ФЭНДОМ


Пара слов автора: Этот фанфик не является законченым рассказом, а скорее неким неполным первым днём ненаписаного мода. Если продолжение и будет, то очень не скоро.

Я привычно проснулся на сиденье Икаруса. В глаза бил яркий свет, как бы намекая, что мол извини, брат, но поспать ещё у тебя не получится. Какой это уже для меня цикл… пятидесятый или около того… и каждый раз он начинается одинаково: я просыпаюсь в Икарусе, встаю с сидения, лезу в бардачок автобуса, достаю оттуда сигареты, выхожу из Икаруса и осматриваю ворота лагеря, у которых кроме меня пока что никого нет… это уже что-то вроде привычки.

Хотя нет, стоп, я что-то забежал вперёд. Прямо около дверей Икаруса стоял пионер и внимательно смотрел на меня. В нём я конечно узнал одного из «себя», только из параллельного лагеря. И это был точно не психованный, нет, вокруг него не ощущалось той особой ауры, что исходила от того двинутого на голову.

- Привет, - бодро я начал разговор, но пионер быстро меня перебил.

- Тихо, могут услышать, - сказал он полушёпотом и жестом попросил меня пройти обратно вглубь автобуса. Я недоумённо пожал плечами и проследовал в указанном направлении. Кто услышать? Ведь кроме нас здесь и сейчас никого не должно быть… хотя нет, поправочка – кроме меня никого не должно быть. То, что кто-то встречает меня тут же около Икаруса – нонсенс и нечто из ряда вон. Пусть даже это и я сам. Кроме того, в его внешнем виде было что-то другое, но что – я пока не мог понять.

Я уселся на своё привычное место, пионер тоже устроился неподалёку.

- Прежде чем я объясню сложившуюся ситуацию, я задам тебе только один вопрос – что ты делал в прошлой смене такого, что не делал до этого?

- Ну-у… - протянул я задумчиво. – Например, на шестой день подорвал Генду. Удачно.

- И до этого ты пытался подорвать Генду три раза, но в прошлые циклы тебе не хватало заряда и направленности взрыва?

- Да, - ответил я на удивление спокойно. Наверное, за всё это время циклов и повторений я уже немного отвык удивляться даже очень удивительным вещам. Кроме того я понимал, что какой-либо угрозы он не представляет, и скоро даст ответы, что же здесь происходит.

Пионер на некоторое мгновение задумался.

- Хорошо, нечто подобное я наверное и ожидал… Ладно, во-первых, чтобы сразу прояснить, кто я, скажу, что я из этой реальности, а не параллельной. И я не являюсь каким-то другим Семёном, я – это именно ты, переживший примерно пятьдесят циклов.

Беру свои слова назад, сейчас я действительно удивлён. Меж тем он продолжил свой рассказ:

- Ровно две недели назад я начал свой очередной цикл, который должен был завершиться через семь дней. Но в назначенное время эта вот жестянка не приехала. Не приехала она и на вечерний рейс. В лагере все конечно волновались, думали, что автобус сломался, но конечно больше всех волновался я. Ну ты понимаешь, для меня, да и для тебя, этот приезд автобуса уже что-то вроде восхода Солнца по утрам.

Я наклонил голову, обдумывая этот речевой оборот.

- Ладно, сравнение не очень, но ты меня понял, - видимо, пионер догадался о чём я думаю.

Кстати, раз уж это я сам перед собой сижу, то надо себя, сидящего рядом, как-то мысленно называть. А то пионер, пионер… Пионером я обычно называю вполне конкретную личность. А он пусть будет тогда Семён-Два.

- Ну так вот, поговорил я с Юлей по поводу всей этой чертовщины. Она как обычно мало что знает, но сказала что: первое, такое происходит совершенно точно впервые, и второе, во всех остальных лагерях Семёны уехали нормально, без происшествий… Ну или остались в лагере по какой-то причине, не суть. Главное, что там Икарус приехал строго по расписанию. На следующее утро я проснулся всё ещё здесь, в окружении всё того же лагеря, всё тех же пионеров. Хоть это было и странно, но нечто подобное я наверное и ожидал. А вот чего я никак не ожидал, так это приезда днём нового автобуса. С пионерами. Со знакомыми пионерами – там была Славя, Алиса, Лена, Ульяна, Мику… ну в общем все. Были и Ольга Дмитриевна с Виолой. Основная проблема заключалась в том, что все эти персонажи уже были в лагере, они никуда не делись, - Семён-Два вздохнул и после небольшой паузы продолжил:

- Рассказывать, какие тут были у них шок и паника при виде своих двойников я сейчас не буду. Автобус же по-тихому испарился, будто его и не было. Сейчас всё более-менее устаканилось, истерики среди местного населения уже не такие частые, но в целом здесь такой хаос… Ну и вот спустя неделю после приезда всех остальных приехал ты. Вот такова ситуация вкратце, остальное я поясню уже по ходу твоего изучения новой жизни лагеря. Вопросы?

Вопросы? Хм… вопросы. Миллион их. Но я решил, что действительно мне надо для начала переварить хотя бы эту информацию.

- Вопросы конечно есть, но пока что достаточно и этой инфы.

- Замечательно, - Семён-Два улыбнулся. – И да, постарайся изобразить хотя бы первый день на лице нечто вроде глубокого удивления и разрушения внутренних устоев. Для всех здесь я всё ещё обыкновенный пионер.

- Думаю, с этим проблем не будет, у меня сейчас крайнее похожее состояние, - я невесело усмехнулся. Исходя из рассказа Семёна-Два, на самом деле Семён-Два – это скорее я, хотя бы потому что прибыл в лагерь вторым, но называть себя Семён-Два, конечно, язык… точнее, мысль не поворачивалась.

- Тогда пошли, проведу для тебя экскурсию.

Мы вышли из автобуса и направились к воротам лагеря. Семён-Два проронил вполголоса:

- За нами сейчас из кустов Ульяны наблюдают если что.

Я незаметно оглядел знакомые окрестности и приметил мелькнувшую в кустах красную ткань. Действительно. Теперь понятны его слова в самом начале насчёт того, что нас могут услышать.

За воротам стояли две Слави, на первый взгляд совершенно идентичные, и при виде нас смущённо и немного нервно улыбнулись:

- Мы хотели сначала, чтобы одна из нас к тебе вышла и всё рассказала, но Семён настоял на том, чтобы пошёл именно он сам. Как он сказал, себя он знает и так будет лучше.

-На самом деле я подумал, что уже с ума сошёл, когда себя увидел. Думаю, это будет трудно, но я смогу привыкнуть к тому, что здесь творится, - ответил я, стараясь не выходить из роли.

- Да не сошёл бы ты с ума, у меня и у тебя психика крепкая, - Семён-Два ткнул легонько меня локтём в бок, всем выражением лица показывая, что я немного переигрываю.

«Ну извините дорогой я, театральных не заканчивали».

- Кстати, меня… эхм, нас Славями зовут. Полное имя Славяна, но все Славей зовут. А тебя Семён, да?

- Да.

- Хорошо. Нам бежать надо, ещё увидимся, - сказала одна из Славь… Славей… как же это будет более правильно по-русски… в общем, сказала и они направились вглубь лагеря, в сторону площади. Наверное, их самих смущала эта ситуация.

- Славя, добрая душа. Она ещё не привыкла к этой ситуации, но, наверное, в глубине души уже приняла это как суровую реальность и старается выполнять привычную ей работу по лагерю как ни в чём ни бывало, - прокомментировал Семён-Два, глядя на удаляющиеся девичьи фигуры.

- Ты про которую из них сейчас?

- Про обеих. Считай это один и тот же человек, клон, отличаются они буквально парой недель жизненного опыта. Так что наверное можно в таких случаях говорить об этих двух людях как об одной личности.

- Экхм… людях? Я не ослышался?

- Хм?.. А, да… понимаешь, после всей этой встряски, после всех этих переживаний, как я старался успокоить чуть ли не всех и каждого, я уже не отношусь к ним как к заведенным куклам, выполняющим одну и ту же программу. Во всяком случае не с той категоричностью, что ранее. Кстати, в продолжение темы о людях, находящих успокоение в работе.

Мы подошли к зданию клубов, так что понять, о ком идёт речь, не составило труда. Мы зашли внутрь и я понял, что здесь идёт работа полным ходом. Робот лежал на столе в центре комнаты и имел более-менее законченный вид, от него тянулись проводки к каким-то приборам, а вокруг него что-то подкручивали, сверяли, бегали туда-сюда… в общем, были очень увлечены работой Электроники и Шурики, попутно что-то активно обсуждая. Из-за быстрого мельтешения лагерных научных светил создавалось ощущение, что в комнате Шуриков и Электроников как минимум по трое, что конечно было не так. На нас не обращали внимания, а прерывать такой активный процесс не хотелось. Мы с моим двойником переглянулись и развернулись к выходу.

Следующим пунктом в нашем походе стал музыкальный кружок. Уже когда мы только подходили к нему, слышались из здания гитара и приятное пение.

- Мику наконец нашла того, с кем можно было бы и спеть под аккомпанемент, и сыграть под сольный вокал. Мику на самом деле поначалу была шокирована очень сильно, но быстро нашла в этой странной ситуации свои плюсы. Ты хочешь войти, посмотреть как они там?

Я представил не в меру словоохотливую Мику. Словоохотливую Мику помноженную на два. Я отрицательно покачал головой. Не думаю что я пока что готов к этой словесной атаке.

Семён-Два понимающе улыбнулся, кивнул, и мы направились дальше.

Пока мы шли к площади, я спросил давно назревающий вопрос:

- Слушай, но раз количество людей здесь удвоилось, то как они здесь все размещаются на ночь?

- Вопрос правильный. Домиков на всех не хватает, но на складе нашлось много матрасов и комплектов постельного белья, так что сейчас некоторые селятся по трое или четверо в домике, двое на кровати, остальные на матрасах на полу. Кто-то переселился в служебные здания, например наши учёные спят в подсобном помещении кружка, и выходят на свет только на время завтраков, обедов и ужинов.

- А что с едой кстати? На всех хватает?

- Да. Похоже, ресурсы вроде еды, матрасов и пионерской формы сам лагерь воспроизводит в достаточном для всех количестве. Во всяком случае это единственное объяснение, к которому я пришёл за это время. В грузовики с продовольствием из райцентра я как-то не верю.

Мы подошли к площади. Уже по дороге я замечал действительно увеличившееся количество народа вокруг. А уж на площади это было особенно заметно. На одной из скамеек сидела в одиночестве Лена, читала и, казалось, старалась абстрагироваться от происходящего вокруг, уйти в свой личный мирок. «Унесённые ветром» - узнал я обложку издалека. Наверное, это Лена из нового «призыва», ведь старая уже успела прочитать эту книгу. Семён-Два направился к ней.

- Привет, Лена, хочу тебя познакомить. Хотя здесь скорее уместнее будет сказать представить тебя ему. Семён, знакомься, Лена.

- Очень приятно, - сказал я и приветливо улыбнулся. Лена смущённо взглянула на нас:

- И мне, - ответила Лена и продолжила чтение. Я её знал достаточно хорошо, чтобы под внешней непроницаемостью разглядеть радость.

- Ну хорошо, ещё увидимся, а мы дальше пойдём, - сказал Семён-Два и направился дальше. Я последовал за ним. Когда мы отошли на достаточное расстояние, мой двойник продолжил рассказ об изменениях в устоях лагеря и его обитателях:

- С Леной всё сложнее всего. Её психика и так неустойчива была, а тут это событие. Плюс тот факт, что в нас с тобой она влюбляется буквально с первого взгляда. В итоге – две Лены видеть не могут друг друга, так как ревнуют меня к самим себе же. Насколько я слышал, у них даже выработался негласный график посещения острова. Другая личность Лен, что у одной, что у другой, стала проявляться намного раньше, ведь я тут уже достаточно долго. Я на самом деле не удивлюсь, если их столкновение интересов закончится поножовщиной. Хотя этого развития событий мне ну вот никак не хотелось бы.

За поворотом показался медпункт. Семён-Два даже не стал идти к нему, просто махнул туда рукой и бросил:

- Медпункт, где многие пионеры глотают успокоительные. В целях лечения конечно же, а не самоубийства. Виолы, как я понял, поселились там насовсем, так что если вдруг будешь искать уединенное место на ночь – то медпункт в этом плане отпадает.

Следующей нашей остановкой стала библиотека. Как и в случае с медпунктом, поверхностная и недолгая.

- Здесь всё по-старому. Сюда вроде хотело заселиться несколько пионеров, но Женя настояла на том, чтобы не превращать библиотеку в спальное место. С Женей никто связываться не хотел на её территории, так что там сейчас такой уголок старого режима. Даже вторая, новая Женя там почти не бывает.

- Это почему?

- Не знаю. Думаю, Жене библиотека нужна скорее как тихий уголок, где её никто особо не трогает.

- Ну да, подобные мысли меня посещали.

- Естественно, ведь ты – это я, - улыбнулся Семён-Два. Тем временем мы свернули на дорожку к домику вожатой. На мой удивлённый взгляд он ответил:

- В остальном лагере особо без изменений, так что показывать его весь смысла нет. Разве что в столовой произошли некоторые перестановки, но туда мы ещё наведаемся.

Через краткий промежуток времени мы уже стояли около до боли знакомого домика вожатой.

- Не забывай про свою роль пришибленного творящимися вокруг нестандартными явлениями, - весело шепнул мне Семён-Два и постучался в дверь.

- Войдите, - прозвучали одновременно изнутри два голоса.

«Ольга Дмитриевна и… Ольга Дмитриевна» - определил я.

Мы зашли внутрь. Убранство в комнате почти не отличалось от привычного мне, разве что на полу лежал матрас.

- Ольга Дмитриевна, я вот это… самому себе лагерь показывал, объяснял что да как сейчас у нас творится. Скажите, ему куда заселяться? Да и форму бы ему выдать надо бы.

- А, да, конечно, - начала одна из вожатых. Вторая только тяжко вздохнула. – Пусть заселяется здесь, если хочет. Ну или где-нибудь ещё, мне как-то всё равно. А форму можешь взять на верхней полке шкафа, там есть один комплект.

Безразличная Ольга Дмитриевна. Теперь я видел в этой жизни всё. Ладно, не то чтобы всё, но такой… сломленной я вожатую не видел ни разу.

Я взял из шкафа свою привычную форму и вышел вслед за своим двойником.

- У Ольги Дмитриевны, что у одной, что у другой, жуткая апатия из-за всего этого, с самого первого дня, - прокомментировал он на улице. – Ну, ты это и сам уже увидел.

- Да, прямо странно как-то.

- К нам заселишься или как?

- Пока ещё не решил, - я пожал плечами, - похоже, у вас и так там тесновато.

- Да, есть такое. Да ещё и своими настроениями Ольга Дмитриевна меня невольно заражает. Так что в домике я только ночую.

- Ладно, я пойду в кусты переоденусь.

- Конечно, я подожду.

Я зашёл за домик вожатой, оглянулся вокруг и принялся переодеваться. Едва я закончил с этим, я заметил движение неподалёку.

- Юля, это ты? – спросил я спокойно.

Юля вышла из-за деревьев и смущённо улыбнулась.

- Привет Семён.

- И тебе привет. С чем пожаловала?

- Просто. У вас тут интересно. И странно. Семён, такого нигде и никогда раньше не было и нет. Может быть, это будет твоя последняя смена.

- Или через неделю приедет ещё одна смена, и здесь станет всех по трое.

Я на самом деле очень не хотел бы такого расклада, но при всех этих обстоятельствах он казался вполне реальным.

- Я не знаю, - Юля, казалось, хотела добавить что-то ещё, но передумала. – Ещё увидимся.

- Да, конечно, - я кивнул, и направился назад.

Около домика Семён-Два терпеливо дожидался меня.

- На этом я тебя наверное оставлю. Мне тут надо ещё кое-какие дела доделать. Можешь пока вещи бросить в дом вожатой, потом уже решим, где ты будешь заселяться. Увидимся на ужине.

С этими словами он оставил меня одного. Я воспользовался его прощальным советом и бросил свои тёплые вещи в домике. Сидеть в окружении двух вожатых, которые были явно не в своей лучшей форме, мне казалось слишком уж уныло, поэтому я отправился на пляж. По идее ближе к вечеру там пионеров должно было быть не так уж и много, а вид текучей воды настраивал на правильные мысли.

Собственно, пляж оправдал мои ожидания - последние пионеры как раз покидали его. Солнце потихоньку клонилось к закату, и по внутренним ощущениям через двадцать минут должен был прозвучать сигнал к ужину. А значит, у меня есть время осмыслить происходящее, прикинуть возможные варианты действий…

- А ты что тут делаешь? – послышался сзади знакомый голос. Осмысление происходящего придётся оставить на потом. Рядом со мной уселась Алиса и внимательно посмотрела на меня.

- А, так ты новенький Семён, да?

- Хм, и как ты это узнала? – удивился я. Алиса сказала это вполне уверено, так что было не похоже, что она просто угадала.

- У тебя галстук завязан как обычно, - ответила Алиса. На мой недоумённый взгляд она пояснила:

- Мы тут решили ввести кое-какие знаки отличия, чтобы не путаться, «новый» или «старый» пионер перед тобой стоит. Ну и старые пионеры сейчас повязывают галстук немного другим способом.

Я посмотрел на галстук Алисы. Судя по всему, передо мной сидела «новая» Алиса. Тут же вспомнился и Семён-Два. Теперь понятно, что именно при нашей первой встрече мне показалось странным в его внешнем виде.

- Тебя кстати как звать? – спросил я.

- А ну да, где мои манеры, - наигранно сказала Алиса, - меня зовут Алиса. А тебя зовут Семён, можешь не представляться.

- Ну почему это? Может, я решу называться, ну не знаю, Николаем. Чтобы путаницы не было, - я постарался пошутить. Судя по всему, неудачно: Алиса загрустила и ушла в себя. Похоже, её маска невозмутимости и дерзости дала серьёзную трещину.

Ну да, в таких условиях у любого здравомыслящего человека как минимум будет повод задуматься о сущности бытия. Как максимум – повод сойти с ума. Хотя вот как я сегодня уже увидел, некоторые личности извлекли выгоду из сложившейся ситуации. Вот те же братья-пилоты… то есть братья-учёные. Если во всех остальных циклах их хватало только на то, чтобы привести робота в более-менее вменяемый внешний вид, то теперь они явно настроены на то, чтобы оживить эту железку. Ну а что в случае с Алисой? Я поймал себя на мысли, что мне не хватает вводного комментария от моего допельгангера.

Кстати об Алисе. За размышлениями я и не заметил, как она куда-то ушла. Вот что называется задумался, благо было над чем.

Тут я почувствовал вполне себе уже знакомое изменение в окружающей атмосфере. Вот действительно, только что не заметил отсутствие девочки, сидевшей неподалёку, а сейчас, вернув сознание в обыденное русло, почувствовал спиной знакомый взгляд.

- Чего тебе? – спросил я, даже не удосужившись повернуться в сторону подошедшего персонажа.

- …Догадайся, - после продолжительной паузы ответил Пионер.

Я наконец повернулся к нему лицом. Как обычно, он старался скрывать своё лицо, хотя смысл в этом давно уже пропал. Это была уже скорее традиция. Кроме того, я уже достаточно хорошо его знал, чтобы даже по его нижней половине лица определять его настроения. Сейчас он был удивлён и озадачен.

Я уже собирался ответить что-то очень ехидное, но меня прервал сигнал к ужину. Разговор намечался очень долгий, а ужин пропускать я был не очень настроен. Я пожал плечами, мол, извини, но ничего не поделаешь, и пошёл в сторону лагеря.

«Пионер Пионером, а обед по расписанию» - перефразировал я про себя старую пословицу и направился в сторону столовой, помахав Пионеру на прощание рукой. Пионер раздражённо вздохнул и процедил сквозь зубы наверное что-то не очень лицеприятное.

Около столовой я увидел ещё одно подтверждение того, что в лагере прибавилось народа – на улице тянулась очередь из двух-трёх десятков пионеров. Я уже мысленно приготовился приобщиться к ещё одной реалии СССР, которой Совёнок до этого времени смог избежать – километровые очереди. Ну хоть не по талонам там еду выдают. Или всё-таки по талонам? Но мои невесёлые раздумья прервал крик Семёна-Два, стоявшего в очереди около самого входа в столовую:

- Хей, Семён, я тебе очередь занял!

Я протиснулся мимо не очень довольных пионеров и встал рядом со своим двойником.

- Спасибо.

- Да не за что. Как-нибудь в другой раз сам займёшь мне место.

Такая обыкновенная беседа в таких необыкновенных условиях.

- А куда это ты убегал? – спросил я, чтобы хоть как-то убить время.

- Понимаешь, я на себя возложил обязанности штатного психолога и вообще следящего за этим лагерем. Ольга Дмитриевна пока ещё не может отойти от шока, Слави конечно стараются, но не могут уследить за всем, а у меня всё-таки есть кое-какой опыт.

- Не ожидал от себя такой… заинтересованности, - улыбнулся я. На что он улыбнулся в ответ и пожал плечами:

- Ну надо же кому-то этим заняться.

В углу столовой стопкой лежало штук шесть-семь матрасов, похоже столько же комплектов постельного белья, и пара спальников. Видимо, ночью здесь находило пристанище несколько пионеров. Мы наконец дождались своей очереди, наполнили свои подносы и я уже думал, что найти в таких условиях свободное место будет невозможно, как вдруг на всю столовую кто-то звонко крикнул:

- Семёны, сюда!

Виновницей крика, от которого многие в столовой инстинктивно вздрогнули, оказалась Ульяна. Она и её клон сидели возле дальней стены и махали нам руками. Семён-Два уверено направился к ним, и я последовал за ним.

- Спасибо что место заняли. Семён, знакомься, Ульяна, мой персональный информатор о жизни лагеря, - сказал он, усаживаясь за стол.

- Очень приятно, - я смущённо улыбнулся, стараясь поддерживать свою роль.

- Ага, и нам, - весело ответили наперебой Ульянки.

Похоже, она особо не рефлексировала по поводу происходящего. Во всяком случае сейчас, спустя неделю после появления двойников. Видимо, детская психика в сочетании с её врожденной непосредственностью дают ей просто непробиваемый ментальный щит к внешним раздражителям. А вот Ольга Дмитриевна наоборот, в связи со своим возрастом и сформировавшейся психикой и взглядами на мир переживала эту ситуацию очень тяжко.

Ульяны с Семёном-Два о чем-то говорили, упоминая какие-то события, о которых я не знал, поэтому особо к нему не прислушивался. Видимо, моя старая версия действительно занимается жизнью лагеря, а Ульяна ему в этом усиленно помогает. Что как-то не похоже на ту Ульяну, к которой я привык. Повзрослела, что ли?

- …Ладно, он ещё вникнет в жизнь нашего лагеря, - уловил я конец фразы. Говорили явно обо мне. Плохая у меня всё-таки привычка – иногда полностью уходить в себя. Думал уже от неё избавился, ан нет, в стрессовой и необычной ситуации проявилась вновь.

Мы закончили трапезничать и вышли на крыльцо. Ульяна уже куда-то убежала, вокруг лишних ушей тоже не было, поэтому я начал разговор:

- Тут Пионер приходил, похоже его интересует, что же здесь происходит.

- Вот как? Ну в таком случае не вижу причины не удовлетворить его любопытство. Тем более это было вполне ожидаемо.

Мы направились к ближайшей лесополосе. Было понятно, что он за нами следит, так что выйдет на контакт как только вокруг не станет никаких случайных глаз. Так и произошло – его фигура замаячила меж деревьев.

- Привет коллеге по несчастью, - весело начал Семён-Два. Похоже, он тоже уловил озадаченность Пионера, что его здорово порадовало.

- И вам привет. Не хотите ответить на вопрос – что у вас здесь происходит?

- Конечно, слушай, - Семён-Два повторил всё то, что он рассказал мне в автобусе. Пионер внимательно слушал, и после окончания повествования задал ещё один вопрос:

- И что же ты сделал такого, что лагерь сломался?

- Не знаю.

- А ты что по этому поводу думаешь? – спросил Пионер уже меня. – Воспоминания как я понимаю у вас одни и те же, но для тебя прошлая смена закончилась всего день назад и ты должен помнить больше деталей.

- Возможно, но ничего такого не припомню, - честно ответил я. Но в его словах был смысл, надо будет хорошенько вспомнить всё, что произошло со мной за те семь дней. Может, разгадка где-то там.

- Ну вот, если хочешь, то можешь быть адекватным, - подколол Пионера мой двойник.

Пионер озлобленно оскалился, но затем усмехнулся.

- Я посмотрю на тебя, когда здесь будет пять таких же, как ты.

- И тебе всего доброго.

Мы вышли из леса. Оглядываться смысла не было, чтобы понять, что Пионер уже исчез. Ох уж этот Бетмен местного разлива.

- Ты уже решил, куда будешь заселяться?

- Думаю, к вам с вожатой. Место найдётся?

- Да, конечно. Тогда пойдём на склад, возьмём матрас. Или ты спальник предпочтёшь?

- Возьму матрас.

Остаток пути мы провели в молчании. Я думал о своей дальнейшей судьбе. Что меня ждёт здесь? Что будет через семь дней? Кто знает?..

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики