ФЭНДОМ


Шел пятый день моего пребывания в лагере. Вся лагерная жизнь стала казаться мне обычной, нет, она мне даже нравилась. Нравилось утро, нравился вечер, нравились поручения Ольги Дмитриевны, нравилась простая еда в столовой и слегка жесткая постель. Совершенно не хотелось уезжать отсюда, хотелось навсегда остаться в вечно лете вместе с его обитателями. Вместе с девочками, кибернетиками, ворчливой Ольгой Дмитриевной и странной Виолой. Хотелось.
Первые симптомы того, что близится конец этой идиллии я буквально ощутил на собственной шкуре во время похода. Стало холодно, хорошо, что я захватил собой свитер. Ульянка была наказана и осталась в лагере. Славя и Женя что-то обсуждали, сидя около костра. Мику играла на гитаре, Лена спала, Алиса… Пожалуй с Алисы все и началось.
-Смотрите! Снег!! – воскликнула девушка, вытянув ладонь перед собой.
Чего это она? Совсем умом тронулась? Я поднял глаза на Алису. Она не врала. Ее рыжие волосы были покрыты белой крапинкой.
-Бывает. – сказал смеясь Ольга Дмитриевна. – Сейчас вообще будто бы мир с ума сошел.
-То есть июльский снег в этих местах – норма? – поинтересовался я.
-Не знаю, а что в этом такого? – удивленно сказала вожатая. – Это ведь просто снег! Чай не сахарный, не растаешь! – она снова захихикала.
С угрюмым лицом я отвернулся от веселящейся кучи пионеров, закутался в свитер и пошел к себе в палатку. Нам предстояло провести всю ночь здесь – в лесу.
Ночь выдалась холодной. Трясясь от холода я проснулся с первыми лучами солнца. Шурик и Электроник все еще спали, кажется их совершенно не волновала температура воздуха. Выйдя из палатки я оцепенел, все вокруг было покрыто снегом! Сугробы сантиметров по 30! Будто бы кто-то забросил нас на пять месяцев вперед, аккурат в середину декабря. Костер завалило снегом, от него осталось полторы дымящиеся палки. Ледяной ветер продувал меня насквозь.
-Эй! Вставайте! Ольга Дмитриевна! - кричал я что было сил.
-Что стряслось?! – из красной палатки выглянуло заспанное лицо вожатой. – Ты чего тут разорался?
-А вы вокруг посмотрите! – я аж подпрыгнул на месте.
-Ну и чт… ох ничего себе! – остатки сна из Ольги Дмитриевны выветрились и улетели вместе с ледяным ветром.
Вожатая оделась и вышла наружу.
-Лааагерь! – закричала она – Подъем!
Из палаток высыпали пионеры, все они очень удивлялись внезапной зиме.
Нужно было срочно возвращаться, иначе из-за таких погодных условий скоро тут начнется локальная эпидемии гриппа. Мы собрали палатки и двинулись в обратный путь, благо от лагеря мы ушли на каких-то сто метров. Лагерь был капитально занесен снегом, по площади бегала веселая Ульянка и норовила попасть снежком по голове Генды.
-Эгегей! Полярнички! – закричала Ульяна и весело замахала нам руками.
Все разбрелись по своим домикам, я пошел в клуб вместе с кибернетиками, чтобы помочь им донести палатки. На окне клуба весел термометр, он показывал -10 градусов. Разобравшись с палатками, мы услышали сигнал, призывающий пионеров на завтрак. Да, горячий супчик сейчас не помешает.
Прошло пять дней, дорогу занесло снегом, ни о каком отъезде не могло быть и речи. На улице держался мороз -34 градусов. Я уже не пытался умом понять вещи происходившие в Совенке, я просто принимал их как факт. Холодно, особенно учитывая тот факт, что печка была только в музыкальном клубе. Сегодня я был дежурным «по печке», это значит, что я должен просыпаться раз в 2 часа и подкидывать дров, чтобы огонь не погас. Утро. Подкинув еще дров, я вышел на улицу, пионеры столпились вокруг памятника Генды. В центре стояла Ульянка и о чем-то громко спорила с вожатой.
-Это глупо, у вас нет теплой одежды! – взволнованно кричала Ольга Дмитриевна.
-А что нам остается? Помирать в ожидании мифических спасателей, которые возможно про нас уже забыли?
-Здесь безопаснее, к тому же есть еда и тут тепло. – вожатая пыталась уговорить пионерку.
-Говорите что хотите, но я свое слово уже сказала!
-Ульяна!
Девочка развернулась и направилась к выходу из лагеря, бросив на меня презрительный взгляд. Почти все пионеры последовали за ней, опустив головы.
-Стойте! Ульяна! Вернитесь! – Ольга Дмитриевна в слезах попыталась остановить их, но все было тщетно.
-Что это они задумали? – спросил я Славю, которая с серьезным лицом стояла в нескольких метрах от меня.
-Уйти хотят. – обижено, с какой- то тревогой в голосе ответила девушка.
-Что? Как уйти?! Это же чистое самоубийство!
-Вот Ольга Дмитриевна и пытается их остановить. – Славя показала в сторону вожатой, которая умоляла на коленях пионеров не уходить.
Жуть! Они же замерзнут насмерть! Хотя, это их дело, в конце концов они сами решили уйти. Итого нас осталось человек 9. В этом есть и плюсы, теперь мы можем жить в музыкальном клубе и точно не замерзнем.
Ольга Дмитриевна вернулась во время обеда, она была вся в слезах. Она заявилась в столовую. Сначала она просто стояла посреди практически пустого помещения и смотрела в одну точку, потом упала и забилась в истерике. Видя ее состояние Славя послала меня в медпункт за успокоительным. Оббежав здание медпункта раза три, и постучав во все окна и двери, я решил высадить хлипкую дверь. Все было как обычно, за исключением того факта, что на кровати лежала Виола, кажется, она замерзла насмерть этой ночью. Меня охватил ужас. Я схватил валерьянку, которая стояла на ее столе, и пулей вылетел оттуда.
Добравшись до столовой и отдышавшись, я вошел внутрь и протянул Славе флакон с успокоительным. Она капнула несколько капель в воду и дала вожатой. Ольгу Дмитриевну подняли и повели в здание клуба, чтобы согреть и успокоить.
-Славя, иди-ка сюда.
-Чего тебе? – девушка дрожала, и чуть не плакала, кажется, ей было не по себе от сцены, которую устроила вожатая.
-Тут видишь ли какое дело, Ольгу Дмитриевну сейчас беспокоить нельзя…
-Что ты хотел сказать?
Я наклонился к уху Слави и почти шепотом сказал:
-В медпункте Виола…
-Она всегда там. Это все? – скептически бросила Славя.
-Она мертва. Замерзла насмерть сегодня ночью.
Лицо девушки побледнело
-Ч-что?!
-Виола мертва. – сухо ответил я.
Девушка не изменилась в лице, однако из ее глаз побежали слезы. Ноги подкосились и Славя рухнула вниз. В последний момент я успел схватить ее и возможно спас от сотрясения.
Спустя несколько часов пионеры отпаивали пришедшую в себя вожатую чаем.
-Все понял? – спросила Славя глядя на меня.
-Да.
-Я умоляю тебя, так чтобы об этом никто не узнал. Мы тут и так все на пределе, сам понимаешь. Когда все утрясется, расскажем.

Я вышел на улицу, и поплелся в медпункт. Вытащив заледеневшее тело медсестры, я потащил его в сторону сцены.
-Уфффф. Тяжелая же она!
Кое-как дотащив ее до сцены я спрятал труп в «подсценье», там было что-то вроде небольшого «погребочка», где бы могли стоять суфлеры и подсказывать текст спектакля.
Прошло еще пять дней, от Ульянки и остальных пионеров не было никаких вестей.
Морозы усилились, теперь стояли стабильные 40 градусов ниже нуля. Всем стало известно про гибель Виолы.
-Семен. – позвала меня вожатая.
Она уже оклемалась от шока и вполне могла вновь руководить.
-Нам нужны дрова. Ты в лес сходи, а кибернетиков наших в старый лагерь пошли, там досок старых много должно быть.
Я покорно отправился выполнять «приказ», оповестив о нем Шурика и Электроника. Чему они были «несказанно рады».
Лес находился недалеко и я нагребая охапку веток быстро возвращался в музыкальный клуб, чтобы положить их в дровницу, которую мы пристроили к зданию. Да и вообще, в такой мороз вся наша жизнь крутилась вокруг клуба. Готовили, ели, пили, проводили досуг и спали в клубе. Причиной тому стала печка – буржуйка, которая имелась там в одном экземпляре на целый лагерь.
Приближался обед, кибернетиков еще не было, обеспокоенная вожатая отправила меня проверить все и с ними в порядке. Почему меня? Все просто, я единственный из всего лагеря имел теплые вещи. Остальные ходили в импровизированных, кхм, «вещах» сшитых из одеял и пуха, который извлекали из подушек.
Подходя к старому лагерю я почуял неладное, в крыше красовалась огромная дыра. Я забежал внутрь, моему взору открылась ужасная картина: Шурик и Электроник лежали под завалом из досок и снега, оба были уже мертвы и успели окоченеть.
Не буду описывать, как я докладывал вожатой, что с ней случилось, и как ее успокаивали. Скажу лишь то, что после этого известия она пребывает в состоянии глубокой депрессии. Из-за ее недееспособности всю ответственность за «выживших», а именно так мы окрестили себя, взяла на свои хрупкие плечи Славяна.
Кибернетиков мы оставили там, так как извлечь их тела из-под завала было весьма проблематично, да и еще к тому же все боялись дальнейшего обрушения, так что подходить к старому лагерю, было строго настрого запрещено администрацией в лице Слави.
Шел обычный вечер, пятнадцатый вечер моего пребывания в «Совёнке» и десятый день морозов. Алиса ввалилась с охапкой дров в клуб и бросила в дальнем углу.
-Экхе, кхе, кхрр, кхе-кхе! –девушка согнулась в приступе кашля.
-Алиса! – к ней подскочила Славя. – Простудилась?
Алиса махнула головой.
-Немудрено в такой мороз. – Славя выглядела обеспокоенной.
Еще бы! Алиса мало того могла перезаражать всех нас, так еще и сама могла заработать серьезное осложнение, в такой-то мороз!
-Так, немедленно ложись в постель!
Алиса покорно легла на свою «постель», которая выглядела как одеяла, матрасы и что-то еще настеленное на пол.
-Так, думаю с Алисой дело плохо, не похоже на обычную простуду. - обратилась Славя ко мне шепотом. – Я сейчас пойду в лес и поищу целебные травы, которые здесь растут, их тут много на самом деле, хотя не думаю, что они выжили после таких морозов.
-Какие травы? Давай я схожу, не хватало чтобы что-то с тобой…
Славя улыбнулась.
-Ты же нас всех отравишь! Нет дружок, я ценю твою заботу, но в травах я понимаю побольше тебя. – Она распахнула дверь и выпорхнула наружу.
Славя не пришла к ночи, не пришла и под утро. Она заблудилась. Ночью искать было бесполезно. С первыми лучами солнца я выскочил на улицу и понесся в сторону леса, так как знал я его очень плохо, то рисковать и глубоко заходить не стал, чтобы не заплутать самому. Больше всего я боялся, что найду ее труп под одной из берез, однако мне «повезло» труп я не нашел, не нашел вообще следов пребывания Слави в лесу, ночью не шел снег, но и следов тоже не было.
Славя объявилась к обеду, сильно обмороженная она еле доплелась до клуба. Мы отпаивали ее чаем и согревали как могли. Все было бесполезно, девушка скончалась на руках у вожатой примерно в два часа дня.
«Похоронил» я ее рядом с Виолой – под сценой.
Прошло еще четыре дня. Мику и Женя ушли в ближайшую деревню, которая находится километров в 20 от лагеря, как мне объяснили. Как бы я не пытался их остановить, они не слушали, хотя и прекрасно понимали, что могут повторить судьбу Ульянки и остальных пионеров. По их словам лучше умереть пытаясь, чем сдохнуть от холода в деревянной клетке.
Мы почти перестали общаться между собой, на нас давило чувство страха и безысходности.
Алисе становится все хуже, в медпункте нет лекарств, которые могли бы вылечить пневмонию. То что это именно она нам троим уже очевидно. Лена круглосуточно дежурит у ее постели, девочка сильно ослабела, так как из-за сильного стресса не ест ничего с тех самых пор, как скончалась Славя. Ольга Дмитриевна, кажется, совсем потеряла рассудок, она целыми днями сидит и бьется головой о стену, останавливать ее бесполезно, мы уже пробовали. Она просто смотрит в одну точку, бьется головой и повторяет: «Славя, прости». Я пожалуй единственный кто еще как-то держится. Изо дня в день я ношу дрова, топлю печь, готовлю еду, пою Алису кипяченым молоком, надеюсь, что это хоть как-то облегчит ее болезнь. Пока я отлучался, чтобы найти дрова пропала вожатая. Лена сказала что она пошла в туалет и не вернулась, Лена не могла пойти на ее поиски так как она ухаживает за Алисой.
Оббежав весь лагерь я не смог найти Ольгу Дмитриевну, единственным местом в которое я еще не заглядывал была пристань. Когда я подошел к пристани, моему взору открылся замечательный вид на «замерзшие острова», я так называл островки близ лагеря, куда еще недавно мы плавали с девочками за ягодами. Где еще не так давно разморенная жарой Лена спала на моем плече. Ах, жара! Я уже успел забыть, каково это истекать потом. Как я уже сказал, вид был замечательным, если бы не одна маленькая деталь. На пристани лежала Ольга Дмитриевна, рядом валялась бутылка со спиртом, пустая наполовину и куча разных таблеток. Я пощупал пульс, его не было. Кажется, она не так долго пролежала здесь. Пятиминутка нелинейности
(Потащить в клуб и попытаться реанимировать (0 очков)) ------- реанимация
(Она мертва, мороз сделал свое дело (2 очка) ) ------------ безысходность

РеанимацияПравить


Я взволок вожатую на плечо и потащил в клуб, каждая секунда на счету, думаю стоит попытаться промыть ей желудок и отогреть ее.
-Лена, воды! – прокричал я распахивая дверь клуба.
Девушка принесла ведро стоявшее около плиты, помогла мне раздеть вожатую и укутать в теплые тряпки, которые мы грели около плиты, на случай если кому-то станет холодно.
Я положил Ольгу Дмитриевну на постель и стал отпаивать ее теплой водой.
Я влил в нее около ведра воды, бесполезно. Кажется тех таблеток со спиртов вперемешку вполне хватило для того, чтобы прикончить ее. Согреть ее не получилось тоже, кажется это конец.
Лена сидела и рядом с Алисой и тихо плакала, прикладывая компресс ко лбу Алисы, чтобы сбить температуру, так как все жаропонижающие были уже давно израсходованы, а новая партия еще не поступила в связи с погодой. Через час, когда тело вожатой окоченело, я окончательно убедился в ее смерти и отнес ее к Виоле и Славе в «братскую могилу».

БезысходностьПравить


Кажется, вожатая мертва, мороз отлично справился со своей задачей. Еще бы, -50 это не штуки. Чтобы лишний раз не нервировать девочек я решил тихо отнести Ольгу Дмитриевну в «братскую могилу» к Славе и Виоле. А им потом скажу, что не смог найти.


Вечером этого же дня у нас завязался разговор с Леной. Алиса уже спала, бедняжку совсем измучила болезнь. Я плохо помню о чем мы говорило, но потом Лена спросила у меня:
-Как считаешь, Славя не напрасно погибла?
(Не знаю, ей не стоило идти в лес, Травы которые она собрала не помогут при такой тяжелой болезни. (0 очков) ) ------------- 1 текст
(Я думаю ее смерть была не напрасной, погибая сама она дала шанс Алисе выжить (2 очка)). –--------- 2 текст

1 текстПравить


-Понятно. – тихо ответила Лена.
Алиса громко закашляла, Лена подскочила к ней и дала сделать несколько глотков теплого молока из небольшого стакана. В последнее время она стала для нее как мать родная,.
-Ле-на… - слабым голосом проговорила Алиса.
-Тише, девочка, тише, отдыхай, тебе скоро станет лучше. – Лена обняла ее руку.
Алиса закрыла глаза, повернула голову вбок и заснула.

2 текстПравить


-Лена, точно! Травы! – что-то будто щелкнуло в моей голове.
Я сорвался с места, побросал травы в котелок в котором мы готовили еду, залил их водой. С котелком я выбежал на улицу и разведя небольшой костер (спички я достал в столовой) повесил котелок на два прутика, которые были воткнуты рядом для того чтобы на костре можно было готовить еду. Через полчаса отвар был готов, по наставлению, которое успела дать Славя я разделил отвар на три части и дал Алисе первую.
Девушка поморщилась, но продолжила пить. Вскоре она заснула.
Мы вновь разговорились с Леной. В конце беседы она спросила:
-Как считаешь? Мику и Женя вернутся?

(Морозы сильные, но хочется верить в лучшее (0 очков))
(Деревня не так далеко по их словам, они точно дошли, наверняка за нами уже выслали помощь (2 очка))
-Лена.
-Чего тебе?
-Почему ты ничего не ешь?
Девушка отвернулась от меня.
-Лен, ты должна есть, посмотри на себя, ты ведь на ногах еле стоишь.
Лена молчала и продолжала глядеть куда-то себе под ноги

(Я настаиваю на том, чтобы ты поела, не хватало еще чтобы с тобой что-то случилось. Я не вынесу этого!) – текст 1
(Хранить молчание) –  текст 2

Текст 1Править


-Я настаиваю на том чтобы ты поела! – я практически насильно стал заставлять ее есть.
Грубо конечно, но Лучше пусть будет обиженная и живая, чем не обиженная и мертвая.
Девушка упиралась, пыталась отбиться от меня, заливалась слезами, кричала, но я был настойчив. Мне удалось через силу накормить ее.

Текст 2Править


Я не стал ни на чем настаивать и просто сменил тему разговора. В конце концов еда банально могла навредить ей после недельного голодания.


Последние из насПравить

(Гуд энд). 4+ очков и накормленная Лена.

Лену всю ночь тошнило, после того как я накормил ее, но ее состояние немного улучшилось, она уверенно стояла на ногах и даже как-то повеселела. Однако явно была обижена на меня.
На следующий день меня разбудил какой-то странный звук. Прислушавшись, я понял, что это звук мотора! Я выскочил на улицу, около ворот лагеря стояли Женя и Мику, позади них виднелся автобус и несколько деревенских жителей. Кажется, им все-таки удалось добраться до деревни и привести с собой помощь. Я вернулся в клуб.
-Лена, Алиса, просыпайтесь, помощь пришла, ИМ удалось!
Лена вскочила и помогла подняться Алисе. Болезнь отступала, девушка заметно лучше себя чувствовала. Ее сильный организм смог перебороть такую опасную болезнь. Вместе мы держа Алису под руки направились к выходу, проходя мимо термометра я заметил что температура поднялась.
-Вон они! – Кричали нам девчонки.
-Я практически плача от счастья помог занести Алису в автобус.
Вскоре мы уже ехали в райцентр, Алису осматривал фельдшер, а Лена спала у меня на плече.

Конец заточениюПравить

(Нейтрал энд) 4+ очка и голодная Лена

Сегодня ночью Лена умерла. Умерла практически на моих руках, точнее на моем плече. Девушка погибла от сильного истощения, сама по себе она была очень хрупкой и худенькой, а тут еще и голодание со стрессом навалилось. Еле как, собравшись с силами я отнес к остальным умершим. Я еще около получаса стоял и заливался слезам над ее телом.
От рыданий меня отвлек как-то странный звук.
Прислушавшись, я понял, что это звук мотора! Около ворот стояли Мику и Женя, позади виднелся автобус. Им все-таки удалось, жаль, что уже поздно! На меня вновь нахлынули воспоминания о Лене, о там как она спала на моем плече, там на острове, о том как робко мне улыбалась, как я ее первый раз увидел и о том как мы танцевали на пристани. Слезы нахлынули с новой силой, но я подавил их, ведь гораздо важнее сейчас было спасение жизни Алисы.
Девушка крепко спала, кажется, ей не становилось лучше. Взяв ее на руки, я понес ее к автобусу. Я успел глянуть на термометр, температура оставалась прежней.
-Вон они, вон там! – закричали девушки.
Вскоре мы уже ехали в автобусе. Алису осматривал фельдшер. А я тихо сидел и плакал в самом дальнем углу автобуса, вспоминая Лену.

ФростморнПравить

(бэд энд) Меньше 4 очков

Сегодня ночью Лена умерла. Умерла практически на моих руках, точнее на моем плече. Девушка погибла от сильного истощения, сама по себе она была очень хрупкой и худенькой, а тут еще и голодание со стрессом навалилось. Еле как собравшись с силами, я отнес к остальным умершим. Я еще около получаса стоял и заливался слезам над ее телом.
Я медленно поплелся назад в клуб. Мику и Жени никак не было, должно быть они погибли там, в лесу. Проходя мимо медпункта, я посмотрел на термометр. Сегодня холоднее всего -69 градусов.
Когда я пришел, Алиса пришла в себя.
-Семен… - ослабевшим голосом она позвала меня.
Я подошел и наклонился к ней.
-Смен я кхе… кхе.. мне недолго… я не вижу смысла… теперь… скрывать… я любила… тебя.
-Алиса… - я погладил ее по щеке, из ее глаз проступили слезы.
-Я любила… тебя… с тех пор как… кхе-кхе…как увидела… экхэ-кхэ.
Она подняла руки и прикоснулась к моей щеке. Мы смотрели друг на друга, я почувствовал, как из моих глаз потекли слезы.
Вдруг у Алисы начался приступ кашля, девушка схватила меня за руку. Ока кашляла кровью. Я был просто в ужасе, я не знал как ей помочь. Вскоре кашель прекратился, Алиса сделала последний вдох, ее глаза остекленели, голова повернулась вбок. Хватка ослабла, она отпустила мою руку. Она мертва.
Со слезами на глазах я дотащил ее до общей могилы и положил в низ к остальным. Благодаря морозам их тела отлично сохранились, они выглядели как живые. Вдруг я почувствовал сильную усталость и душевную боль. Мне было больно думать о них, о тех кого я любил и считал друзьями.
-Девочки… - сказал я обращаясь к покойницам, - Можно я тут отдохну немного – сказал я и прилег на сене.
Ответом была тишина, я закрыл глаза.
Я проснулся в полдень, на скамейке у памятника Генде. Было лето.
Что? Просто сон? Я был ужасно рад! Я кричал и прыгал от счастья. Вдруг откуда-то со стороны сцены послышался такой знакомый звук электрогитары, который будто бы пропустили через ламповый усилитель. Это была Алиска! Я рванул к сцене. И действительно, не ошибся. Там был концерт, Алиса играла на гитаре, Мику пела, Славя была барабанщицей (вот уж бы никогда не догадался) Лена играла на синтезаторе, Ульяна была на подтанцовке. Все это было замечательно. Музыка была чудесной, я никогда ничего подобного не слышал. А вокал Мику? Оргазм для ушей! Все было отлично. Если бы не одно НО. У них не было плоти. Передо мной стояли голые кости с волосами и в форме пионеров. А в центре я. Вмерзший в сцену.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики