ФЭНДОМ


Вечерняя заря окрасила мрачные башни многочисленных небоскребов алым сиянием. Миллионы окон отсвечивали в последних лучах заходящего солнца. Древний город постепенно погружался в ночь, освещенную неисчислимым количеством ламп, бурную и непредсказуемую, как и сама столица. Город, который никогда не спит. Центр силы. Символ власти. Непокорная и манящая. Москва.

Отсюда, с верхних этажей большого офисного здания в историческом центре города открывается потрясающий вид: Красная площадь, кремль, мавзолей. Место, где теперь вершатся судьбы мира. Место, куда я уже очень скоро попаду. Как награда за все мои бесконечные жертвы и труды, как знак уважения за все, что я сделал. Такая желанная, такая долгожданная. Власть. Её не купишь за деньги, но она стоит безумно дорого. Она дает почти безграничные возможности, но раздавит тебя, если зарвешься. Никто в этом городе, да и во всем мире не заслуживает её так, как я. Моя цель! Мой большой приз!

Поток мыслей прерывает трель коммуникатора. Отхожу от окна, снова сажусь за стол. Касаюсь сенсора.

- Что там?

- Глава отдела по работе с персоналом. – Голос моей секретарши, Ингрид, так же холоден, как и её норвежская душа. Организованность и исполнительность. Никаких эмоций. – Пропустить?

- Скажи, пусть проходит.

Невысокая женщина средних лет в черном деловом костюме быстро проходит мой кабинет по диагонали и встает напротив стола:

- Семен Владимирович, мы закончили мониторинг наших заводов.

- Кто худший?

- Симферопольские фабрики легкой промышленности. Там…

- Ожидаемо. Увольте 30% работников. Остальных поставьте на учет. Повысьте норму на человека.

- Я все понимаю, но там… - Женщина замялась.

- Что?

- Там работают беженцы с Балкан. Для них это единственная возможность прокормить семьи.

- Меня это должно беспокоить?

- Но…

- Послушайте, Мария Дмитриевна. Если бы эти фабрики давали хотя бы три четверти расчетной нормы, я бы посмотрел на это сквозь пальцы. Но они дают меньше. – Снова встаю с кресла и прохожу вдоль стены кабинета. – Это значит, что им снова придется выписывать дотации. Это, в свою очередь, повлечет урезание бюджетов других наших заводов. Почему работник в Сталинграде, Владивостоке или Анкоридже должен страдать из-за них? Не хотят нормально работать – не надо. Новых найдем. Сюда их никто не звал. Вам ясно?

- Да, Семен Владимирович.

- Свободны.

Шаги затихают в коридоре. Я снова подхожу к окну. Город, что лежит внизу, все также светится мириадами огней. Бесконечные вереницы машин, стремительные силуэты винтокрылов в небесах. Гигантский улей. Циклопическая машина. И скоро он станет моим. Официально. Выборы пройдут точно так, как запланировано. И я из теневого лидера этой страны превращусь в её легального повелителя. Да, именно так. Слово «президент» слишком тесное для обозначения этого…

- Семен, что ты натворил? – Голос в полумраке пустого кабинета заставил меня непроизвольно вздрогнуть. Но я тут же узнал его.

Даже особо не всматриваясь в призрачную фигуру в темном углу, я подхожу к столу и вызываю секретаршу:

- Ингрид, ты на сегодня свободна.

- Ясно.

Быстро набираю код на панели и блокирую комнату. Все системы слежения отключаются. Незачем охране видеть, как их босс сходит с ума. Вот теперь можно и поговорить:

- Здравствуй Юля, давно не виделись. Я знал, что, рано или поздно, но ты появишься.

Серая тень срывается с места и устремляется ко мне. В слабом свете, льющемся из окон, возникает давно забытый образ миниатюрной девушки с кошачьими ушками и хвостом. На ней всё то же красное платье.

- А ты ничуть не изменилась.

- За то ты… - Выражение милого личика с большими светло-карими глазами можно назвать рассерженно-напуганным. – Что ты сотворил со своей жизнью, Семен? Неужели ты не понимаешь, во что ты превратился?

- В одного из самых влиятельных людей на Земле. И это я ещё скромничаю.

- Все должно было быть совсем не так… - Голос девушки срывается, глаза наполняются слезами. – Ты… ты все не правильно понял.

- Да неужели? – Холодная злобная ухмылка непроизвольно перекашивает мое лицо. Этого момента я долго ждал. Очень долго. – И что же я, по-твоему, должен был понять? К каким выводам прийти?

- Я не знаю. Но ты точно не должен был стать тем, кем ты стал. Ты… чудовище!

- Я? Я чудовище? – Рывком приближаюсь к Юле. – На моих предприятиях работают десятки тысяч людей по всему миру! Я кормлю тысячи семей! Я, черт побери, владею этой страной! От меня зависят миллионы жизней! Мужчин, женщин, детей!

Девочка-кошка отводит глаза. Слезы льются по щекам, ушки нервно дергаются.

- Мы всего лишь хотели помочь тебе. Открыть глаза на мир. Найти своё счастье.

- И у вас получилось. – Снова злобно ухмыляюсь. Не могу, да и не хочу бороться со своими эмоциями. – Просто я понял гораздо больше, чем вы предполагали. Я не знаю кто вы: ангелы, демоны, инопланетяне, потусторонние сущности. Да мне и не важно. Ведь все, чего я добился, все, что сделал – все это благодаря вам.        

На лице Юли появляется вопросительное выражение. И без того большие глаза расширяются до анимешных размеров.

- Не удивляйся так. Вы всего лишь сделали то, что хотели. – Независимо от меня мой голос становится грубее и тише. – Открыли глаза.

Пауза висела не долго. Юля внимательно смотрела на меня немигающим взором. Она изменилась на глазах – стала собраннее, вся как будто сжалась. Вскоре она продолжила:

- Ты наживался на чужом горе. Делал деньги на беженцах, торговал оружием, финансировал собственные маленькие армии. Да что там говорить – ты не брезговал массовыми зачистками целых непокорных деревень!

- Ну, так не я такой. Жизнь такая. После краха США весь мир был на грани пропасти. Россия его удержала. Не совсем гуманными способами, конечно. И не без моей помощи. Так что я, фактически, герой. Ценой малых жертв я избежал гораздо больших.  

- Твои «миротворцы» намотали на гусеницы мирную демонстрацию!

- Ты о либералах что ли? Так меня после этого столько раз благодарили. Даже на официальном уровне.

- Ты… ты… - Девочка-кошка, казалось, потеряла дар речи.

- Знаю, знаю. Но, что поделаешь – крутые времена – крутые нравы. И, опять же, всё это я смог сделать только благодаря вам.

- Как! – Эмоции, наконец, прорвались. – Мы этого не хотели! Как так получилось…

- Да очень просто. Все дело в ваших девочках. За те циклы, что я провел в лагере, я многому от них научился. Лена открыла мне, что за красивым фасадом (скромностью, покорностью, обаянием) может таиться все, что угодно. Например, маньяк-убийца. Алиса показала, что даже сильную, монолитную личность можно свалить, если ударить в слабое место. Славя наглядно продемонстрировала, что даже самые дисциплинированные и преданные идее исполнители могут предать, если их правильно простимулировать. Ну а Ульяна стала живым воплощением мысли о том, что одной гиперактивности мало для того, чтобы достичь успеха. Мозги нужны.

Весь мой монолог выражение лица Юли постепенно менялось. На нем отчетливо проступал страх.             

- Когда я это осознал, мне вдруг стала понятна одна простая вещь. Я догадался, что тяготело меня все последнее время, что заставляло сутками сидеть в сети, искать ответы, смыслы. Дело было не в моей асоциальности. Даже не в отсутствии внимания женского пола (честно говоря, я его сам избегал). Просто те рамки, которые накладывала на меня окружающая действительность, были слишком узкими для меня. Меня не устраивала перспектива выучиться, жениться, расплодиться и пахать где-нибудь менеджером по продажам, будучи опутанным кредитами с ног до головы. Я был не на своем месте. Мне требовалось гораздо больше! И как только я понял это, как только осознал, что мне нужно, я понял, что делать дальше. Когда я, наконец, выбрался из лагеря, вернее, когда вы меня оттуда вышвырнули, я заново переосмыслил свою жизнь и начал действовать. Сначала по мелочи, но потом стал играть по-крупному. Как известно – кровь с рук легко смывается, а деньги не пахнут. Особенно хорошо отмытые.

- Нет… не может быть! – Теперь в глазах Юли (и что это было за существо) читался животный ужас. – Семен, прошу тебя! Я могу все исправить! Я могу снова вернуть тебя в лагерь, могу дать новый шанс!

- А он мне нужен? – И вновь злорадная ухмылка перекосила моё лицо. – Через неделю я стану президентом России. Самой сильной страны в мире. С самой мощной армией и флотом. А что ты мне предлагаешь взамен? Несколько циклов с твоими куклами и снова мою старую дыру с компьютером? Как-то неравноценно. Как я понимаю, на перемещение тебе требуется моё согласие?

Юля обречённо кивнула.

- Ты его, естественно, не получишь. Это мой мир. Я его создал. И я ещё многое в нем изменю. Ничто на свете не сравнится с властью. Любовь, доброта, дружба – все это вторично. А вот власть и сила – первичны. Только они имеют смысл. И они у меня есть. Так что меня не интересует твое предложение, Юля. Ты уж прости.

- Неужели… неужели мы ошиблись? Опять… - Девочка кошка опустилась на колени и тихо заскулила.

Я медленно отошел к окну и всмотрелся в освещенный миллиардами огней город. Ну, вот и все. Последний камень с души. Теперь меня уже ничто не остановит. Разум осеняет догадка. Злобно улыбаюсь и поворачиваюсь ко все ещё скулящему сверхсуществу:

- Скажи-ка, а вашу прошлую ошибку случайно не Адольф звали?

Судя по ужасу в её глазах, я угадал.

- Не бойся, я не повторю его ошибок. Я не буду таким милосердным.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики