ФЭНДОМ


Я лежала на пляже, греясь в лучах утреннего солнца. Взять пляжный коврик оказалось хорошей идеей. Семён всё не приходил, хотя и обещал. Неужели не сдержит своё слово? Может быть, он так и не нашёл плавки? Или просто нашлись дела поважнее?

А для меня Семён важен? Да, иначе почему я так волнуюсь в его присутствии? Мне хочется быть рядом с ним. Я втрескалась в него по уши, если честно. И этот вчерашний разговор с намёками и полунамёками. Почему я так веду себя с ним? Почему я его отталкиваю? Меня передёрнуло от негодования и стыда за своё вчерашнее поведение. А он, что? Тоже: "если бы ты, то я", что за издевательства? Меня разморило, глаза смыкались, я начала дремать.

Очнулась я от того что кто-то тронул меня за плечо. Я открыла глаза и тряхнула головой, прогоняя остатки дремоты. Рядом со мной на коленях сидела Славя и приветливо улыбалась.
— Алиса, ну что же ты делаешь? Перегреешься же. У тебя даже панамки нет.
Я села и уставилась на неё непонимающим взглядом. С чего такая забота? Конечно, Славя есть Славя, но даже для неё это как-то слишком. Тем временем она продолжила:
— Наверно, пить хочешь? Вот держи.
Славя протянула мне пол-литровую прозрачную бутылку воды. Если бы это была Ульяна, я бы сто раз подумала перед тем как пить это. Но Славя не выглядела как человек, любящий злые розыгрыши. Или я её плохо знаю? Мы с ней не очень-то ладили. Рядом с ней нельзя было делать то, что мне нравилось. Она обязательно докладывала всё вожатой. Мне из-за этого попадало. Я взяла бутылку и сделала глоток. Да, это просто чистая вода, приятная и освежающая.
— Спасибо! — только и сказала я.
Поведение Слави было загадочным. Попробую что-нибудь разузнать.
— Что-то случилось?
— Нет, просто...
Славя замялась. Тут к нам подошёл Семён.

Я сразу оживилась.
— А, всё-таки нашёл нормальные.
Я усмехнулась. В тех семейниках он был бы не хуже. Мне показалось что Семён изменился с момента последнего нашего разговора возле столовой. Какой-то странный у него взгляд. Раньше его взгляд имел некий налёт отрешённости. Как будто Семёна гложет какая-то проблема или вопрос, на который он тщетно пытается найти ответ. Сейчас же он смотрел уверенно, Семён находился что называется "здесь и сейчас".

Семён улыбнулся в ответ искренней, тёплой улыбкой. Как же он мне нравится! Я взяла инициативу в свои руки.
— Может, поплаваем?
Я уже приготовилась к отказу. Опять шантажировать? Надоело.
— Отлично, Алиса! Пошли!
Семён говорил необычайно бодро. Сначала Славя, потом Семён... Да что это с ними? Может, съели чего? Или выпили? Впрочем, чем я недовольна? Всё именно так как должно быть.
Мы вошли в тёплую озёрную воду по шею. Во мне проснулся соревновательный дух.
— А давай наперегонки до буйков? Спорим, я обгоню тебя?
— На что спорим?
— Если ты проиграешь, то в следующий раз наденешь на пляж те плавки, что я тебе предлагала.
Я уже приготовилась к ответному вопросу, но похоже, что Семён на этот раз всё понял.
— Поплыли!
Мы рванули к буйкам. Я старалась изо всех сил, но Семён всё время вырывался вперёд. Странно, а на первый взгляд он выглядел каким-то слегка болезненным. До буйков оставались считанные метры. Семён притормозил, оглянулся и хитро подмигнул мне. Да сегодня настоящий день сюрпризов! Он коснулся буйка прямо у меня перед носом. Я раззадорилась.
— Играешь со мной? Ну смотри. Теперь давай до Ближнего острова. Или испугался?

Семён ничего не ответил, а лишь поплыл к острову, быстро набирая скорость. Я опять еле поспевала за ним. Он сильно опережал меня. Я с облегчением почувствовала под ногами песок на мелководье. К этому времени Семён уже стоял на берегу. Я сильно устала и, выйдя из воды, села на крупный плоский камень. Затем посмотрела на противоположный берег, где всё ещё купались и загорали пионеры. Похоже, наш побег никто не заметил. Просто удивительно. Вожатые, а особенно Ольга Дмитриевна, внимательно наблюдают за купающимися и бывают очень и очень недовольны, когда кто-то заплывает за буйки. Лучше поскорее убраться отсюда пока нас не заметили.
— Семён, пошли отсюда, а то застукают ещё. — сказала я отдышавшись.
Семён лишь кивнул. Мы прошли немного вглубь леса. Перед нами открылась небольшая поляна с поваленным деревом. На него мы и присели. Повисло неловкое молчание.
Мы одни на этом острове. Семён рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки. Мы можем делать что хотим и нам не помешают. Моё волнение нарастало, кровь пульсировала в висках, в голову лезли разные сумасбродные мысли.
У меня уже был план как разговорить Семёна. Ещё тогда, в начале смены, когда я сломала стол в медпункте, я обратила внимание на припрятанную возле этого стола бутылку водки. Идея была в том, чтобы пригласить его к себе в домик, напоить, а там... Он разговорится, расскажет о своих чувствах, если они у него есть. Я почему-то уверена, что есть.

Для начала попробуем без водки.
— Семён, почему ты так долго не приходил на пляж?
Он уверенно посмотрел в мои глаза.
— Понимаешь, Алиса. Я зашёл в свой домик, присел на кровать и как будто провалился в сон. Мне показалось что на секунду. И когда я проснулся то... — голос Семёна дрогнул.
После короткой паузы он продолжил.
— На меня как будто снизошло озарение. Мои проблемы показались мне такими незначительными, я ясно понял что действительно хочу в жизни, понял зачем я здесь.
— И что же ты понял? — затаив дыхание спросила я.
Возможно, сейчас я и узнаю причины его странного преображения.
— Алиса, когда я встретил тебя тогда, в первый раз, ты сразу понравилась мне.
Семён нежно взял меня за руку. Мои глаза расширились, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Семён продолжил свой сбивчивый рассказ.
— ...я всё думал о нашем вчерашнем разговоре. Прости меня пожалуйста за всё что я наговорил тогда. Я был полным дураком. Но теперь всё изменится. Я хочу сказать, что я люблю тебя. Ты теперь мой смысл жизни. Я хочу быть с тобой навсегда.

Мысли спутались. Меня бросало то в жар, то в холод. Чувство эйфории смешивалось со страхом. Страхом того, что всё это какой-то нелепый розыгрыш. Казалось, что сейчас из-за деревьев выскочат пионеры и начнут смеяться надо мной. Всё как-то слишком просто.
А должно быть сложно? Разве я не заслуживаю счастья? Неужели на этот раз я обставила Лену? Спросить его? Что за вздор? Я просто не хочу портить этот волшебный миг.
Видимо, Семён почувствовал моё замешательство.
— Алиса, я абсолютно серьёзно говорю. Я люблю тебя.
Нет, это не розыгрыш. Это небесный дар.
— Семён, я тоже тебя люблю.

Он обнял меня. Наши губы сплелись в долгом, нежном поцелуе. Мы немного отстранились друг от друга. Этот поцелуй пробудил во мне огонь страсти. Я смотрела в глаза Семёну. Слова были не нужны. Он взял меня своими сильными и нежными руками и положил на мягкую траву...
Это было божественно. Сначала немного больно, но Семён был очень нежен и внимателен ко мне. Эти мгновения я не забуду никогда.

Измождённые и счастливые мы лежали на траве. Я первой нарушила молчание.
— Скоро обед, нам пора в лагерь. А то ещё хватятся нас.
— Да, конечно. Только как мы туда доберёмся, опять вплавь?
Это было не так уж сложно. Но учитывая сколько сил мы оставили на этом острове было бы лучше найти другой способ. Впрочем, выбора у нас не было.

Мы вышли на берег и застыли.
— А вот спасатели. - я усмехнулась.
К нам подплывала лодка с одним гребцом. Это был Электроник. Зачем? Он причалил к берегу и вышел из лодки. Не дай бог он начнёт докапывать нас, мигом в глаз получит.
— Ольга Дмитриевна искала вас, почему вы так долго?
— Она видела как мы уплыли на остров? — я решила ответить вопросом на вопрос.
— Наверно. — неуверенно сказал Электроник.
— Тогда почему нас не остановили как только мы заплыли за буйки или сразу не послали за нами? — это было странно.
— Не знаю. Какая разница? — Электроник пожал плечами.

Я взглянула на Семёна. Странным было и то, что Семён тоже не считал это странным.
— Ладно, полезайте в лодку, я буду грести. — предложил Электроник. — Но для начала... Вот ваша пионерская форма, которую вы оставили, переоденьтесь.
Я взяла форму зашла переодеться за ближайшими деревьями. Семён пошёл к кустам другую в сторону.

До другого берега мы добрались без приключений. На лодочной станции нас ждала Ольга Дмитриевна. Похоже, нам грозит серьёзная выволочка. Как нас накажут? Запретят ходить на пляж? Будем до конца смены подметать площадь? Ну если с Семёном, то это не так уж плохо.
— А вот и вы. — вожатая выглядела на удивление спокойной.
— Ну и где вы пропадали?
Мы с Семёном молчали, устремив взгляд на землю. Молчание нарушил Электроник.
— Ольга Дмитриевна, можно мне идти? Меня в клубе Шурик ждёт.
— Кончено, спасибо за помощь.
Электроник быстро зашагал в сторону клубов.
Вожатая продолжила.
— Ну а вы? Вам не стыдно? А если бы вы утонули? Разве это так сложно, просто выполнять правила?
Я уже начала нервничать. Когда нам назначат наказание и сможем спокойно уйти?
— Что молчите-то?
— Ольга Дмитриевна, мы больше не будем. — наконец решился Семён.
— Да, не будем. — неуверенно подтвердила я.
— Ладно. Надеюсь вы всё поняли и подумаете над своим поведением. Алиса, можешь идти. А Семён, ты пойдёшь со мной, у меня для тебя есть задание. И ещё. Электроник с Шуриком починили душевую. Можете теперь там помыться.
Ольга Дмитриевна и Семён отправились к домику вожатой. Семён повернулся и напоследок сказал.
— Ещё увидимся.
Я улыбнулась и помахала ему рукой. Всё ещё не могу отойти от нежности его поцелуев. Очень странно. Я ожидала от вожатой совсем другой реакции.

Обед мы с Семёном, к сожалению, пропустили. Это не так плохо, учитывая все обстоятельства. Надо бы сходить ополоснуться в душевую. Я заскочила в свой домик за банными принадлежностями. Ульяны в домике не оказалось. Может, это и к лучшему, она ведь не отстанет от меня, будет всё выпытывать.
Я направилась к душевой. Спокойно помыться одной под тёплой водой в этом лагере это настоящая роскошь. Я оделась. На выходе меня ждала улыбающаяся Славя.
— Алиса, ты наверно, проголодалась? Вы же пропустили обед.
— Да, но ничего страшного, потерплю до ужина.
— Не надо, я договорюсь с поварихой, пошли.
— А как же Семён?
— Ольга Дмитриевна взяла ему бутерброды.
— Ладно, тогда пошли.

Интересно, это вожатая послала Славю ко мне? Мы вошли в столовую. Я села за ближайший свободный столик, а Славя пошла за едой. Скоро она вернулась с подносом. На нём была тарелка с картошкой и двумя сосисками а так же стакан чая.
— Приятного аппетита, Алиса. А мне пора, у меня ещё много дел.
Славя быстрым шагом направилась к выходу из столовой.
— Спасибо! — только и успела поблагодарить я.
После еды я отнесла грязную посуду к раковинам и там же помыла её и вернула поварихе.

Отличный всё-таки сегодня день. Выдающийся. Хотелось петь и плясать. Правда плясать с набитым желудком было бы сложновато, с другой стороны поиграть на гитаре это уже другой разговор. Точно. Может быть даже сочиню какую-нибудь песню для Семёна.
Я оправилась к музыкальному клубу. Скорее всего Мику всё ещё там. Я открыла дверь и вошла. Мику играла на рояле какую-то незнакомую мне мелодию, но завидев меня отвлеклась.
— Привет, Алиса! Вас долго не было, после того как вы уплыли. Ольга Дмитриевна так волновалась. И что вы там забыли? Впрочем, не важно. Главное, что сейчас с тобой всё в порядке. Хочешь поиграть на гитаре? Я её как раз настроила как надо...
— Спасибо, было бы не плохо. — я прервала монолог девочки-оркестра.
Я взяла гитару и сыграла простенькую мелодию. Действительно, теперь она работает гораздо лучше. Я и не думала, что эта гитара может так звучать. Когда я закончила играть, Мику вновь заговорила.
— Алиса, знаешь, у тебя настоящий талант? Я уже говорила это раньше? Конечно, я играю уже долго, но ты играешь так душевно. Прямо петь хочется. Думаю, ты станешь великой гитаристкой, если посвятишь музыке жизнь.
Во мне опять начал подниматься тот же страх, что и на острове. Что это: искренняя похвала, лесть или насмешка? Нет. Мику не стала бы смеяться надо мной. Опять эта моя мнительность. Похоже Мику, как и Семён, заметила моё замешательство.
— Что-то не так?
— Нет, всё нормально. Правда.

Мику решила сменить тему разговора.
— Алиса, представляешь, сегодня было такое! Моя соседка захотела научиться играть "Мурку", представляешь, вот умора!
— Что?!
У меня округлились глаза. Пожалуй, это была ещё более невероятная новость, чем признание Семёна. Я озадаченно уставилась на Мику и попыталась представить как Лена прокуренным голосом поёт: Разве тебе Мурка, было плохо с нами? Разве не хватало барахла? Ты зашухарила всю нашу малину И «перо» за это получай!

Вскоре я больше уже не могла сдерживать смех и гоготала на весь музыкальный клуб. Наверно, и на улице тоже было слышно. Через некоторое время мне удалось взять себя в руки.
— Я просто представила как будто это взаправду.
Мику изменилась в лице.
— А это и есть правда. Ты не веришь? Она давно интересуется блатной темой. Как будто ты не знаешь.
— Что? Лена интересуется блатной темой? — я снова прыснула.
— Лена? Моя соседка Саша, ты что забыла?
По коже пробежал холодок. Даже не от нелепости сказанного, а от уверенного тона Мику.
— Ну ладно Мику, хватит, это уже не смешно.
— А это и не должно быть смешно.
Я решила подыграть.
— Хорошо, а куда тогда делась Лена?
— Алиса, что с тобой? Не было никакой Лены. Я живу с Сашей с первого дня смены.
Я оставила гитару. Что-то тут совсем не так.
— Что за дурацкий розыгрыш? — я начала выходить из себя. — Пошли, посмотрим на твою Сашу.
Я быстрым шагом вышла через дверь и направилась к домику Мику и... Сейчас выясним.

Через площадь, мимо Генды. Вот, её домик. Я постучала. Сейчас этот розыгрыш закончится. Через некоторое время дверь открыла девушка лет пятнадцати-шестнадцати в пионерской форме. Я её никогда раньше не видела. У неё были зелёные коротко стриженные волосы без всяких хвостиков. Глаза тоже были зелёные, но они были светлее чем у Лены. На её лице как будто застыло насмешливое ехидное выражение. Я удивлённо смотрела на неё. Она начала.
— Привет, Алиса! Уже вернулась с острова? — она хитро подмигнула.
Я вижу её в первый раз, а вот она похоже, знает меня. Что за дурдом?
— Где Лена? — спросила я срывающимся голосом.
— Лена? Какая Лена? Первый раз слышу. Алиса, с тобой всё в порядке?
— Простите.

Дурдом. Настоящий дурдом. Нужно идти к Ольге Дмитриевне. Она-то точно не будет участвовать во всём этом. Я быстрым шагом направилась к ней. Мику и Саша не стали меня преследовать. Я постучала в дверь домика, где жили вожатая с Семёном. Возможно, удастся застать их обоих. Не дожидаясь ответа, я открыла дверь и вошла в комнату. Семён и Ольга Дмитриевна сидели на своих кроватях и удивлённо уставились на меня, когда я вошла. Чем они, интересно, занимались здесь вдвоём? Не важно. Сразу к делу.
— Ольга Дмитриевна, вы не знаете где сейчас Лена?
— РЕНА?! — Семён аж подпрыгнул, его глаза расширились.
— Вена! — передразнила я его.
— Лена, такая тихая скромная девочка с зелёными глазами и фиолетовыми волосами с двумя двойными хвостиками. Она на год младше меня и приехала со мной из одного города.
Вожатая задумалась.
— Алиса, из твоего города приехала ты одна. Это я точно помню. И девочек с таким именем твоего возраста в лагере нет.
— Семён? А ты помнишь? Ты же ел с ней в столовой. Иногда ты подходил к ней и вы разговаривали. — Мой голос дрогнул. Опять ревность, даже сейчас?
— Нет, никогда не видел таких девушек, как ты описываешь.
Дурдом. Настоящий дурдом. А может быть это я сошла с ума? Словно в ответ на мои мысли высказалась Ольга Дмитриевна.
— Алиса, пошли сходим к Виоле.

Да, так и нужно сделать. К медпункту мы вышли втроём. В дверь постучала Ольга Дмитриевна. Не дожидаясь приглашения мы вошли. Виола сидела за своим столом.
— А, это вы, пионеры. Всё-таки пришли. И правильно. Я ждала вас.
Что? Она как-то замешана в этом? Она знает ответы. Медсестра продолжила.
— Это было безответственно, но вы молодцы что решились обратиться за квалифицированной медицинской помощью. Ведь пока ещё не поздно.
— Алиса, не волнуйся у нас препараты на такой случай. Семён, надо было сначала зайти ко мне, у нас есть... нужный инвентарь. Вроде взрослый уже парень, а такой безответственный. Ольга Дмитриевна, а вы могли бы и получше следить за своими подопечными.
— Что? — вожатая, похоже, только начала понимать к чему клонит Виола.
Я вмешалась.
— Виолетта, вы нас не так поняли. Мы к вам другой проблемой.
— И с какой же?
— Помните девочку Лену с фиолетовыми волосами и двумя хвостиками. Она ещё помогала вам разбирать лекарства после дискотеки.
— Не помню. Я разбирала лекарства сама, утром, на следующий после дискотеки день.
Похоже, что я одна во всём лагере помню Лену. Очень странно. Повисла неловкая тишина.
— Алиса, похоже что у тебя ложная память. Это почти нормально. Медицина умеет бороться с этим. - Спокойно сказала Виола.

Я живо представила себе методы борьбы: лоботомия, электрошок.
— Ничего страшного. У меня есть нужные лекарства.
Виола выдвинула ящик стола и протянула руку к двум пластмассовым баночкам. Одна была сероватая, а другая чисто белая. На обеих не было никаких надписей. Медсестра взяла белую баночку и достала из неё синюю пилюлю.
— Вот, смотри. Проглотишь пилюлю и всё будет нормально. Это очень хорошие препараты. Действуют безотказно и почти без побочных эффектов.
Виола передала мне пилюлю и придвинула стакан, в который тут же налила воды из чайника.

Я задумчиво крутила пилюлю в руках.
— Алиса, что-то не так? Ты не хочешь забывать Лену? Почему? Расскажи о ней. Она твоя подруга?
Нет. Тысячу раз нет. Она всё время перетягивала внимание на себя. Такой ангелочек. А на меня внимание не обращали. Это из-за неё я стала такой. Какой? Грубой? Закрытой? Агрессивной? Из-за этого я отталкивала Семёна и чуть не потеряла его. Существуй она в действительности, Семён опять ушёл бы к ней. Как и все остальные. Так чего же я тогда медлю. Съем лекарство и избавлюсь от этого. Возможно, не только от воспоминаний. Может, с ними уйдёт и моя неуверенность? Пусть Лены нет, но пока я её помню, я всегда буду сравнивать себя с ней. Это будет отравлять мой характер, мою жизнь. Зачем мне всё это?
С другой стороны что-то здесь не так. Неправильно не только отсутствие Лены. Славя и Семён ведут себя странно. Совсем не так, как вели себя вчера. Как будто их подменили. Это те же люди? Я посмотрела на Семёна. Он ответил, нежно приобняв меня. Такой любящий, понимающий. Не то, что тот. Или я полюбила того? И Ольга Дмитриевна. Она бы задала нам взбучку за наш вояж на остров. Хочу ли к тем, прежним? Неужели я не заслуживаю лучшего?

Ожидание затягивалось. Нужно было принимать решение. Вот она, такая маленькая пилюля. Но она как ключ, запирающий дверь в другой мир. Мир, откуда ко мне тянутся призраки прошлого.
Время пришло.
Я определённо заслуживаю лучшего. Я положила пилюлю в рот. Затем залпом выпила стакан воды.
Вот и всё. Я смотрела на Семёна. Больше никто нас не разлучит. Меня клонило в сон. Последнее что я услышала это голос медсестры.
— Держите её! Кладите на кушетку!

***

Алиса проснулась. Она лежала на спине, перед её глазами был белый потолок медпункта.
— Она проснулась. — голос принадлежал Семёну.
Алиса села на кушетку.
— Ох — только и сказала она.
Семён присел рядом с ней и взял за руку.
— Всё хорошо, Алиса. Тебе уже лучше?
— Да, что произошло?
В разговор вмешалась Виола.
— Похоже, у тебя был солнечный удар или что-то в этом роде. Потом бред. Ты ничего не помнишь?
— Как-то смутно. Помню я зашла в музыкальный кружок, а потом ничего не помню.
— Ладно, ничего страшного. Вы можете идти. Но если что-то будет беспокоить, сразу ко мне, пионеры.
— Хорошо. — ответил Семён за двоих.
Семён и Алиса, держась за руки, вышли из медпункта на площадь с памятником Генды.
— Куда мы идём? — спросила Алиса.
— Ну, я провожу тебя домой.
На площади они встретили девушку с зелёными волосами.
— О, Алиса, тебе уже лучше?
— Да, Саша. Ничего страшного. — спокойно ответила Алиса.
Немного погодя Алиса продолжила.
— Отличный день сегодня. Я как будто бы заново родилась.
— А впереди у нас отличная жизнь. — с энтузиазмом добавил Семён.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики