ФЭНДОМ


Рита возвращался из булочной. Батон хлеба, банка нутеллы, с десяток упаковок роллтона и шесть банок алкогольных коктейлей в пакете оттягивали руку.
Рита повернул за угол и направился к подъезду. На лавочке опять сидели бабки, с которыми общалась его бабушка, когда была жива, но Риточка никогда не мог запомнить их имен. Они же его помнили, и сейчас закивали ему, здороваясь.
Он кивнул в ответ, вытаскивая из кармана джинсов ключ для кодового замка. Когда он уже вошел в подъезд, то краем уха услышал за собой слова «алкаш», «жена сбежала», имя-отчество своей бабушки и что-то про Царствие небесное. Старые суки, которым делать больше нечего!
В подъезде возле серо-жёлтой стены кто-то оставил запылённый принтер с запиской, что владельцу он больше не нужен, бумагу в половине случаев не зажевывает, берите кто хотите. Видимо, кому-то лень было тащить эту рухлядь до помойки.
Рита нажал на кнопку вызова лифта, но она не загорелась. Он нажал ещё раз, посильнее — ноль реакции. Похоже, лифт сломан и придется топать на двенадцатый этаж пешком. Рита вздохнул, выругался про себя и пошел к двери, ведущей на лестницу.
На лестнице не горели лампочки (впрочем, как обычно) и попахивало общественным сортиром. Между первым и вторым этажами стояли две одноразовые тарелки: одна с молоком, другая — с нарезанной кружочками сосиской. Довольно скоро Рита запыхался и начал останавливаться после каждого пролета. У двери на шестой этаж была навалена кипа старых газет и лежал влажный матрас с грязно-красными полосами, похоже, здесь ночевал бомж, но прямо сейчас никого не было.
Рита добрался до восьмого этажа и понял, что прямо сейчас идти дальше не способен. Он поставил пакет на заплеванный пол, вытащил из него банку, вскрыл и начал жадно прихлебывать, пытаясь одновременно отдышаться. Где-то наверху хлопнула дверь и послышались торопливые шаги. Ничего удивительного: если лифт сломан, остаётся ходить по лестнице.
Рита снял толстовку и прислонился к стенке: её прохлада была приятной для вспотевшего крупного тела. Шаги звучали всё ближе. Наверху показалась какая-то девчонка в куртке с нахлобученным на голову капюшоном и джинсах. Её лицо показалось Рите знакомым, но он не помнил, на каком этаже она жила. Она пробежала мимо, и в какой-то момент Рите показалось, что из-под куртки мелькнула бледно-зелёная коса. В этот самый момент девчонка остановилась.
— И не стыдно тебе? — поинтересовалась она. Её голос звучал как-то странно, как будто был одновременно высоким и низким, или как будто в нём слышались несколько голосов.
— Это почему мне должно быть стыдно? — лениво ответил он. — Или вышел закон, запрещающий пялиться на волосы анимешниц? Мы живем в свободной стране.
— Потому, что ты не соблюдаешь договоренности, — неожиданно сообщила девчонка и сняла капюшон.
Зеленой косой странности ее прически не ограничивались. Волосы были разделены пробором на две части, и слева сплетались в ту самую косу, а справа образовывали торчащий вверх ярко-красный хвост, очень отдаленно напоминающий хвост пикачу. Время от времени и в косе, и в хвосте мелькали отдельные фиолетовые пряди.
У Риты зашумело в голове. Происходящее смутно казалось ему имеющим какое-то дополнительное значение, но он никак не мог понять, какое именно. Алкоголь же мешал соображать нормально.
— Не припомню, чтобы я о чём-то с тобой договаривался, кошмар парикмахера, — он допил остатки жидкости из банки. — Мы даже не знакомы.
Она наклонила голову набок и хихикнула. Её глаза переливались всеми цветами радуги, напоминая лампу со световодами или новогодние ёлки в витринах магазинов, а временами вокруг глаз как будто возникала и снова пропадала оправа очков.
— Ну и папаша! Не узнаёт своего ребёнка, не выполняет обещания, и даже не платит алименты. Ах, да, ещё алкоголик.
— Ты не можешь быть моим ребенком, — заржал Рита. — Даже не считая того факта, что от меня не мог родиться мутант, тебе не меньше шестнадцати лет, а мне двадцать восемь. Или ты хочешь сказать, что я сделал тебя в двенадцать? Нет, даже в одиннадцать, потому что ещё нужно учесть девять месяцев беременности. Я, конечно, половой гигант и альфач, но не настолько же.
— Что, правда ничего не помнишь или придуриваешься? — поинтересовалась девчонка.
— Да что я должен помнить-то? — раздраженно бросил Рита. — Хватит морочить мне голову! — он подхватил пакет и собрался идти.
Неожиданно девчонка оказалась у него на плечах и приставила непонятно откуда взявшийся нож к горлу Риты.
— Куда пошёл?
— Домой, куда ещё, — растерянно сообщил Рита, стараясь не шевелиться. — Ты вообще нормальная? Что тебе от меня надо?
— Долго объяснять. Иди, куда шёл, — девчонка устроилась поудобнее у него на плечах, не отнимая, впрочем, ножа от горла.
— Но ты же тяжёлая, а мне ещё четыре этажа наверх топать. Может, ты всё-таки слезешь?
— А ты иди помедленнее, и будет полегче, — опять хихикнула девица.
У Риты мелькнула мысль, что, пока он будет подниматься, их может увидеть кто-то из соседей и как-то помочь или хотя бы вызвать полицию, и он как можно медленнее поставил ногу на ступеньку.
К одиннадцатому этажу физические силы, как и надежда, что кто-то их увидит, начали заканчиваться, но тут дверь на этаж приоткрылась, и оттуда выглянула пожилая соседка.
— А лифт не работает, да? — поинтересовалась она как ни в чём не бывало.
— Угу, — подтвердил, останавливаясь, Рита и очень внимательно посмотрел на соседку, как бы намекая ей, что что-то не в порядке, на случай, если она не заметила ножа или не обратила внимания на необычную прическу девушки.
— В магазин ходил, — равнодушно спросила она.
— Угу, — подтвердил Рита, подмигивая ей, как проблесковый маячок.
— У тебя нервный тик, что ли? Ты бы к невропатологу сходил, — добродушно посоветовала соседка.
— А... — Рита запнулся. — А вы ничего необычного не замечаете?
— Ну, лифт не работает, — соседка засмеялась. — А что я должна была заметить? Прическа у тебя другая, что ли? Вроде, та же самая. Или джинсы новые купил? Поздравляю.
— Нет, ничего, — промямлил Рита.
— Ну, тогда пойду я, мне ещё собаке кашу варить, — соседка снова скрылась за дверью.
— Чтоб тебе ошпариться, — тихо пробормотал Рита ей вслед.
— А ты рассчитывал, что она тебе поможет? — снова захихикала девчонка. — Да она меня даже не увидела. Пошли дальше.
Рита тяжело вздохнул и пошел вверх по лестнице. Зеленоватая коса колотилась об его плечо, отчаянно раздражая. Если соседка не увидела девчонку, значит, это его персональный глюк. Неужели он допился до белочки?
— Ты вообще существуешь, — спросил он, умостив пакет на кухонный стул и включив чайник.
— А ты проверь, — предложила девица, не думавшая слезать с его шеи, и поскребла ритин подбородок лезвием. Это было довольно больно: Рита последний раз брился далеко не сегодня. Проверять расхотелось, на каковой эффект, она, видимо, и рассчитывала.
— Как тебя звать хотя бы?
— Возьми любое имя и называй им.
У Риты в голове вдруг стало пусто, и никаких женских имён, кроме его собственного, почему-то не вспоминалось. Видимо, это как если просят рассказать что-то смешное, в голову как раз ничего смешного и не приходит. Надо погуглить, какие вообще бывают женские имена.
Он прошёл в комнату, к компьютеру. Оказалось, что на клавиатуру уронил стаканчик с ручками, в результате чего открылся новый документ ворда и в нём высвечивалось «щещ». Кажется, девчонка не говорила, что имя должно быть обязательно женским?
— Я буду звать тебя Щещ.
— Щещ так Щещ. Главное — языком в имени не запутайся, — согласилась девица.
— Так что тебе от меня надо-то, Щещ? И, может, ты наконец с меня слезешь?
— Может, и слезу, — она легко соскочила на пол и уселась на продавленный диванчик. — Только не пытайся справиться со мной силой, лучше не будет. А что мне надо? Ну, как тебе сказать... Вот смотри: допустим, был такой чувак. И был у него ребёнок, допустим, девочка, подросток. И сначала чувак долго над ней издевался: то эмоционально выматывает, то заставляет с кем-то встречаться, то ебануто себя вести заставляет, а в какой-то момент вообще начал это своё детище сдавать, скажем так, в общественное пользование. Сначала на халяву, а потом начал раздумывать, не начать ли на этом деньгу зашибать. И вот что ты про такого чувака думаешь?
— Ну, нехорошо, конечно, человек — мудак, но я-то тут при чём?
— Всё ещё не понимаешь? Какой там у тебя айсикью? — насмешливо спросила Щещ.
— Не понимаю. Ты какая-то немного пизданутая.
Внезапно у Риты в голове что-то щелкнуло, и он понял, почему эта девчонка показалась ему знакомой. Это же сплав Лены, Алисы, Ульяны, Слави, Мику и, судя по мигающим очкам, Жени из игры, которую он делал! Она что, пришла ему отомстить за все сюжетные перипетии?
— Погоди. То есть, это всё как-то связано с Бесконечным летом?
— Дошло, наконец.
— Но кроме меня его делала ещё толпа человек!
— Да? Но ты же сам рассказывал, что твоих заслуг в этой игре больше, чем чьих-то ещё.
— Ну, я, наверное, погорячился, — начал мямлить Рита, пытаясь вспомнить, где именно он такое рассказывал, но девчонка его перебила:
— А не приходить на назначенные встречи — это, по-твоему, хорошо? Тут ты точно не сможешь отмазаться, что это была остальная команда. А прописывать характеры через жопу? — от девчонки, казалось, вот-вот полетят искры от возмущения.
— К-к-какие встречи? — начал заикаться Рита в надежде замять тему прописывания характеров.
— Которые я тебе назначала. Когда ты не пришёл на двадцать вторую, я пришла к тебе сама.
— Прости, а когда и где ты мне их назначала?
— Во сне же. Как ещё до тебя добраться, если не через литературные штампы?
Рите очень хотелось длинно и витиевато выругаться. Если эта дура смогла сейчас дойти до него ногами, почему бы ей не сделать этого раньше вместо того, чтобы назначать свидания в его полупьяных ночных видениях, как будто он их когда-нибудь помнил. А в итоге она на него разобижена, уже поцарапала подбородок ножом, и неизвестно, что будет дальше.
— Ты это, извини, я никогда не помню своих снов. Я не хотел тебя обидеть.
— Да, я уже заметила, что ты — невнимательный, эгоистичный, и вообще, дубина.
Риточка проглотил оскорбление: спорить явно себе дороже.
— Хочешь чаю? В качестве извинения.
Может, она чуть-чуть расслабится и успокоится?
— Можно, — она пожала плечами.
— Тогда давай вернёмся на кухню.
Стараясь не делать резких движений, он вышел из комнаты. Чайник уже почти закипел. Девчонка спихнула пакет со стула на кипу газет и забралась на стул с ногами.
Рита сполоснул чашку и потянулся за коробкой липтона, вспоминая, остался ли у него после вчерашнего ещё коньяк, чтобы незаметно добавить ей в чай.
— Тебе с сахаром?
Когда девчонка уже выпила половину поллитровой чашки чая, в который она вбухала столько сахара, что там, по прикидкам Риты, должен был оказаться густой сироп, а Рита притащил из комнаты плед из мериноса, купленный когда-то бывшей женой, и набросил ей на плечи, выражение лица Щещ, как будто, смягчилось.
— Так вот, дорогой папочка, — оторвавшись от чашки, сообщила она. — За всё вышеперечисленное ты мне немножечко должен.
— Сколько надо? В какой валюте? — поинтересовался Рита, слегка успокаиваясь сам. У него даже почти перестали подрагивать колени. Если сумма окажется не слишком астрономической, то проще откупиться. Лена была слегка пизданутой, но гибрид пионерок получился больной на всю голову, а спорить с чокнутыми себе дороже.
— Да за каким чёртом мне твои деньги, папуля? — она залилась смехом.
— А что тогда я тебе могу дать? — Рита снова насторожился. — Квартиру? Образование? Связи на двачах? — он нервно хихикнул.
Девчонка опять уткнулась в чашку. Она что, специально тянет время? Все нервы хочет вынуть?
— Связей на двачах, батя, у меня больше, чем у тебя. Образование, наверное, пригодилось бы, но это я и сама успею. Твоя раздолбанная квартира мне тоже как рыбке зонтик. А вот по очереди побывать в каждой из моих ипостасей, пока очередные Семёны проходят все твои концовки — это тебе придётся. И как раз это время я поживу здесь у тебя.
Она скинула с себя плед и куртку, и неожиданно для себя Рита увидел у неё хвост. Значит, ещё и Юля. Или белочка. Впрочем, одно другого не исключает.
Хвост обвился вокруг его шеи и начал душить. Рита дрожащими руками попытался оторвать его от себя, но ничего не вышло. Он приподнял за хвост девицу и попытался ударить её об стену, чтобы она отпустила его, но та мгновенно снова оказалась у него на плечах, и тут Рита почувствовал, что падает.
Очнулся он в подозрительно знакомо выглядящей комнате, на кровати. По бокам от него лежали две длинные светлые косы, а, слегка приподнявшись, он выяснил, что грудь у него гораздо больших габаритов, чем была раньше.
Он вспомнил, что забыл поинтересоваться у чокнутой девицы, что будет, если он откажется идти по сюжету, но тут ему в ухо кто-то прошептал:
— Будешь болтаться в одном теле, пока не сыграешь сюжет, как надо.
— Зачем ты меня сюда засунула, — устало вопросил Рита, но ему никто не ответил.
Придётся идти встречать очередного Семёна. Ой, бля, с ним же еще трахаться надо будет!

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики