ФЭНДОМ


День 13-й.

Итак, мне удалось украсть в библиотеке толстую тетрадь и ручку. Не уверен, останутся ли они у меня, но попытка- не пытка. На случай, если забуду - меня зовут Семён, я живу в 2011 году, сюда попал на автобусе №410. Меня почему-то считают пионером. Я пишу это в своей палатке, пока нет вожатой. Место, время, хоть что-то - они не говорят мне. Вечно находят повод. В конце недели я уехал вместе со всеми, уснул, но очнулся здесь и всё началось сначала. Надеюсь, завтра это не повторится.

День 14-й.

Выдалась свободная минута, поэтому напишу. Автобус уже здесь, остается только ждать и надеяться. Какой смысл оставлять меня здесь ещё на неделю? Какой смысл вообще помещать меня сюда?! Лагерная рутина меня бесит. Ничего, всё должно закончиться. Нет, всё закончится в этот раз.

День 15-й

Чёрт! Всё заново! Я снова проснулся в автобусе у ворот лагеря! Всё в точности как в прошлые два раза! Снова эта пионерка Славя у ворот, те же вопросы! Я попытался отвечать как раньше и она сделал тоже самое! Нет, это уже полный бред. Кто-то должен что-то знать, нужно лишь найти его.

День 16-й

Решил втереться в доверие к Славе. Весь день таскался за ней и слушал рассказы про природу. Спросил "а в твоих краях красиво?" После утвердительного ответа поинтересовался где она живет. Снова мимо, одни абстракции. Впрочем, большего ожидать и не стоило, надо копать дальше.

День 17-й

И снова неудача. В кружке кибернетиков знают не больше моего. Попытки выяснить возможно ли такое никуда не привели. Радио здесь ничего не ловит. На вопрос "почему так" они ответили "тут же глухомань". Ладно, будем искать дальше.

День 18-й

Зацепка! В столовой я услышал разговоры про старый лагерь. Байки про призраков чушь, конечно, но здесь я явно ответа не добьюсь. Нужно совершить вылазку ночью, пока никто не видит. Я уже взял фонарик из ящика вожатой, с ним будет проще. Дорога неблизкая, но выбора нет. Пусть мне в этот раз повезёт.

День 19-й

Чёрт, чёрт, чёрт! По дороге к лагерю земля вдруг ушла из-под ног и я провалился. Кажется, нога сломана, очень больно, идти не могу. Слава Богу, фонарик уцелел и я вижу что вокруг. Ничего странного, обычный тоннель, но ползти долго не получается, слишком больно. Я не хочу умирать здесь! Только не в этом проклятом месте! Только не здесь!

День 20-й

Ближе к полудню меня нашли. Спохватились, чего уж. Я едва успел спрятать тетрадь под рубашку. Из-за жуткой боли не спал всю ночь. Кое-как дотащили до лагеря. Гипс наложили в медпункте, хоть я умолял их отвезти меня в больницу, даже врал про боли и недомогание. Это меня пугает. Они на всё готовы, чтобы я не покинул этот лагерь. Оставили ночевать в медпункте, тетрадку, слава Богу, не нашли, пишу пока никого нет. Завтра заканчивается смена. Может этому месту хватит моей сломанной ноги в качестве жертвы? Нет, не верю. Пусть оно будет мучить меня и дальше, но я не остановлюсь.

День 22-й

Я был весь день на виду, поэтому возможности написать не возникло. Они всерьёз решили погрузить меня в автобус с гипсом. Было жутко больно, но этой ночью я хотя бы отключился на пару часов. Снова едем, снова сон, снова я здесь. Нога цела, будто ничего не было. Лучше бы я очнулся с переломом, но у себя дома. Славю я попросил побыстрее отвести меня в палатку, там же я завалился спать. Снова. Моральных сил никаких. Ночью попробую повторить вылазку в старый лагерь.

День 23-й

Итак, я на месте. Просто заброшенное здание, ничего особенного. Кругом мусор, бутылки, стены исписаны. Наверное, мимо.

...

Есть надежда! В углу я нашёл старый ржавый люк! Это оно!

...

Снизу какое-то странное бомбоубежище. Свет всё ещё есть. В шкафах противогазы, аптечки, даже лом есть. Давно оно заброшено? Дальше есть тоннель, посмотрю что там.

...

Это выход! Это точно выход! В тоннеле провал, а за ним какая-то старая шахта! Не знаю как я оказался здесь, но чувствую - сегодня я выберусь! Главное - не заплутать.

...

Не знаю сколько я плутал по шахте, оставляя метки на поворотах, но в итоге добрался до деревянной двери. Керосиновые лампы, кирки, шахта оказалась куда древнее, чем я думал. Сразу за дверью другая, железная. С трудом поддаётся, да и я дико устал за эти сутки. Или больше? Если здесь выход, то я должен как-то оставить указания другим. Никто не должен через это пройти. Что ж вперёд, пора домой!

День 24-й

Я умру здесь. Я точно умру здесь. Всё кончено. За дверью была лестница наверх. Сверху пробивался яркий дневной свет. Я забыл про сбитые пятки, про жажду и усталость, я изо всех сил рванулся по лестнице. Путь закрывала решётка. Я бы вырвал эти болты не жалея ногтей, но в эйфории принялся дубасить по ним фонариком. Путь открылся. С радостными криками я выбрался наружу лишь затем, чтобы увидеть этот отвратительный памятник Генде и толпу удивленных пионеров. Они построились на линейку, чтобы искать меня. Кто выкрикнул "А Семен-то нашелся!" и все они засмеялись. Я обессиленно рухнул на колени. Их смех меня вовсе не задевал. Что он вообще значил на фоне такого разочарования?

День 26-й

Весь прошлый день я пробыл будто вдали от себя. Не знаю что виновато - истощение, жажда, усталость, недосып. Может разочарование? А может я смирился? Кто знает? У них спросить? Посчитают сумасшедшим. Я как-то показал Лене мобильник, так она чуть не убежала. Нет, они найдут повод. Они всегда находят. Где мне искать ответ? Хотя нет, не так. Хочу ли я искать ответ? Или даже не так. Хочу ли я ещё домой? Мне всё равно. Пока что. Хотя...

День 27-й

Сил нет совершенно. Завтра всё повторится вновь. Отъезд, сон возвращение. Не надо строить иллюзий. Я не выберусь. Зачем вообще я это пишу? Люди ведут дневник, когда им не с кем поделиться мыслями. Но мне есть с кем поделиться. Может выложить всё и сразу? А, к черту.

День 28-й

Они радуются. Радуются как и в тот раз. Вожатая читает речь. Без изменений. Прямо сейчас я сижу в автобусе и пишу. Мне плевать если они заметят. Пускай. Через пару часов об этом буду помнить только я. Кажется, я один здесь помню. Меня клонит в сон. Может продержаться подольше? Увидеть, на чём оборвались записи? Что ж, начнём. 1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13,14,15,16,1|

День 29-й

Снова Славя, снова Совёнок. Но мне уже всё равно. С виду я здоров, но на самом деле мёртв. В этот раз она говорила будто сама с собой. Я лишь изредка кивал и отвечал еле слышно. Предложила сходить в медпункт. Стоит ли? Я застрял здесь, так может начать обживаться? А жизнь ли это - один бесконечный день? Не могу больше писать.

День 31-й

Я ещё незаметней, чем раньше. Всё это мне кажется. Именно кажется. Я ничего не чувствую. Здесь всё ненастоящее. И я ненастоящий.

День 34-й

Завтра. Я только помню, что завтра. Двух прошедших дней не было. Только первый и последний. Между ними ничего нет.

День 35-й

Все собираются уезжать. Но разве им есть куда уезжать? Завтра они будут здесь. Завтра. А есть ли завтра? Не хочу с ними идти. Не собираюсь. Больше я не вынесу. Пусть лучше я умру. Просто буду сидеть здесь и ждать. Это никто не прочтёт, но на всякий случай, прощайте.

День 36-й

Я этого больше не вынесу! Снова! Всё снова! Лагерь, этот поганый лагерь! Нет, я выйду и сейчас же пойду по шоссе. К черту всё это! Пусть я умру в пути! Но я умру не здесь!

День 37-й

День был невыносимо жарким, ночь - слишком холодной. Во рту пересохло так, что я едва шевелю языком. Ну и ладно, мне с кем говорить. Ноги горят от боли. Всю ночь я шёл без остановки. Спать нельзя! Только не спать! Я снова окажусь там! Не хочу! Нужно сейчас же подниматься с асфальта и идти и идти дальше. Только не спать!

День 38-й

Немного рассвело. Ноги в кровь. Ползу. Сил нет. Не спать. Только не спать. Не спать.

День 39-й

Будь я проклят! Будь всё проклято! Этот лагерь, этот автобус, эти пионеры! Ноги целы, жажды нет, даже обгоревшая кожа сошла! Я в Аду! Это место будет мучить меня бесконечно! Что делать? Не спать? Я сломаюсь, я снова сломаюсь! Отсюда не уйти! Разве, что...

День 40-й

Вот и всё. Я разом развяжу этот узел. Завязав другой. В кружке кибернетиков я нашёл веревку. Метра два с половиной, не больше. Но мне хватит. Главное зайти подальше в лес. Они не сразу спохватятся. Пусть вообще не спохватываются! Узел завязан, веревка заброшена. Держится крепко, значит пора. Надеюсь никто этого не прочтёт. Но всё же. Простите меня. Я больше этого не выдержу. Простите.

День 41-й

Нужно вспомнить. Полено вылетает из-под ног. Я падаю. Веревка стягивает шею. Позвонки хрустят. Глаза готовы вылететь из орбит. Язык норовит вывалиться. Голову сдавливает. В легких нет места для воздуха. Тело дергается само. Всё темнеет. Свет. Где я? В Раю? Перед глазами знакомый салон Икаруса. Я в Аду. Я снова в Аду.

День 42-й

Что ж, я в Аду. Пора бы привыкнуть. Как выбраться из Ада? Вымолить прощение? За что? Я не знаю за что меня здесь держат. Прижиться здесь? Нет. Спросить чертей? Да! Но я уже спрашивал, они молчат, они вечно молчат. Так может я неправильно спрашивал? 

День 43-й

Славя любит ходить в лес. Значит и мне туда. Вот она порхает среди деревьев. Ангел во плоти! Но я-то знаю. А скоро узнаю ещё больше! Такая невнимательная. Я шёл за ней от самого лагеря, а сейчас пишу, но она меня не видит. Может не стоит грубо с ней обходиться? Они не похожа на чудовище. Но разве человек будет вести себя одинаково столько раз подряд? Решено.

...

Проклятье! Всё пошло не так! Я выждал момент, подкрался сзади и схватил её за волосы. Она закричала. Я сказал, что больше не хочу находиться здесь! Чтобы они меня отпустили! Но она вела себя как раньше, несла эту чепуху про вожатую, говорила, что пожалуется. Я сказал, чтобы не притворялась будто не знает, что я из будущего, что я здесь не в первый раз! Но она только плакала и просила, чтобы я отпустил. Но я не собирался. Я требовал ответов, говорил, что будет хуже! Вдруг она вырвалась. Путь к лагерь я отрезал, поэтому она побежала в лес. Я гнался за ней что есть мочи, но вдруг потерял из виду. Она не сбежала. Через 10 метров я нашёл её лежащей на земле. Под головой был камень, слегка измазанный кровью. Она была в сознании. Тянула руку, просила помочь, говорила что ничего не расскажет! Я протянул руку навстречу, но машинально взял булыжник. Удар! Ещё удар! Затем ещё несколько. Она не дышала, но была как живая. В ужасе, я схватил её за руку. Стал просить прощения. Ответом был только взгляд, из которого исчезла жизнь. Неподалеку было озеро. Я взял её на руки и отнес туда. Отмыл пятна крови с одежды. Что я наделал?! Я ведь только хотел ответов!

День 44-й

Славю ищут. Конечно, зам.вожатой, спортсменка, меня так не искали. А, что я пишу? Я не спал всю ночь, перед глазами была она, молящая о помощи. Зачем, ну, зачем она побежала?! Я боюсь. Впервые за долгое время я боюсь! Их взгляды. Они знают. Они точно знают, но ждут. Чего ждут?!

День 45-й

Славю пока не нашли. Я ходил с остальными на поиски. Пустая трата времени, они не там ищут. Весь свой нервный вид списываю на волнение. Час назад мы шли по лесу и кто разбил колено. От вида крови меня внезапно вырвало. Снова нахлынули те жуткие образы. Я отпросился в медпукнт. 

...

Нет-нет-нет, так нельзя! Я не хотел чтобы все так вышло! Я плелся к медпункту, как вдруг путь мне преградила Ульяна. Я сразу сказал, что мне нехорошо, она вроде бы не настаивала. Но вдруг, она выхватила тетрадь из-под рубашки, когда я отвернулся. Я в ужасе требовал вернуть её, но она лишь раззадоривалась. Но хуже всего - она открыла её и начал читать. Меня тут же прошиб холодный пот. На вопрос "что это" я ответил "пишу рассказ". Она почти поверила, но вдруг перелистнула на последнюю страницу. Глаза её наполнились ужасом. Она с криком сорвалась с места в сторону медпункта. Я в ярости рванулся за ней. Почти у самой двери я схватил её и зажал рот рукой. Она пыталась вырваться, но в меня словно бес вселился. С обратной стороны послышались шаги. Я обежал здание с ней в руках и затаился. Медсестра простояла с минуту, прошлась туда-назад и наконец вернулась. Я хотел объяснить Ульяне, что написал последнюю часть уже после исчезновения, но вдруг заметил, что она обмякла. Я убрал руки и она мешком рухнула на землю! Я задушил её! Господи, я задушил её! Почти ребенка! С её телом я побежал в сторону старого лагеря. Теперь она там, в тоннелях. Тетрадь за время моего отсутствия никто не тронул. Слава Богу, не знаю что бы я делал. 

День 46-й

Всё как раньше. Уже двое пионеров пропали, а они ничего не делают. Совсем ничего. Ни милиции, ни собак, ни добровольцев. Зря я отнёс Ульяну в старый лагерь. Там её точно найдут. Нужно найти место понадёжней. Хотя чего мне бояться? Стоит уснуть в последний день и все всё забудут. Кроме меня. Именно! Нельзя превращаться в такое.

...

Лена попросила меня подойти вечером к её домику. Что ей нужно? Я и так весь на нервах, уже которой день не могу уснуть. А если я не смогу уснуть, что тогда? Они найдут их и расправятся со мной. Но ведь я не смог умереть? А может я не умер тогда? Просто не успел. Да и есть вещи похуже смерти, которые они могут со мной проделать. Всё-таки лучше пойти.

День 47-й

Встреча с Леной закончилась внезапно. В назначенный час она ждала меня у домика. Тихая, скромная, как обычно. Мой болезненный вид её не испугал. Странно. Без лишних слов на спросила куда я отлучился с поисков. Поминая причину, я сказал, что в медпункт. Тут она изменилась в лице. Разительные перемены! Словно Дьявол в девочку вселился! А может он всегда там был? Лена выпалила "но я видела, как ты возвращался от старого лагеря! Мне потом тоже стало плохо и я отпросилась!" Внутренности сжались и похолодели. Дрожащим голосом я сказал "медсестра посоветовала прогуляться", но следом прозвучало "я спросила, ты не был у неё!" Вот те раз! Внезапно весь страх ушёл, появилась холодная решимость. Сердце в груди словно перестало биться. С лица исчезла страдальческая гримаса. Появился возвышенный взгляд. Я сделал резкий шаг вперед. Из груди вырвалось монотонное "так расскажи об этом вожатой." В её глазах показались слезы, поэтому я добавил "пока можешь". Она точно хотела кричать, поэтому я зажал ей рот ладонью. Вся её уверенность куда-то улетучилась. Улица была чиста, без лишних свидетелей. Свободной рукой я сжал её горло. Она хрипела, вырывалась, но было поздно. Вдруг меня пронзила боль. Резкая, жгучая, нестерпимая. Рубашку пропитывала кровь. У этой дряни был нож! Но нестрашно. Я уже умирал. Разом больше, разом меньше - неважно. Снова темнота, снова свет, снова мой личный Ад. Но теперь я один из них.

День 48-й

В этот раз всё было по-другому. Нет, лагерь тот же, теперь я другой. Славя была ожидаемо живой. Но не по моим меркам. Я начал диалог как обычно, но ответ мы проговорили хором. Она опешила. Я в ответ злобно улыбнулся, взял у неё ключи и пошёл к себе в домик. Именно к себе. Пора обжиться. Вечером я думал наведаться к Лене, но лучше уж всё сделать как надо. В столовой была отличная коллекция ножей. Моим домом станет старый лагерь. В тоннелях так легко потеряться.

День 54-й

Ох и насыщенная же получилась смена! Первой я наведался к Лене. Она как всегда читала допоздна. Позвать её на прогулку не составило труда. Как она заливалась румянцем! Но лагерь позади и пора действовать. Я мгновенно ухватил её за горло. Секунду она смотрела на меня с непониманием, но затем её рука рванулась вверх. Я был готов. Теперь нож был у меня. С улыбкой я прошептал "не это ищешь" и нанёс первый удар. Затем второй! Ещё и ещё! Румянец не сходил с неё даже тогда! "Крови почти нет, а ты всё краснеешь!" Удар, ещё удар! Она уже не дышит, а я продолжаю всаживать в неё лезвие. Мне было мало. Я исполосовал её лицо, в надежде свести этот поганый румянец. Мне быстро это надоело. Дело за малым. Ключи были у неё. Мику не успела закричать. Хватило одного поворота лезвия. Трупы я не прятал, пусть знают кто тут хозяин. Всю неделю они носились в ужасе. Это упрощало мне задачу. С детьми проблем не было. Кроме Ульяны. Я ведь тогда не хотел причинить ей зла, но раз взялся за дело... Части её тела я раскидал по футбольному полю. Алиса сперва сопротивлялась. Но когда я облил её спиртом из кружка кибернетиков начала рыдать и молить о пощаде. Я даже заколебался. Но рука уже сама щелкнула зажигалкой. В пламени исчезли волосы, кожа почернела, платье прилипло к телу. Кричала она недолго. Жаль. Славя опять пыталась сбежать, но в этот раз её вместо камня настиг я. В страхе даже залезла в озеро. Разумно, её ждали вещи похуже утопления. Скальп легко снимался, ведь за косы так удобно тянуть. Женя заперлась в библиотеке. Глупая идея, книги отлично горят. Когда она разбила окно и пыталась уползти, теряя кровь и кожу, я уже был рядом. Мне уже не были нужны ответы. Я просто пытался стереть это место. В конце смены лагерь пылал. Мертвы все, кроме меня. Как странно. Я уже не боюсь что всё начнётся заново. Я жду этого с нетерпением.

День много времени спустя

Странно читать спустя столько времени этот дневник. Его писал не я. В начале, в конце, посередине. Будто хроника нескольких несчастных. "Если забуду, я - Семён" - это неважно. Мне не нужны ответы. Здесь только я настоящий. Здесь только я живой. Я могу называть себя как захочу. И этот дневник мне не нужен.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики