ФЭНДОМ


Камера показывает заснеженные равнины, подпись импактом внизу - Киев, 2053г. Через 10 лет после окончания Третьей мировой.

…В этой войне погибла целая цивилизация… Но кое-кто выжил.

Камера медленно опускается, показывает занесенный наполовину снегом плакат с Леночкой .

К нему подходит человек в очень толстых одеждах, лицо закрыто мехом животных и очками на подобии тех, что были у пилотов во второй мировой

Разгребает снег, поднимает плакат, который уже немного пожелтел, но в остальном абсолютно цел.

Говорит на каком-то диалекте, не похожем ни на один существующий сейчас.

-Эй, Гр'так, посмотри.

Ему отвечает целовек в меховой маске на лице и чём-то напоминающем шапку-ушанку

-Что это?

-Это уцелело в том, что происходило здесь тогда.

-Может, это какие-то древние религиозные символы?

-Кто его знает. Вряд ли кто-либо из живущих сейчас их прочитает.

-Если это уцелело в том аду, может оно и правда наделено какой-нибудь священной силой?

-Возможно. Давай покажем старейшине.

Что-то вроде искусственной пещеры, старик с бородой до пуза рассказывает трем детишкам о жизни до взрыва

Входят двое, что нашли плакат

-Кер'мааг, смотри что мы нашли. Это уцелело на поверхности и пролежало там кто его знает сколько. Мы считаем, что оно наделено какой-то магической или божественной силой. Там внизу надпись, можешь ли ты прочитать её?

Старик прищуривается, но сразу же его глаза начинают напоминать по форме блюдца, он падает на колени и начинает плакать

—Эй, старейшина, ты чего?

Они подбегают к нему и начинают его успокаивать, пытаются поднять.

—Давай, вставай! Что случилось?

Старик наконец успокаивается и кое-как восстановив дыхание и немного подумав начинает рассказ.

…В детстве я встретил девочку. Она была необычайной, не такой как все. Всё в ней было не так как у обычных девчонок. Её волосы от рождения были темными, с сине-фиолетовым отливом, а глаза ярко-зелёными, цвета свежей весенней травы. Она была тихой, скромной и стеснительной девочкой, любившей читать и быть в одиночестве. Её часто задирали из-за этого, но эта история не об этом.

Эта история о том, как необычная девочка совершала необычные вещи.

—Эй, Семён, пошли в лес, проверим, может еще птичьи гнёзда появились? Мы с Коляном на позапрошлой неделе целых три разбомбили!

Мальчик, лет восьми, обернулся и ответил:

—Зачем? Разве они сделали вам что-то плохое? Зачем вы обижаете птичек?

—Ты что, совсем дурак? Это же весело!

—Но ведь это их дома! А если в них яйца будут? Вы настоящие варвары, вот вы кто! Если вы тронете еще хоть гнездо, то пусть ваши собственные дома так же развалят!

—Чё сказал, шмакодявка!? А ну пацаны, давайте его научим как старшим грубить!

Ребята в колличестве шести быстро направились в сторону храброго мальца, героически вставшего на защиту бедных созданий, чьи дома по всей стране терроризировали и уничтожали миллионы таких же глупых детей как эти. Семён было бросился бежать, но не успел он полностью развернуться, как врезался во что-то. Этим «что-то» был одинадцатилетний пацан с одним глазом, известный как «Петька Меткий». Его так прозвали, потому что во всем дворе, а то и микрорайоне, не было никого равного ему по меткости стрельбы из рогатки, чему отсутствие правого глаза ни коим образом ему не мешало. Он схватил Сёму сзади под руки так, что тому оставалось только брыкаться. Ребята неспеша подошли к нему.

—Ну что, кто тут варвар, а!?

За «а!» последовал удар в живот. Семён закряхтел и согнулся бы пополам, если бы его не держал Петька.

—Мой батя заработал эту квартиру службой на подводной лодке, ногу потерял, а ты «чтоб ваши дома так же», а!?

Ещё удар, в этот раз по лицу. Из носа потекла темно-красная струйка.

—Вася, хватит, а если он родителям расскажет?

—Да ничего не будет, не ссыте, у него даже бати нет, с мамкой одной живет, как девочку его воспитывает, вот он и ведет себя как девочка!

—И правда, хватит, - сказал кто-то властным, но мягким голосом.

Этот голос принадлежал лидеру этой дворовой шайки, Феде, которого так и называли «Лидер» или какими-нибудь синонимами, типа «Главный», «Командир» и так далее.

Петя отпустил Семёна, тот упал на землю и не пытался подняться, хотя был в сознании и со страхом в глазах смотрел вокруг, опасаясь еще ударов.

—Не бойся, пока что мы тебя бить больше не будем. Но не зазнавайся, если я вступился за тебя, просто не хочу проблем. Если еще раз ты что-то подобное выкинешь — пеняй на себя. Ясно?

Малолетний защитник тихонько кивнул головой, смотря в глаза Командиру.

—Вот и хорошо.

Шайка развернулась и ушла от побитого «героя».

—Ты как? – прозвучал незнакомый девчачий голос.

Семён повернул голову и увидел над собой милую девочку лет восьми со странным цветом волос.

—Ты кто? – хрипло спросил Семён и закашлялся.

—Меня зовут Лена. Я недавно переехала сюда, моей семье выдали тут квартиру, вот мы и перебрались.

Тем временем пострадалец поднялся на четвереньки и сел на колени. Лена находилась прямо перед ним и теперь он мог хорошо её разглядеть.

—Что, не ладишь с местными парнями? – насмешливо и одновременно нет спросила она.

—Как видишь. – ответил Семён, вытирая лицо футболкой.

—Часто тебя так?

—Раз в неделю минимум.

—А ты не пытался с ними подружиться?

—А зачем? Я не хочу водиться с такими как они!

—Почему?

—Они все ужасные, глупые и вообще… и вообще…

—Я тебя понимаю. Все мальчишки такие. Кроме, кажется, тебя.

—Да, я не такой как они.

—А хочешь, чтобы они навсегда перестали тебя бить?

—Ты предлагаешь мне свою защиту?

—Что-то вроде того.

Семён широко улыбнулся.

—Ну и что ты, девчонка, можешь против этой кучки недоумков? Сила есть – ума не надо, они еще побьют тебя!

—Ты хочешь или нет?- с серьезным видом настойчиво спросила Лена.

—Ну… да, хочу.

Она улыбнулась.

—Хорошо.

После чего развернулсь и быстро ушагала за угол дома. Семён поднялся и пошел за ней, но, зайдя за угол никого не обнаружил.

«Странная какая»,-подумал Семён.

Он прошелся вокруг дома, но, не обнаружив и следа новой знакомой решил пойти домой и почитать книгу, ведь на улице ему делать было нечего, вдруг снова нарвется на каких-нибудь хулиганов.

Следующим днём был понедельник, такой нелюбимый всеми детьми и взрослыми день.

(Флешбек)Когда Семён с подсохшей кровью и весь в пыли пришел домой, мама начала расспрашивать что случилось, кто его побил, но защитник ничего так и не рассказал и мама наконец сдалась, взяв с  него обещание впредь осторожнее.

Семён проснулся, сделал зарядку вместе с диктором на радио, хотя и нехотя, почистил зубы – в общем, сделал то, чем занимаются порядочные пионеры поутрам, а потом отправился в школу. По пути он встретил своего товарища и одноклассника, Диму. Они поговорили о том, о сём по пути в школу. Дима спросил о синяке на лице Семёна, но тот лишь отмахнулся, мол, упал вчера когда бегал на улице.

—Ну ладно, как знаешь. Если что – обращайся, у меня брат старший есть, он разберется, правда!

—Всё нормально правда. У нас математика первым уроком? Вот блин, я вчера на улице заигрался и не сделал её, а ты?

—Я тоже.

—Что ж теперь делать то! Ольга Дмитриевна нас опять посреди класса поставит и заставит у доски всю домашку решать!

—Зато я сделала, - услышали они голос за спиной, который показался Семёну знакомым, хотя он и не мог сразу определить, кому он пренадлежит.

Они обернулись и увидели девочку с темными волосами, которые на солнце отсвечивали каким-то неестественным фиолетовым цветом.

—Ты кто ещё такая? -  спросил Дима.

—Её зовут Лена, я вчера с ней познакомился на улице, она только переехала. – ответил Семён.

—Да, я Лена, приятно познакомиться. Ты так и не назвал своего имени вчера, хи. – хихикнула она.

—Ох, да, извини. Семён меня зовут.

—А меня – Дима!

—Что ты там говорила о домашке по математике?

—Вы ведь во втором «Б» учитесь?

—Да, а откуда ты узнала?

—Я тоже теперь учусь с вами, как уже сказал Семён, я переехала сюда только и это теперь моя новая школа. А узнала я об этом, когда ходила посмотреть на класс на днях, там в расписании дежурств увидела твоё имя.

—Вот значит как. Ну, давай тетрадку, спасительница!

—Что значит «давай»?

—Ну пожа-алуйста! -  хором и максимально жалостным голосом сказали мальчики.

—Ладно, ладно, шучу. Держи. – сказала Лена, протягивая новенькую  тетрадь с нарисованными на ней красивыми цветами.

«Заморская, наверное, у нас я таких не видел», - подумал Семён.

Так началась дружба этих двоих: странной девочки со странным цветом волос и Семёна, который был не такой как все.

Неделю спустя.

—Урок закончен. Девочки могут быть свободны, а мальчики остаются.

—Ну Ольга Дмитри…, - начали было мальчики хором.

—Никаких «ну»!

Дождавшись, пока девочки покинут кабинет, она начала немного встревоженным голосом и таким тоном, будто доверяла им какую-то тайну:

—Кто-нибудь видел в последнее время Лужникова? Корчук, вы вроде как друзья, давно с ним общался?

—Не знаю, Ольга Дмитриевна, я давно его не видел, может даже больше недели.

—Значит так, ребята. Дело в том, что он не ходит уже целую неделю в школу. Мы пытались дозвониться к нему домой, но никто не брал трубку. Если вдруг увидите его – передайте, что лучше бы ему появиться в школе в самые кратчайшие сроки, иначе говорить с ним буду уже не я с директором, а участковый. Так же, я знаю, что он был в дворовой шайке с еще несколькими ребятами, которые также пропускают школу уже неделю. Если они во что-то вляпались, разгребать будем всей школой, ясно? Если что-либо о них узнаете – дайте знать и мне. Свободны.

«Хм… неделя значит…», - подумал Семён, вспоминая события прошедшей недели.

«Хочешь, чтобы они перестали тебя бить?», - всплыли в его мозгу слова Лены.

«Нет, бред какой-то. Что она могла сделать? Не убила же она их в самом деле.»,- отмахнулся Семён от странных мыслей и засобирался домой. Но заметку в мозгу поговорить с Леной насчет этого все же сделал.

Он нашёл её, как и всегда, в библиотеке недалеко от школы. С тех пор, как он показал ей это место, похоже, она всегда была здесь, наверное и спала бы, если бы она не закрывалась на ночь.

—Привет, что на этот раз?, - поздоровался он.

—«Дон Кихот», - подняв глаза и улыбнувшись ответила она ему.

—А, это тот что с мельницами ветряными сражался?

—Не знаю, я только начала.

—Ты не читала её раньше? Я вот в детстве читал.

—Нет, не читала. Там, где я жила, не было такой хорошей библиотеки.

—Ясно. Слушай, помнишь ты говорила о том, что сделаешь так, чтобы меня никогда больше не били?

—Да. – ей явно не нравилось направление разговора, её глаза стали как будто темнее чем обычно.

—Ты ведь… ну…

—Да… я выполнила обещание, - тихо ответила Лена.

—Что? Но как? Что ты с ними сделала? Что?! – перешёл на крик Семён.

—Что? Я сделала то, что ты и просил. Они больше не будут тебя бить.

—Что именно ты сделала? Убила? Похитила? Что?! –уже не выдерживал Семён, но вдруг его ноги подкосились, и он упал.

Лена с серьезным видом посмотрела на него, после чего кое-как усадила на стул так, будто он спал и тихо покинула библиотеку.

После этого я её не видел, а всё, что произошло в библиотеке показалось мне простым сном. Так же, как и, казалось, всем людям которые были в это вовлечены. Классрук Ольга Дмитриевна сказала, что из-за каких-то важных дел отца Лены они снова переехали, кажется, куда-то на юг. О мальчиках никто и никогда больше не вспоминал, и мне показалось, что всё это было сном. Даже Лена, которую я, кажется, полюбил. Ах, что я такое несу, какая могла быть любовь у детей в пятом классе? Ну да ладно, в любом случае она мне очень нравилась и я считал её своей подругой.

Шесть лет спустя.

—Да, мам. Да. Ага. Ходил. Да. Не забыл. И это тоже. Да, да. Ага, давай.

Он повесил трубку.  Такой разговор с ней был уже привычен Семёну. Он был бы и рад поговорить с ней по-нормальному, но даже к такому родному человеку как мать он испытывал какую-то смесь смущения и раздражения.

Его мать была в затяжной командировке и возвращаться пока не собиралась.

«Уже семь.  Пора выходить.», - подумал Семён.

Он направился на автобусную остановку, где подождал свой автобус, загрузил в него чемоданы и отправился в путь.

—Опаздываешь, - сказала Ольга Дмитриевна.

—Автобус ехал долго, - виновато ответил Семён.

—Да ладно, я же знаю что ты просто покурить где-нибудь останавливался. За километр несёт.

—Так сильно?

—Ага. Ну ладно, мы здесь не для того, чтобы тебя ругать. Поезд отправляется через 5 минут, твоё место номер… но-омер… шестнадцать.

—А Дима пришел уже?

—Нет, он уехал к бабушке на всё лето.

—Эх, - вздохнул Семён, - что я там один делать буду.

—Да чего ты, нормально всё будет! Новых друзей найдешь, не переживай!

—Вы же знаете, что просто так завести с кем-нибудь товарищеские отношения я не могу. Да и потом, вот мы разъедемся и снова их как и не было. Какой тогда в них смысл?

—Так, хватит распускать нюни и быстро забирайся.

«Шестнадцать, шестнадцать, шестна…», - вдруг прервал внутренний голос Семён. Он стоял вылупившись перед собой, будто увидел невесть какое страшилище.

—Л-л-лена?, - полушепотом спросил Семён.

Девочка повернула голову и улыбнулась. Её глаза блестели, а волосы казались чернее ночи, ведь здесь, за занавесками малюсенького окна, солнечный свет на них не попадал.

—Привет, Семён. Давно не виделись. Как у тебя дела?

—Ч-что? Дела? Ты спрашиваешь как у меня дела? Ты пропадаешь на шесть лет, только подружившись со мной и все, что ты можешь сказать «как дела»?

—Ты не рад меня снова видеть?, - обиженно спросила Лена. При этом её глаза, казалось,  потускнели.

—Я рад конечно, но почему? Почему ты так внезапно пропала и даже не попрощалась? И что…,- тут он вспомнил о библиотеке и том, что там происходило перед её исчезновением.

—Мы болтали в библиотеке, а потом я посреди рассказа вдруг увидела, что ты заснул.  Я решила не будить тебя и ушла. Той же ночью позвонили с работы папы и сказали, чтобы он немедленно приехал в %Город_нейм%. Он ведущий специалист по ядерной энергетике и где бы что-либо не случилось, что не могут починить местные инженеры, всегда вызывают его.

—А мальчики? Что с ними?

—Какие мальчики?

—Ну, которые били меня! Ты обещала сделать так, чтобы они меня не били, а потом вдруг они исчезают, а вслед за ними ты, и казалось, все тут же забыли о них!

—Ты чего, Семён? Головой ударился? Какие еще мальчики?

—Ну этот, как его, Федя и его шайка хулиганов. Мы тогда еще познакомились! После того как они меня побили, ты подошла ко мне и спросила, не хочу ли я, чтобы они меня больше не били!

—С тобой всё нормально? Головой не падал? Мы познакомились в библиотеке, там же, где и расстались, как романтично, не находишь? Я как всегда сидела читала, и тут пришел ты и давай приставать ко мне.

—Но ведь… А может быть и так…, - Семён был не уверен ни в чем, потому что, действительно, не могли же все просто так взять и забыть о них. Может, это всё ему приснилось? Эти вопросы мучали его, но это прервал голос за спиной:

—Так, отправляемся через минуту! Туалеты закрыты, откроются как покинем городскую зону, то есть, где-то через минут сорок!

Со всех купе послышалось улюлюканье и радостные возгласы.

Дверь в купе Семёна и Лены открылась и в него зашел мальчик не очень приятной внешности.

—Э-эт-то в-в-торое к-купе?, - заикаясь спросил он.

—Да.

—М-меня з-зов-вут Т-толик, я б-буду с вами ехать.

—Ну ладно. Чур я внизу справа! – тут же занял место Семён.

—А я сверху слева. – последовала его примеру Лена.

—Л-ладно.

Семён поднялся, помог новому «жильцу» сложить вещи под койку и они уселись, когда поезд тронулся.

Сказать, что Толик выглядел неприятно – ничего не сказать. Он выглядел так, будто ему не 17 лет, а целых сто. Не его голове зияла большущая лысина, обрамленная по краям кучерявыми серыми, но, кажется, не седыми, волосами. Вся она была покрыта морщинами и родимыми пятнами. Так же, её пересекал шрам по всей длинне. Его лицо выглядело так, будто он перенёс все муки человечества, после чего каким-то чудом не лишился рассудка. Его глаза, казалось, полностью состояли из большого черного зрачка. Кожа его была розового цвета, почти как у свиньи. Он сидел с отсутствующим видом и пялился перед собой.

—Э… Коля? – обратился к нему Семён.

—Нет, Т-толик.

—Да, Толик, извини. А ты в каком классе учишься? А то я раньше тебя в нашей школе не видел.

—Ну к-как же, я в-ведь в т-твоём классе-е учусь с п-первого к-класса.

Семён густо покраснел, а Лена приложила максимум усилий, чтобы не засмеяться. Одна половина лица, повернутая к мальчикам, осталась каменной, а вторую буквально перекосило кривой улыбкой.

—Ох, правда? Извини, Толик, я что-то никогда тебя не замечал. Правда что ли с первого класса?

—Да. Н-ничего, я привык.

—Ладно, всеравно извини.

—Да н-ничего, ничего.

Вагон снова заполнил громогласный голос Ольги Дмитриевны:

—Так, пионеры, мы приедем через три дня! Вагон-ресторан открыт с 7:00 до 8:30 для завтрака, с 14:00 до 15:30 для обеда и с 18:00 до 19:30 для ужина! В остальное время даже не пытайтесь! – по слову отчеканила последние три слова классрук а по совместительству их вожатая.

Эта поездка – последняя совместная поездка класса, ведь это их последний год в школе. Поехать в пионерлагерь предложила Ольга Дмитриевна. Ну как предложила, так как это делают все учителя, что равнялось констатации факта. Таким образом они смогу в последний раз пообщаться и, возможно, закрепить дружбу навсегда, такими были её слова. Идея не понравилась примерно половине детей, в их числе был и Семён, но, так как копать картошку у бабушки он ехать не хотел, то выбрал лагерь.

—А сейчас у вас есть час, чтобы застелить постель и приготовиться ко сну. Отбой в девять, увижу кого шастающего по вагону после – ссаживаю на следующей станции и отправляю домой с милицией. Ясно!?

—Да-а, - послышались отовсюду голоса.

Вот так втроём, Лена, Семён и их новый товарищ Толик, отправились в последнее совместное путешествие.

Спустя какое-то время.

В домик зашёл Семён. Толик сидел как обычно на кровати и смотрел в окно. Там, на улице, играли дети. Они веселились и смеялись, но никто не хотел играть с подростком, выглядящим так, будто ему уже давно за 40.

—Всё будет нормально, Толик. Просто пойди и попробуй поговорить с ними. Я уверен, они примут тебя.

—Нет. Они будут насмехаться надо мной или просто игнорировать, как делали это всё время, что я учился в школе. Они уже втихаря смеяются надо мной, когда видят меня в столовке или еще где.

—Хочешь, я с ними поговорю? Ну, объясню им, что ты нормальный мужик и с тобой можно нормально общаться?

—А зачем? Я привык быть один. Я всегда был один.

—Но сейчас ты не один. Ты прехал сюда развлекаться, а о каком веселье может идти речь, если ты сидишь тут один целыми днями?

—Ты мой единственный друг здесь. Ты и Лена - единственные, кто не посмотрел на меня с отвращением или сожалением, когда впервые увидел меня. Все они, - Толик указал пальцем на окно, – все они смотрели на меня так, будто я какая-то обезьяна в зоопарке!

—Тише, тише. Они все еще дети, это нормально. Всё же, тебе стоит попробовать, - сказал Семён, положив другу руку на плечо.

Толик обернулся и сказал:

—Ладно, если ты просишь. Только не подталкивай меня, я сам решу когда, ладно?

—Ладно. Ты молодец Толик, ты сильный человек.

Прозвучал сигнал и все направились в столовую.

—Нам тоже нужно идти.

Сегодня на ужин были картофельное пюре с котлетой и чай. Обычный ужин в обычном пионерлагере. Семён, Лена и Толик всегда сидели вместе за столом. Они обсуждали прошедший день, рассказывали услышанные от других истории и просто хорошо проводили вместе время.

Когда они закончили, Толик сразу направился в домик. Лена было направилась в свой, но Семён схватил её за руку.

—Ну, не при всех же, - смущенно и немного раздраженно сказала Лена.

—Я не приставать к тебе собрался, - ответил Семён, - хочу о Толике поговорить. Есть минутка?

Семён с Леной крутили «лагерный роман» уже пару дней.

«Лена за эти шесть лет здорово изменилась,- думал Семён. – Хотя то, что мне нравится в ней больше всего так и осталось неизменным.»

Она стала высокой, со среднего размера грудью красавицей, каких только сыскать. Но не изменились в ней две вещи – темные волосы, на солнце переливающиеся фиолетовым и синим, и глаза зелёного цвета, как потом вывел закономерность Семён, изменяющие свой блеск и глубину цвета в зависимости от настроения хозяйки. Ему это показалось очень странным, но говорить об этом он не хотел с ней. «Мало того что накричал при встрече после такого долгого расставания, так еще и странно себя веду. Может, мне только кажется, не буду к ней приставать с этим», - думал он.

—И что же ты хотел обсудить? – спросила Лена, когда они отошли в сторону и остались наедине.

—Дело в том, что дети избегают Толика, а то и насмехаются над ним. Я хочу это исправить, и предложил ему вместе попробовать подружиться с другими ребятами.

—Как благородно. А что он думает по этому поводу? – скептически спросила Лена.

—Я его немного поуговаривал и он согласился. Когда именно, сказал, решит сам.

—Ты хочешь, чтобы дети не боялись и не смеялись над Толиком? – спросила Лена.

«Ты хочешь, чтобы они тебя больше никогда не били?» - всплыли слова Лены, сказанные шесть лет назад, в голове Семёна.

—Я… хочу.

Семён решил проверить свои догадки. Он решил во что бы то ни стало вывести Лену на чистую воду, даже завёл с ней роман.

—Вот и хорошо. Это очень по-дружески с твоей стороны, - Лена улыбнулась и Семёну на секунду показалось, что её глаза сменили оттенок в сторону желтого, но сразу же вернулись в своё обычное состояние.

—Ладно, тогда до завтра?

—Что, даже не поцелуешь на ночь?

—Если ты так уговариваешь, то ладно. – шутя ответил Семён. Их губы слились в единое целое и Семён снова почувствовал то, что чувствовал каждый раз, когда это происходило. Его переполняла энергия. Она будто струилась по нему, протекая через каждую клетку его тела. Эти ощущения были для него лучше оргазма, но, когда их губы снова разделялись, он чувствовал, будто его покинула не только та энергия, которая только что пришла в его тело, но и та, что была в нём изначально. Ему это тоже казалось очень странным, но он списывал это на волнение и новизну ощущений.

—Спокойной ночи, защитник слабых и угнетённых, - поворачиваясь попрощалась Лена.

—Спокойной, демоница.

В этот момент Лена находилась вполоборота к Семёну и он заметил, как глаз, которым она на него смотрела, вдруг стал багровым, начал расширяться, будто поглощая всё поле зрения, а лицо скривила ужасная гримаса ненависти и злобы…

—Бвах! – Семён подорвался на кровати. Этот сон сон снился ему и раньше. Всего пару раз и очень давно, он уже успел забыть о нём, как вдруг он вернулся.

—А-а, что такое? Дайтсе пспть…н-н… - Толик проснулся, но развернулся к стене и снова засопел.

Семён не мог вспомнить, что из его сна было правдой, а что нет.  Он начал перебирать события дня.

«Так, потом я говорил с Толиком о том, чтобы он подружился с другими. Ага, потом после столовки я говорил об этом с Леной. Или это уже часть сна? А потом… потом… ай, блин, ничего не помню. Долбаный сон этот снова еще.»

Семён решил доспать и на свежую голову разобраться в том, что было правдой а что нет.

Через пару дней, когда Семён сидел в библиотеке и читал книгу, к нему подошёл Толик.

—Помнишь, мы говорили, что, ну, неплохо было бы там, с ребятами подружиться, и всё такое?

—Ты наконец собрался с духом?

—Нет. Я решил, что мне это не нужно. Я не хочу быть снова высмеянным.

—Над тобой никто не будет смеяться, обещаю. Пошли, сейчас или никогда.

—Нет, я не хочу!

—Пошли я сказал! – Семён схватил Толика под руку и потащил на улицу, туда, где как раз ребята собирались играть в футбол.

—Отпусти меня! Я не хочу!

—Да что ты как маленький, ей богу! Эй, ребята! Это Толик, он тоже хочет поиграть с вами!

Мальчики замерли и уставились на Толика.

—Нет, я не хочу, - обиженным тоном сказал тот.

—Да ладно, давай с нами! – сказал кто-то из толпы. Все начали его поддерживать.

Толик прошел по всем взглядом, но не заметил того, что обычно видел в людях, когда такое происходило. Он не заметил жалости. Он не заметил насмешливости. Он не заметил даже отвращения. Он видел в их глазах только интерес к новому члену их группы.

—Вот видишь, ничего страшного ведь! – сам не без удивления в глазах сказал Семён. Честно говоря он сам и не надеялся, что дети его примут.

—В-вы п-правда хотите с-со мной и-играть в-в футбол? – не верил своим ушам Толик.

—Ну да, а что такого? Если не умеешь, то ничего, на воротах постоишь, это легко!

Толик развернулся к Семёну и крепко по-дружески его обнял.

—Спасибо тебе, Семён! Ты настоящий друг и спаситель!

—Да ладно, я просто немного подтолкнул тебя в нужном направлении.

—Нет, правда спасибо!

—Я не сделал ничего особенного.

Толик впервые за все время, что Семён с ним знаком, улыбнулся и побежал к ребятам. Семён нацепил довольную мину, но про себя подумал: «Интересно. Опять совпадение?».

—Это твоих рук дело? -  спросил Семён, перегородив ей проход.

—Ты о чём? – спросила Лена, приподняв бровь.

—Ты знаешь о чём.

—Э-э… Нет?

—Толик. И отношение других к нему.

—И что с ними?

—Не прикидывайся! Я знаю, что это ты сделала что-то, что повлияло на всех! Как и в тот раз, в детстве, помнишь? После того, как ты исчезла, никто, НИКТО не вспомнил ни о тебе, ни о мальчиках!

Лена серьезно посмотрела него и подрагивающим голосом сказала:

—Семён, ты это, прекращай. Это уже не смешно, правда.

Углы её глаз увлажнились. Но цвет не изменили, что дало своеобразную подсказку Семён.

—Я наблюдал за тобой. Вернее, за твоими глазами. Они ведь меняют свой оттенок и блеск, правда? Можешь не отвечать, я знаю что да. В тот раз, когда мы, - он запнулся, - делали это, они были чуть ли не лазурными и блестели, как рыба на солнце. Сейчас они обычного цвета, а в тот раз, когда ты плакала из-за того, что мальчишки прочитали твой дневник, они были практически серого цвета. Я могу прочитать твоё настроение по ним, и, кажется, ты не напугана и даже не удивлена.

Она посмотрела ему в глаза. То, что Семён увидел там останется в его воспоминаниях на всю жизнь.

Они стали желтыми. Он увидел боль. Страх. Муки всего человечества. Тысячи умирающих людей, войны, огонь. Он увидел смерть.

—Это то, что я вижу каждый день. Не проходит и дня, чтобы я не жалела об этом. Это со мной всю мою жизнь. Взамен, у меня есть власть. Власть над человеческими сердцами и душами. Мои родители сделали это со мной. Это – проклятие, которое останется со мной на всю жизнь.

Семён не нашел что ответить. Он просто продолжил сидеть, обхватив голову руками и быстро дышать с гримасой ужаса на лице.

—Если хочешь, я могу сделать так, чтобы ты забыл это. Забыл всё, и продолжил жить, будто ничего не было. Ты хочешь забыть, Семён?

Он поднял глаза. В них читался животный страх, но что-то все еще удерживало его от того, чтобы бежать, бежать прочь от этой ведьмы.

—Я… я не знаю… - ответил он и на его лице появилась гримаса отчаяния.

—Хорошо. Я дам тебе время.

И она ушла, оставив Семёна наедине с тяжелым решением.

Семён не был дураком. Так же, как и не имел чего терять.

Он постучал в дверь.

—Кто там? – спросил голос за ней.

—Это Семён, Лена, я хотел поговорить.

Дверь открылась и из неё вышла девочка с длинными черными волосами восточной внешности, её соседка.

—Вы ошиблись, здесь нет такой.

—Ну как, я ведь приходил сюда чуть ли не каждый день, как это нет?

—Вы точно ошиблись, мальчики к нам точно не приходили.

Он всё понял. Он сильно зажмурился, и сделал вид, что что-то вспомнил.

—Ай, точно, извиняйте, девчонки, обознался. Похожий домик просто очень!

—Ну конечно, они ведь все одинаковые, - хихикнула стоявшая в двери девочка.

—Извиняйте еще раз, - сказал он, развернувшись и направившись прочь от домика.

Она снова сделала это. Уже во второй раз. Семён не знал что делать. Такой шанс выпадает раз в жизни и одному из миллиарда, и он не хотел его терять. Он обошёл весь лагерь, заглянул в каждое место, где они когда-либо прятались от вожатой, когда проводили ночи вместе. Был закат. Он подошёл к утёсу, который находился примерно в километре от лагеря. Здесь они любовались им вместе. И тут краем глаза он заметил знакомый силуэт. Человек стоял к нему спиной, но Семён без труда узнал его.

—Лена! – крикнул что было сил он и побежал к ней.

—Не подходи! Я… я больше не могу так жить! Я прыгну, Семён, я не хочу больше мучаться!

—Стой, не нужно! Я люблю тебя, Лена! Я люблю тебя такой, какой ты есть!

—Это не правда! Ты считаешь меня монстром, убившим тех мальчишек, которые задирали тебя!

—Нет, это не так!

—Стой где находишься, Семён, - обычным голосом сказала она, но Семён услышал его, несмотря на все еще большое расстояние, разделявшее их.

—Еще шаг в мою сторону, и ты даже не вспомнишь, как тебя зовут.

Он увидел, что её глаза начали гореть красным огнем, а её фигуру будто поглотила тень, сделав неразличимой ни одну черту её тела.

—Остановись, Лена! Я не думаю, что ты чудовище!

—Ты забыл, но в твоих глазах были страх и ненависть, когда ты пришел тогда и начал спрашивать что я сделала с теми мальчиками.

—Это было тогда, я ведь совсем мало знал тебя! Теперь я люблю тебя Лена! Я не смогу жить без тебя! Если ты прыгнешь – я полечу вслед за тобой! Мне нечего, кроме тебя, терять!

Тьма вокруг неё начала рассасываться, её глаза закрылись, а ноги подкосились,  и она упала на землю. Семён рванул к ней и упал на колени рядом с ней.

—Дурочка, что ж ты такое творишь? Обещай, что больше не будешь так делать! Никогда!

—Никогда… больше… - прошептала она и обмякла.

Семён запаниковал, но, вспомнив уроки первой помощи на уроках по военной подготовке, проверив пульс и дыхание, удостоверился, что она просто без сознания.

—Ну и что теперь с тобой делать, глупая? – горько улыбнувшись сказал Семён и, положив её голову себе на колени стал наблюдать за закатом.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики