ФЭНДОМ


Так где, вы говорите, находился этот лагерь?

— Где-то на юге. Там, где не ходят поезда и не летают птицы. Ладно, птицы иногда залетали, но местных жителей никто никогда не видел.

— Но вы выбрались оттуда. Вы сможете найти это место при необходимости?

— Нет смысла. Там либо всё уже зачищено, либо это произойдет при первой опасности огласки. А тайно туда и за километр никто не подойдет — в этом суть секретных объектов.

— Расскажите о персонале.

— Большинство из них были словно живыми роботами. Делали свою работу абстрагировавшись от происходящего. Не знаю, как это достигалось. Возможно, наркотиками. Особенно в этом преуспела Ольга Дмитриевна. Она изначально была тем, что долгие годы пытались из нас слепить. Безотказный винтик системы. У нас ходила мрачная шутка: "Спроси Ольгу Дмитриевну, как отсюда уехать". Но был у неё и антипод — медсестра Виола. Она была полностью безумна. Вероятно, ей просто не могли найти замену, потому что она частенько ...портила пациентов. Вплоть до полной потери. Мы её прозвали доктором Менгеле, а Ольгу Дмитриевну — сестрой Редчет. По правде, я не знаю, откуда "совята" узнали про этих персонажей. Персоналу строго запрещалось обсуждать что-либо, выходящее за рамки их функций. Наверное, от Толяна.

— Расскажите о Толяне.

— Инструктор по рукопашному бою. Лучший в Союзе, не меньше. Сам он не рассказывал, но все знали, что он там не по своей воле. Вам бы он показался угрюмым и нелюдимым, но по сравнению с остальными он был добр и весел как Дед Мороз. Мы его боготворили.

— И он помог вам бежать?

— Да...

— Об этом потом. Когда и как вы туда попали?

— В конце семидесятых. Как? Этого никто не помнит. Мне было лет пять, по меркам Совенка я попал туда стариком, хорошо помнил старый детдом. Да, мы все детдомовские.

— А сейчас вам...?

— Я не знаю. Думаете, они устраивали нам дни рождения? С тортиком и воздушными шарами?

— И что же там делали с такими малышами?

— То же, что и не с малышами. Учили, тренировали, закаляли. Выжимали нас по-максимуму.

— А если вы отказывались?

— Поскольку лагерь был экспериментальным, их методы менялись. Изоляция была неэффективна. В основном, применялись физические наказания и голод. А вот чувств страха, унижения старались избегать. Цель была не просто заставить нас принимать всё это, а любить.

— И насколько преуспели в этом?

— Вполне преуспели. Мы все приняли эти правила, так или иначе. Те, кто выжили. Мы и не знали, как можно по-другому.

— Но вы сбежали.

— Мы — да, но многие не захотели бы. Они схватили бы меня, или убили на месте. Система работает, просто не все дошли до конца.

— А вы сами убивали?

— Человек шесть-семь... Не задалась неделька, ха. Да, я убил многих. Но почти все они пытались убить меня.

— Почти, но не все?

— Однажды меня посадили в комнату с каким-то бродягой или уркой, и он попросил меня убить его. И я убил. Это проделали со всеми нами, с иными по нескольку раз. C теми, кто колебался. Нам было лет по 10.

— Это ужасно. Почему он попросил, что сказал?

— Не помню. Его заставили что-то выучить и сказать, но правда была в его глазах. У него был один выход оттуда.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики