ФЭНДОМ


Ранее утро. Полумрак. Моросящий дождь. Толян прохаживался по площади между двумя рядами вытянувшихся в струнку пионеров. От сырости его защищала кожаная куртка, а вот подопечные порядком промокли и продрогли. Глядя на их мучения, Толян поежился и поднял ворот.

- Полный разгром, - Толян выкрикивал слова как можно громче, чтобы Ольга Дмитриевна услышала его из своей импровизированной тюрьмы в столовой.

- Враг потерял своего недальновидного капитана и отброшен в лес. Сейчас их осталось не больше десятка. Мы могли бы остаться и удерживать ключевую точку необходимые для победы два дня, но мы не будем тянуть.

Мы найдём и добьем врага, а дальше... - Толян воздел руки к небу,  - Дальше мы установим в лагере новый порядок. Подъем в пять утра, увеселительные марши, обязательный кружок картошкокопания, - не найдя энтузиазма в глазах пионеров,

Толян обернулся к памятнику. Генда, казалось, смотрел с одобрением.

- И чем раньше это случится, тем лучше!

...

- Слушай, ты фильмов про фашистов насмотрелась и нам тут пересказываешь, - перебил Семён, - а дело серьёзное.

- Но если так всё и было, - надулась Ульянка, - Знаешь что, не веришь - ползай сам по мокрой траве, проверяй. А я тут на пеньке посижу.

- Ладно-ладно, ты молодец. Хорошая разведчица. Как Анна Чап... Рихард Зорге. Отдыхай.

- Отдыхай?! - не унималась Ульянка, - чего это ты раскомандовался? Кто тебя главным назначил?

- Хороший вопрос, - вмешалась Женя, - мы так и не выбрали капитана. Хотя, по мне, так тут и выбирать нечего. Новым капитаном должна быть Славя.

Воцарилось молчание. Семен ловил на себе взгляды, но всем своим видом показывал, что не то что не намерен возражать, а вообще предпочел бы надеть шапку-невидимку.

Славя вздохнула, поднялась и вышла в центр поляны.

- Капитана без повязки быть не может. Такие правила. Капитанская повязка осталась у Ольги Дмитриевны. Даже если мы захватим их флаг, мы не можем его спустить и выиграть - сделать это может только капитан.

- Дурацкие правила, - фыркнула Ульяна, - И как нам теперь выиграть?

- Но иначе вся игра свелась бы к беготне за флагом, логично, - возразил Шурик, и ловко увернулся от запущенной в него шишки.

- Чтобы выиграть, - продолжала Славя, - мы должны поставить наш флаг на площадь. А потом защищать его два дня. Но не получится, нас слишком мало. Если вы правда назначаете меня лидером, то вот вам моё решение - идём сдаваться. Мы ничего не добьёмся сидя в лесу голодными и холодными.

Некоторые согласно кивнули, другие понуро уставились в землю.

- Но мы можем драться! - нарушил тишину Семён, - Разве не в этом суть Зарницы?

- Другие уже подрались, - усмехнулась Алиса, - теперь отдыхают в столовой. Из боя вернулся только ты, да кибернетики. Идите по второму заходу, если хочется. Горе-вояки.

- Не ты ли вчера говорила "не хочу я эту поляну с флагом от белок охранять, возьмите с собой", а теперь струсила, значит? - не сдавался Семён. Вспомните Ольгу Дмитриевну. Она столько труда вложила в Совёнок, в нас. А теперь бросите всё, сдадитесь?

- Что ты конкретно предлагаешь? - вмешался в разговор Электроник. Вчера он сорвал повязку с какого-то пятиклашки, и эпитет "горе-вояка" от этой труженицы тыла - Алисы - считал крайне несправедливым, поэтому поддержал Семёна.

- У меня есть план, будет... - неуверенно сообщил Семён, - Но нужно, чтобы вы все в нем поучаствовали.

- Раз так, то давайте голосовать, - ответила Славя, - кто за нового лидера - Семёна?

Никто не горел желанием быть первым. Электроник стыдливо отвел глаза. Шурик многозначительно потирал полученные вчера синяки. Пусть и полученные от неровностей рельефа при решительном отступлении. Семён покраснел в предвкушении сокрушительного провала.

- Что? - встрепенулась Ульяна, на время потерявшая интерес к разговору, - Семён уже сдаваться хочет? - Ульяна показала ему кулак.

- Голосуй за Семёна, или сдаёмся, - пояснила Славя.

- А, тогда конечно! Голосую! Сдаваться - еще чего, - Ульянка проголосовала обеими руками, а ногой побудительно пнула сидящую рядом Алису.

- Ладно, - подняла руку Алиса, - интересно послушать этот его план, а сдаться всегда успеем. Ой, мне в караул пора.

Вскоре из "караула" вернулась сменённая Алисой Мику, с букетом полевых цветов в руках, но отчитать её за легкомысленность было некому. После введения в курс дела, она тоже оказалась за Семёна. "Или же просто "за". По жизни. Вот же хороший человек", - подумал Семён, но поплатился уже через минуту, выслушивая от Мику важные предложения к своему так и неозвученному плану.

- С учетом голоса Семёна нужен еще один, - объявила Славя, - либо считаем остальные голоса как "против", потому что пора уже решать. Семёну показалось, что Славя колеблется и сама вот-вот проголосует за него, но тут послышалось тихое "за" с другого конца поляны. Это была Лена.

Когда шутливые поздравления от Ульяны и выражения недовольства от Жени поутихли, Семён улучил минутку и подсел к Лене. Как обычно, она была поглощена книгой, но Семён заметил, что её взгляд надолго застыл на одной строчке.

- Наверное, хочешь спросить, почему я так проголосовала? - первой заговорила Лена.

- Да. Ты... Не производишь впечатление той, кто любит драться.

- Как и...многие - осеклась Лена.

- Как и я, - согласился Семён.

- Извини.

- Не нужно. Ну так почему?

- Ты сегодня поступил очень смело. Переступил через себя... Так мне показалось. Такие вещи должны поощряться. Иначе было бы несправедливо.

- Но я пока ничего не сделал. Возможно, взбаламутил всех понапрасну, и будет только хуже. Но ты права, я сам себе удивляюсь.

- Можно спросить, почему ты так поступил?

Семён тяжело вздохнул.

- Мне иногда не хватает смелости, - продолжала Лена, пока Семён задумчиво водил веткой по земле, - И сегодня. Нужно было сразу тебя поддержать...

- Я струсил, - резко перебил её Семён, - Вчера, когда мы попали в засаду. Парню передо мной разбили нос. Кровь так брызнула, что мне попало на рубашку.

Этот коренастый разбил, с короткой стрижкой. Индюк его все зовут. И я побежал. Все это видели. Потом я присел за каким-то сараем отдышаться, а он тут как тут. Высунул свою индюшачью голову из-за угла, "ах вот ты где!" орёт. Я рванул дальше. Обернулся только через добрую сотню метров - за мной никого. А Индюк возле сарая с кем-то борется. Мелькнула мысль вернуться и помочь, но тут на меня Шурик налетел: "Бежим, - кричит, - приказ отступать". А был ли тот приказ...

Так вот, вчера я боялся, но сегодня мне гораздо хуже. Я предал ребят. Не смогу посмотреть им в глаза, если не сделаю что-нибудь, не попытаюсь.

"Ну и ну, - опомнился Семён, - такую исповедь Лене устроил. Хорошо хоть, про индюшачьи кошмары этой ночи смолчал. Но всё равно плохо. Хоть и Лена."

Лена двинула рукой по направлению к Семёну, но замерла. Проследив направление её взгляда, Семён увидел Славю, и была она в опасной близости. Определённо, она могла слышать что-то из разговора.

- Можно к вам? - подошла Славя, - Семён, ты молодец, что взял на себя ответственность. Драться, да. Наверное, и я бы так поступила, иди речь только обо мне. Но мы и за других отвечаем.

- Мы знаем, ты последняя, кто кого-то подведет.

- Спасибо. Так вот, времени остаётся всё меньше. Бойцы готовы и ждут ваших команд, капитан, - салютовала Славя и улыбнулась.

...

Вечер того же дня. На опушку леса вышла Женя. Совёнок смотрелся умиротворённо, о военном положении напоминали только несколько костров. Женя пошла к ближайшему.

- Стой, кто идёт? - это был скорее писк, нежели оклик. У костра дежурили две девочки самого безобидного вида. "И так они защищают самое важное направление? Надо их проучить", - усмехнулась Женя и двинулась на девочек, но едва сделала два шага,

как из темноты выросло несколько фигур. Женю схватили под руки. "Ловушка? Ну и ладно!" - Женя постаралась не показывать досады.

- В ставку командования её, - распорядился первый голос.

- Но мессир отдыхает, - отозвался второй.

- Это вчера он был мессир, а сегодня генерал-мессир! - заспорил третий.

- Ведите уже куда-нибудь, или руки отпустите, - не выдержала Женя.

- Руки не отпускать, помним приказ. Увести, - рыкнул первый голос.

Толян основательно подготовился к проведению допроса. На один край стола положил булку и кефир, на другой - наиболее угрожающего вида приборы и инструменты из кружка кибернетиков, в котором допрос и происходил.

- Что ты здесь делала? Где остальные? - начал допрос Толян, и направил свет от мощного фонаря в лицо Жене. Эффект оказался не совсем таким, как он ожидал - ослепшие конвоиры отпустили руки Жени.

- Живу я тут! - крикнула Женя, срывая со своей руки повязку, - Остальные - торчали в лесу сперва, а потом этот дурак Семён повёл их в старое здание лагеря. Флаг тоже туда понесли. Больше ничего не знаю.  

Женя гордо удалилась мимо растерянных конвоиров.

- Идиоты, - прошипел Толян, - ладно, она сказала всё, что нам нужно, и, похоже, не врала. Собираемся, выступаем сейчас же. Добьем, пока они не подготовились, или сбежали в другое место. Или не посдавались вот так по одному. Так не интересно.

Через полчаса его армия была на площади в полном составе. Семнадцать пионеров во главе с Толяном готовились выступать к старому зданию, и еще шесть было решено оставить на защите флага. "Это остановит одиночек, пытающихся его украсть",

- рассудил Толян, - "Если же враг каким-то образом нас минует и атакует лагерь всеми силами, то мы отобьем его обратно по возвращению. Им не победить".

...

Штурм старого здания прошел гладко. Даже слишком. Толян был разочарован:"Часы разведки, планирования - впустую. Детишки даже не удосужились выставить караул. Они недостойны противостоять моему гению. Впрочем, флага мы пока не нашли".

- Двух девчонок сцапали, - доложил штурмовой отряд, - в плен взять не вышло. Звать, кажись, Лена и Ми...ку. Еще была третья - Ульянка, её все знают. Она в подвал сбежала.

- Так достаньте из подвала! И флаг ищите.

- Та там целые конто...котомбы. Катакомбы.

- Ведите, показывайте.

Дело принимало скверный оборот. Под зданием проходил тоннель, где он кончался - не ясно, и погоня по нему приятных впечатлений не сулила. Однако, Толян принял решение:

- Семеро остаются тут в засаде. Этот люк ничего не стоит заблокировать сверху, и если таков их план - вы помешаете. Остальные идут вниз. Возьмем эти факелы, которые они оставили. Я поведу. Лично.

...

Миновав странную комнату, похожую на бомбоубежище, процессия двинулась по коридору. Некоторое время шли хоть и медленно, но без приключений. Толян был бы рад прибавить скорости, но факелы оказались слишком тусклыми, приходилось постоянно всматриваться под ноги.

И не зря - прямо по курсу была яма во всю ширину прохода. "Если это работа синих - то весьма неплохо" - отметил про себя Толян. Для продолжения пути необходимо было спуститься. Уровнем ниже шел уже другой коридор - с рельсами и другими атрибутами шахтерского промысла.

Коридор уходил в обе стороны во тьму. Толян рассудил, что больше делить отряд не стоит. Нужно было решить, в какую сторону идти дальше. Но как? Толян объявил привал.

- Тут все и сгинете! - раздалось из темноты насмешливым голосом. Пионеры встрепенулись. По крайней мере, теперь направление известно.

Через минуту факел Толяна погас, не догорев даже до середины. Осмотрев его при помощи второго, Толян выяснил, что тряпка внизу была пропитана не чем-то горючим, а совсем наоборот. Под ногами тоже ничего полезного для подержания огня не попадалось.

- У Толяна хитрый план! Будет шахта вам курган! - нараспев прочитал голос и захихикал. Толян рванул вперед, чтобы догнать обидчицу, но через пару шагов зацепился за торчащую балку и упал. К частью, пострадала только штанина.  

Через минуту процессию встретила развилка. "По правилу лабиринта надо держаться всё время одной стены. И тогда выйдешь не плутая" - вспомнил Толян. А вслух скомандовал:"Идём влево!". Хотя, в приказе не было особой нужны, никто не посмел бы отстать, или вырваться вперед.

- Наш Толян уже в могиле, черви вкус тот оценили! - раздалось справа. Толян молча свернул вправо.

- Сгинете-сгинете! Никто вас не найдёт! - продолжал голос. Нашептывал, смеялся, выл. Звучал он уже не насмешливо, а действительно жутковато. Казалось, ему вторят другие голоса, и даже с разных сторон.

Погас факел замыкающего. Теперь все сгрудились вокруг Толяна, с одним немым вопросом в глазах:"Вернёмся?". Но Толян не мог проиграть девчонке. "Этот факел не погаснет" - попытался обнадежить он своих. Чистая правда, третий факел выглядел надежно. И это беспокоило Толяна.

"Зачем портить два факела, но оставлять третий? Потухни все факелы - пожалуй, нам пришлось бы вернуться, со спичками много не навоюешь. Но если заманивают - зачем портить те два? Чем один отличается от трёх? А, я слишком много думаю"- решил Толян.

- Не видать вам свет дневной, как жирдяю...ой! - речевка оборвалась отчетливым шлепком впереди. Толян понял, что это шанс, и бросился вперед. Свет факела выхватил Алису на четвереньках перед очередной развилкой. Похоже, её нога застряла под шпалой.

Забыв про всё, Толян бросился вперед, идя на таран, подобно заправскому сумоисту. В последний момент Алиса вырвалась из деревянного капкана и кувырком пролетела под рукой у Толяна. Толяну больших усилий стоило затормозить и не пробить своим телом очередной коридор в этих шахтах.

- Хватайте её, - взревел Толян, разворачиваясь, - Что?!

Его сподручные в ступоре смотрели на Алису, в руках у которой была повязка с руки Толяна.

Алиса прыгала на месте, заливаясь смехом, и размахивала своим трофеем:"Победа! Победа!".

Толян молча подошел к ней и рванул за рукав, сорвав синюю повязку.

- Эй, что за дела, - взвыла Алиса. - Ты мёртв, так нельзя!

Тогда Толян выставил плечо вперёд. Его туго-натуго охватывала... красная повязка. Еще одна?!

"И отдай мой галстук." - Толян взял из рук оцепеневшей Алисы кусок ткани, расправил, и горделиво повязал вокруг шеи.

- А теперь отвечай, мерзавка. Где ваш флаг? Где остальные?

- Мертвых не допрашивают, - процедила сквозь зубы Алиса и побрела в сторону выгода, щелкая зажигалкой. Никто не стал её останавливать.

"Итак", - собирался с мыслями Толян, снова возглавив шествие по коридору. - "Чего она добивалась? Пугала нас, пыталась заставить разделиться, отступить.

Значит, идём до конца. Все вместе. Хоть на этих слабаков и надежды мало." - Толян оглянулся. - "Уже не такие напуганные, после победы над Алисой, но всё те же серые,

измученные лица. Они бы давно сбежали, будь их воля. Но воля моя. Я - Толян!"

После еще одной развилки, коридор уперся в деревянную дверь. Перед ней раскачивалось на веревке нечто, напоминавшее портсигар. При ближайшем рассмотрении, это оказалась игра "Электроника-ИМ". Толян проследил, куда уходит веревка - под сводом

она крепилось к тазу, предположительно, с водой, а то и с чем похуже. "Детский сад" - фыркнул Толян. Открывать дверь он не торопился. Чутье подсказывало, что там, за дверью, всё окончательно разрешится. "Открыть самому, или...? Была не была!" - рванул дверь Толян.

Механизм ловушки оказался несколько сложнее, чем ожидалось, и опрокинул таз на Толяна. К счастью, это была вода. Факел моментально потух, но в нем уже не было нужды - в комнате горел свет. Он шел от тусклой лампадки у дальней стены.

Из-за синего абажура комната смотрелась приветливо и даже волшебно, в контрасте с ужасами тоннеля. В ней не было ни души, но главное, посреди комнаты стоял флаг. Толян как в забытьи шагнул вперед и выполнил долгожданный ритуал - спустил флаг и порвал на кусочки.

Остальные ликовали, суетились вокруг, осматривали комнату. Кто-то нашел лестницу, ведущую вверх, наружу. "Эй, я вижу памятник! Мы под нашим лагерем" - раздалось сверху. В комнату попало немного больше света. "Один отличается от трёх тем, что гасится одним тазом" - пространно произнес Толян. Никто его не понял.

Толян подошел к лампадке и снял абажур из синих стекляшек. На каждой стороне было нацарапано по слову: извини, но, принцесса, в, другом, замке. Он взглянул вниз и разжал кулаки - в них были обрывки флага. Красного флага. Нервный смешок. Только капитан может спустить флаг и сдать игру.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики