесно переплелись в бурном акте соития. Я резко вонзал свой стержень в ее жаркое мокрое лоно, жадно мял ее пухлую грудь, слегка покусывая набухшие сосочки. Славя сладко стонала подо мной, ее лицо светилось от переполняющего ее удовольствия. Ее напряженное гибкое тело постоянно двигалось и ворочалось от страстного волнения, она возбужденно гладила своими ласковыми ручками мою спину, голову, чувственно прижимала к себе мой зад. Мы оба потеряли контроль над разумом и полностью отдались пылкой любви и похоти в наших горячих телах. Для меня не существовало ничего больше, кроме этой великолепной девушки, ради одного страстного стона которой я готов был умереть на месте. Я хотел разделить и умножить свое счастье с ней, бездумно жаждал полностью слиться с ее безупречным телом в едином порыве бесконечной страсти. Она полностью разделяла мои чувства, на ее прекрасном лице читалась искренняя любовь ко мне, желание подарить всю себя мне навечно. Она нежно таяла от моих ласк и влюбленно стонала от каждого моего прикосновения. Мы потеряли счет времени, забыли обо всем, что знали раньше и чего раньше хотели, во всем мире для нас существовали лишь мы для друг друга и безграничная всецело расщепляющая и вновь соединяющая нас в одно любовь. Одновременно дойдя до абсолютного блаженства, наши тела забились сладостной агонии оргазма, от которого мы потеряли сознание и бесчувственно слегли друг на друге. Очнувшись через неопределенное время, мы вновь наполнились жгучей энергией и страстью, и с новой силой стали любить друг друга, нежно обнимаясь и ласкаясь.



Утром, когда солнце было уже довольно высоко и ярко освещало наше сказочное место своими теплыми лучами, я мягко поцеловал Славю в лоб, от чего она тихо проснулась в моих объятиях, мило открыв глазки и невинно улыбнувшись. Я по-ребячески потерся кончиком своего носа об ее чудесный носик и слегка наклонился к ней, нежно поцеловав в губы. Потом я вдруг вспомнил вчерашние события, приподнялся и спросил:

- А ты мне не скажешь, что было в том пакете с зеленой этикеткой, который ты взяла из медпункта?

- Этом? - Славя покопалась в своих вещах и вынула пустой пакет. - Так, биодобавки на основе хвои кедра и диких трав. Мой отец очень серьезно увлекается народной медициной и верит в целительную силу растений, поэтому подсунул мне эти пакетики и настоятельно посоветовал мне их принимать во время простуды. А Виола отобрала их у меня по прибытию, сказав, что не позволит заниматься всякими псевдонаучными глупостями в ее смену. А почему ты спросил?

- Да так.. любопытно стало. - выкрутился я, жарко целуя ее еще раз.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики