ФЭНДОМ


Краткая аннотация: новый главный герой уже сто раз подряд попадал в зацикленный во времени пионер-лагерь "Совенок" с которого все еще намеривается сбежать.  Однако на сто первый визит в лагерь главного героя ожидало множество сюрпризов (разнообразие концовок и достижения гарантируются)

День первый

Ну, вот все опять начинается по новой: словно зомби, я каждый раз сажусь в 410 автобус и еду по своим делам. От тряски и убаюкивающей мелодии по радио меня немного укачивает, и я засыпаю. Засыпаю, заранее зная, что приеду совсем не туда, куда намеривался. Но давайте обо всем по порядку. Меня зовут Дмитрий и я обычный парень, живущий совершенно скучной и незаурядной жизнью. И вот однажды судьба решила преподнести мне сюрприз, в виде таинственного автобуса 410 маршрута. Хотя поначалу он не казался мне странным, пока я не уснул в нем, и не очутился в совершенно ином и странном для себя месте и времени (а именно в пионерском лагере «Совенок», заката советской эпохи, расположенного где-то на юге страны). К тому же я попал в то время из зимы в лето и помолодевшим лет на восемь (в современном мире и времени мне 26, а в том стало не больше 17) А дальше события разворачивались со стремительной скоростью: до нельзя нормальные пионеры, властная и требовательная вожатая, клуб кибернетики, музыкальный кружок, сцена для выступлений, спортплощадка, библиотека, небольшой пляж все это словно сошло с учебника истории. Сначала мне было немного не по себе на новом месте; потом немного страшно за то, что я никогда не смогу вернуться обратно в свое время.  Но после около сотни повторных возвратов в лагерь (как выяснилось автобус просто ходил, по кругу, даже если и попадаешь в свое время, через какое-то время опять садишься в 410 автобус и приезжаешь обратно в «Совенок», вне зависимости от моих действий). Поэтому когда я в очередной раз оказался у ворот лагеря и заметив помощницу вожатой Славяну (миловидную голубоглазую, блондинку с длинной косой до пояса, и улыбками на все случаи жизни. Одета Славя (сокращенное от Славяны) была как всегда в пионерскую форму), я ни капельки этому не удивился.

- Привет, мы тебя уже давно ждем. Я – Славяна. Можно просто Славя. А тебя как зовут? - дружелюбно начала она, в который раз обезоруживающе улыбаясь.

- Дмитрий, - печально вздохнув, ответил я, поняв, что отпираться и убегать бесполезно да и просто некуда. А брыкаться и издеваться над другими местными жителями пытаясь силой выбить из них правду, я попросту не мог, да и не хотел руки марать. Ведь есть более изящные и бескровные методы добиться правды от обитателей лагеря. Вообще я не сторонник насилия и, если сравнивать людей с богами или мифическими созданиями, то я бы примерил на себе роль Локи бога озорства и коварства из скандинавской мифологии, или же богарта – существа без собственного образа, копирующее других.

- Вожатой надо сообщить, что ты приехал. Пошли скорей, - в этот раз она более словоохотлива, чем всегда. Неужели этот странный и до безумия нормальный мир может меняться?

- Пошли, - обреченно ответил я, и медленно зашагал за ней, хотя я знаю дорогу к домику вожатой наизусть и могу найти его с закрытыми глазами. Славя, как всегда оставила меня на главной площади прямо напротив памятника до сих пор неизвестного мне деятеля Генды. Причем в этот раз он мне казался более задумчивым, чем раньше. Или это мне просто начало глючиться, от такого большого количества возвратов сюда. В этот раз задерживаться не хотелось ни на секунду, потому как, чем быстрее закончу со всеми делами, тем раньше смогу со спокойной совестью валять дурака.

Поэтому быстро пробежав мимо Лены (еще одной знакомой и вечно стеснительной пионерки с фиолетовыми волосами, заплетенными в два аккуратных хвоста. Одета Лена была как и все в пионерскую форму.) и Ульяны (самой маленькой знакомой мне пионерки лет 14, с веснушками на симпатичной мордашке, с большими голубыми глазами, и длинными рыжими волосами. В отличие от взрослых пионерок Ульяна часто носила красную футболку с надписью СССР, а также синие джинсовые шорты и сандалии). Ульяна, как раз в этот момент показывала Лене пойманного кузнечика, отчего та завизжала от страха и убежала. Уже в который раз одно и тоже. Однако, после того как Ульяна помахав мне рукой в знак приветствия, заметила, что я не реагирую, показала язык и убежала. Это событие несколько удивляло, потому как такого раньше не было. Может этот мир и правда способен меняться? Хотя нет, скорее мутировать, как паразит поселившийся внутри тебя и затаившийся на долгие годы, чтобы высосать все соки, а после добить одним ударом. И тут, чтобы победить, нужно самому стать паразитом и попытаться либо поглотить паразита, присосавшегося первым, либо самому высосать соки из общего с первым паразитом организма не давая тому ударить и бить первым. Кстати об ударе. Его-то я и не приметил, хотя точно помнил, что он должен быть. Старею, наверное, многое забывать стал.

- Привет пионерам, - с некоторой долей ехидства сказала Алиса Двачевская, в который раз ударяя меня по спине. Прозвище в лагере Дваче. Хотя Алиса не любит, когда кто-то ее так называл (также знакомая мне по прошлым путешествиям пионерка, только носила она свою форму весьма откровенно всегда подчеркивая… гм… некоторые достоинства своей фигуры. Симпатичная, хоть и немного задиристая девчонка, поэтому многие в этом лагере ее боялись, даже некоторые мальчишки. И признаться честно, я тоже раньше ее боялся. Немного). – Чего делаем? Капусту охраняем?

- Слушай, Дваче, иди куда шла уже! Не доставай с утра, ладно? Не видишь, не в настроении я, – огрызнулся я, плюхаясь прямо на землю, снимая с себя зимние вещи в которых был до сих пор, испытывая при это нереальный кайф от нахлынувшего прохладного ветерка. Фух, а в этот раз в лагере немного жарче чем в прошлые разы.

К моему несчастью Алиса не дала мне насладиться солнцем, потому как попросту его загородила. – И отойди. Ты мне солнце загораживаешь, - отмахнулся я от нее  как от назойливой мухи. Но услышав злое скрежитание зубами, пришлось открыть один глаз, которым я разглядел красное от гнева и ярости лицо Алисы. Странно, такого с ней тоже раньше не было? Может это уже не мой привычный лагерь, а какой-то другой, где все обитатели также изменились? И судя по Алисе не в лучшую сторону. 

- Чего? – недовольно спросил я. – Не видишь я, тут солнечные ванны принимаю, отойди. Пожалуйста.

- Ах, солнце тебе мало. Так бы сразу и сказал, пожалуйста, - угрожающе прошипела Алиса отходя в сторону. И только я был готов вновь предаться принятию солнечной подзарядки, прежде чем идти к вожатой и вновь исполнять ее пожелания, словно джинн из бутылки, как вдруг получил сильный удар прямо в лоб, отчего у меня даже искры из глаз посыпались. Опомнившись, я понял, что это мне прилетело от Алисы, моим же сапогом.

- Двачевская, ты что сдурела? - обиженно бросил я, потирая намечавшуюся шишку на лбу. – Так ведь и убить можно.

- А это не я, это тебя солнечный удар так. Нельзя же столько без панамы на открытом солнце. Ты не знал? – ехидствовала она, после чего подошла ближе, надела мне на голову второй ботинок и плюнула прямо в глаз. – А это тебе вместо крема от загара. Наслаждайся, пионер - всем ребятам пример, - после чего направилась в сторону футбольного поля уверенной походкой победительницы. Можно было, конечно, догнать чертовку и научить хорошим манерам, но в данный момент у меня есть дела поважнее, чем разбираться с задирами, вроде Алисы, (хотя ее поведение пока что, было самым странным из всех пионерок, которых я тут раньше встречал). В одном я сейчас был уверен точно – это уже точно не тот лагерь и не те пионеры к которым я привык. Тут многое поменялось, поэтому нужно быть на стороже и готовым к любым сюрпризам. Славя появилась как всегда внезапно и это до сих пор немного пугает.

- Ну что, нашел домик вожатой? - поинтересовалась та больше из вежливости, чем ради любопытства.  

- Нет, пока, - соврал я.

- Тогда давай, я тебя проведу, что ли, а то вдруг заблудишься? – заботливо предложила Славя, вновь мило улыбаясь, отчего я просто начинал таять, словно эскимо на палочке в горячий полдень. Но собрав остатки воли я все же решительно ответил:

- Спасибо, но я уж как-нибудь сам, разберусь. Без обид, – сказал я и, собрав все свои нехитрые пожитки, бодро зашагал в сторону домика вожатой, громко напевая рок версию песни «Взвейтесь кострами синие ночи», чем вызывал искреннюю радость и смех или же удивление и недоумение со стороны других пионеров. Ну что же, всем все равно не угодить.  

После всех прошлых сюрпризов, подойдя к домику вожатой Ольги Дмитриевны (судя по всему студентки, какого-то пединститута, приехавшей в лагерь на практику в качества вожатой. На вид ей было лет двадцать, может двадцать пять, длинноволосая шантенка, симпатичная на лицо, с большими зелеными глазами и крайне непростым характером. От этого, наверное, многие ее здесь не любят) я уже был заранее готов к любым неожиданностям. Но  ни на крыльце возле домика вожатой, все также утопающего в кустах неестественно яркой сирени, ни внутри никого не оказалось. Поэтому я сел в гамак возле дома и буквально на секунду закрыл глаза и задремал. Мне вспомнилась моя холостяцкая квартира из моего мира и времени, отчего на душе так тоскливо стало, хоть волком вой. Потому как я утратил веру в то, что когда-нибудь снова вернусь домой. Слезы сами предательски навернулись на глаза и я разревелся прямо как в первый раз, когда попал в этот лагерь (благо никто другой этого ни тогда, ни сейчас не видел). Только сейчас это были слезы полные отчаяния. Если бы не голоса Ольги Дмитриевны и  Слави, я бы наверное на себя руки наложил. Чтобы никто не заподозрил, что я дал волю эмоциям, я вытер рукавом слезы и надвинул зимнюю шапку на глаза.

- Здравствуй, ты, наверное, Дмитрий? - Послышался рядом голос вожатой.

- А сами как думаете? - недовольно буркнул я

- У тебя, что-то случилось? - заботливо поинтересовалась Славя, подойдя ко мне ближе.

Я взял себя в руки, и глубоко вздохнув, спокойно ответил.

-Нет, со мной все в порядке. Извините, что лег в Ваш гамак без разрешения Ольга Дмитриевна, такого больше не произойдет, - сухо отчеканил я.

-А откуда ты знаешь мое имя отчество? - удивленно спросила вожатая. - Я ведь еще тебе не представилась?

- Мне другие пионеры сказали, пока я Ваш дом искал, - неумело соврал я. Хотя Славя и Ольга Дмитриевна поверили в сказанное мной.

На что вожатая отпустила Славю, а сама пригласила меня войти в дом. Нет, либо с этим миром, что-то не то, либо я реально схожу с ума.

Внутри домика вожатой ничего не изменилось еще с самого первого моего попадания в лагерь: две кровати по разным углам, вечно захламленный чем попало журнальный столик, большой платяной шкаф, маленький холодильник, и две тумбочки возле кроватей. Вот и хорошо. Хоть тут ничего не меняется. Это уже радует.

- ... чтобы они не волновались, - услышал я последнюю фразу вожатой, хотя прекрасно знал, что она позвонила моим родителям из мифического райцентра в который я так мечтал поначалу попасть, но на пятидесятый возврат в лагерь, стал воспринимать этот райцентр, словно легенду о снежном человеке, гномах или эльфах

- Спасибо Ольга Дмитриевна, а теперь можно я немного передохну перед ужином, а то меня слегка укачало в дороге? - спросил я.

-А... Ну, конечно, отдыхай. Можешь прилечь прямо здесь или в гамаке. Вечером поговорим, - на удивление легко согласилась вожатая.

- Спасибо. Вы очень добры, - я натянул улыбку до ушей, а после покидал вещи на свободную кровать и плюхнулся не раззуваясь.

- Дмитрий, образцовый пионер так себя не ведет, - отчитала меня Ольга Дмитриевна.

- Как "так"? - сухо спросил я.

- Образцовый пионер никогда не ляжет на кровать в обуви, - словно по учебнику этики сказала она.

- Образцовый пионер, - хмыкнул я, поворачиваясь на бок, чтобы разглядеть ее. - И Вы думаете такие еще остались?

- Конечно, - наивно ответила она. - Ведь именно вам - молодому поколению образцовых пионеров идти твердым шагом в светлое советское будущее.

- Советское значит, - устало вздохнул я. - Что ж не хотел расстраивать Вас раньше времени, но похож другого выбора нет. И лучше присядьте Ольга Дмитривна, потому как сказанное мной Вас слегка шокирует.

На это вожатая возражать не стала и послушно присела на свою кровать, сложив руки на коленях. После чего я продолжил.

- Какой у нас сейчас год?

- 1989, - моментально ответила она.

- Во-от. А пройдет еще буквально пару лет и не то что этот лагерь, вся эта страна станет всего лишь достоянием истории, - на одном дыхании выпалил я.

- Не поняла? - тихо спросила она. - Уж не хочешь ли ты сказать, что настолько не уверен в советском будущем, что...

- Оля послушай, я тебе правду говорю, потому как проходил этот период еще в школе! - стал повышать голос я. - Поэтому я заранее знаю, чем все кончиться - ничем хорошим: сначала перестройка, устроенная новым лидером страны, потом полный ее развал, затем путч с дефолтом и кризисом. Лишь к 2000 году все успокоится и то лишь на короткое время. Потому как такие глобальные периоды в истории расходятся, словно круги по воде, от малых к большим. И когда малые могу длиться от нескольких месяцев до нескольких лет, то большие могут растягиваться на целые десятилетия.

- Но как ты мог проходить это в школе, если, то, что ты рассказал, не было? - спросила она, даже не обратив внимание, что я с ней фамильярничал и повышал голос.

На это я вытащил из кармана куртки свой сотовый и протянул ей.

- Что это? - с любопытством спросила она, вращая телефон со всех сторон.

- Телефон, - честно ответил я.

- А как он работает без проводов?

- Магия, - в шутку ответил я, скорчив при этом страшную рожу. На что Ольга посмотрела на меня словно психиатр на олигофрена.

- Дурацкие у тебя шуточки, Дмитрий, - констатировала она, возвращая мне телефон.

- Дурацкие значит? - подстегнули меня, ее слова. - Ну, хорошо. Тогда, что ты скажешь на это? - я открыл в телефоне фотку, на которой был на экскурсии в краеведческом музее, и стоял как раз напротив экспонатов времен пионерства: пионерской формы, красных галстуков и горнов. - Смотри сюда. Узнаешь что здесь?

Я вновь передал вожатой телефон. Та снова внимательно рассмотрела фотографию, после чего немного дрогнувшим голосом спросила (но совсем не то, чего я ждал):

- А как фотография оказалась в этом твоем телефоне?

- Так дело в том, что он не только как телефон, но и как фотоаппарат может работать. - Пояснил я, вновь забирая у нее сотовый, делая несколько ее снимков и снова возвращая его Ольге Дмитриевне.

Та снова посмотрела уже на свои фотографии, и брови у нее в буквальном смысле на лоб полезли от удивления.

- Потрясающе, - восторженно произнесла она. - А где у него пленка вставляется?

- Пленки здесь нет, а фото на карту памяти записывается, - пояснил я, хоть она ровным счетом ничего не поняла. - Но главное, не сама фотография, а дата ее создания. Видишь эти цифры в правом нижнем углу снимка?

- 23 декабря 2014 года, - шокировано произнесла она. - Но это ошибка. Сейчас 13 июля 1989.

- Да, но только телефону об этом сообщить забыли, и он все еще думает, что сейчас декабрь 2014,- доходчиво объяснил я. Но судя по выражению лица вожатой, в это она тоже слабо верила. Тогда я оторвал изнутри одного своего ботинка ярлык и дал ей.

- Читай, что написано, - сказал я.

- Страна производитель: Китай, Материал: 90 % полиэстер, 5% шерсть... - начала она читать все подряд, пока я ее не остановил.

- С конца читай, там, где год выпуска.

- Год выпуска: 2013, - упавшим голос прочитала она, после чего ярлык выпал у нее из рук и залетел, под тумбочку. - Значит это, правда? Что ты из будущего и про все остальное?

- Каюсь, я частенько вру по жизни, но сейчас я говорю правду, - положив руку на сердце сказал я.

Ольга Дмитриевна хотела было, еще что-то спросил, но нас прервал стук в дверь. Это оказалась запыхавшаяся Славя, сообщившая, что на футбольном поле ЧП и требуется срочное присутствие вожатой. На что она сухо ответила, что скоро будет и передав мне телефон как-то вяло сказала. - Вечером после ужина еще говорим.

И убежала, оставив меня, наконец в  покое, чтоб я мог немного вздремнуть перед ужином. Но неожиданно дал о себе знать утренний удар сапогом по лбу. Я осторожно дотронулся до того места пальцем и зашипел от боли - шишка уже была размером с теннисный мяч и жутко болела. Ну Алиска дождешься ты от меня, когда я специально забуду, что девочек бить нехорошо. По счастью на тумбочке Ольги Дмитриевны я заметил рассыпанную мелочь и поэтому взяв самую большую монету (по-моему это был бронзовый рубль), приложил его к шишке. Не очень действенное лечение конечно, но за неимением лучшего и такое сойдет. Завтра в медпункт обязательно заскачу, заодно и с медсестрой Виолой снова увижусь. Для надежности я примотал монету к голове бинтом, который чудом отыскал в бардаке на журнальном столе. После чего снова лег на кровать, и крепко уснул, едва закрыв глаза..

Я снова увидел ту самую девушку, которая приходила ко мне во снах на протяжении вот уже около года. Причем стояла она всегда в лучах яркого света, так что ее лица я никогда еще не видел. И опять она что-то мне говорила. Быстро и много. Так что я ровным счетом ничего не понял из ее послания. Сегодня я даже пытался дотронуться до незнакомки, но рука буквально прошла сквозь нее. Хотя девушку это не разозлило, как мне показалось на первый взгляд, а скорей наоборот: она тепло улыбнулась и поцеловала меня прямо в губы, оставив лишь приятное тепло по всему телу. После чего снова заговорила, но уже более медленней и понятней: - Ты здесь не просто так. Но помни: другие знают, что ты еще здесь и будут искать тебя, пока не уничтожат. Остерегайся и не доверяй им. Хоть некоторые из них и безобидны, многие чрезвычайно опасны. Не говори ни с кем из них, а лучше беги со всех ног, - сказав это девушка, растворяется в луче света, оставив тепло поцелуя на губах и аромат сирени. Кто же она такая эта незнакомка из моего сна? И кого это я должен опасаться? В любом случае вопросов пока больше чем ответов и нужно приложить максимум усилий пока не закончилась смена, и все не началось с самого начала.

Проснулся я, когда на улице уже стояла ночь. Причем довольно тихая, даже сверчки с цикадами не надоедали. Значит должно случиться что-то плохое, потому как такое затишье только перед бурей или каким-либо бедствием. Но внезапно тишину разорвал гулкий утробный звук, из моего желудка, словно его уже год не кормили.  Только сейчас осознал, что с утра маковой росинки во рту не было. Поэтому я тихо встал, бесцеремонно открыл холодильник и найдя там всего одну булочку и открытую бутылку кефира, намеривался слегка заморить червячка, но мою ночную трапезу прервали хлюпающие звуки со стороны кровати вожатой. Лишь сейчас я заметил, что Ольга Дмитриевна все еще одетая в свою форму вожатой, лежит уткнувшись носом в подушку и… плачет. Никогда бы не подумал, что наша местная Маргарет Тетчер умеет изображать еще хоть какие-то чувства кроме гнева и раздражения, за то что некоторые пионеры ее не слушают. Как бы то ни было, я подумал, что не вежливо оставаться в стороне и нужно хотя бы спросить, что случилось. Поэтому, осторожно подойдя к ее кровати, я слегка коснулся плеча вожатой. Отчего она, слегка вздрогнула от испуга, а после повернулась и уставилась на меня красными от слез глазами. На лице у нее были черные разводы от потекшей туши.

- А, это ты, - сказала она, вытирая слезы рукавом формы. Но заметив черное пятно на манжете, снова начала реветь.

- Да, Господи ж ты Боже, что у тебя случилось? Можешь объяснить толком, или мы тут утонем в море твоих слез? – пытался я узнать, что у нее случилось.

- Я плохая вожатая! Меня… меня здесь… все боятся, и никто не любит! - сквозь слезы выдавила она.

И все? Ради этого, стоило так переживать?

- С чего ты взяла? Кто тебе такое сказал? -  спросил я.

- У-ульяна… и Али-са, - потихоньку успокаивалась Ольга.

- Ну Ульянку можно и простить, она еще ребенок и не всегда понимает, что можно говорить старшим, а что нет, - начал рассуждать я. – А вот с Алисой я завтра обязательно поговорю, обещаю. Так сказать проведу с ней разъяснительную беседу, насчет того, что взрослых, а тем более вожатых, нужно уважать.

- Не стоит. Все нормально, - заверила она меня, продолжая вытирать слезы рукавом формы. Я вовремя протянул ей упаковку бумажных платков, которые были в кармане моей куртки. А то, полностью намочив форму, она может начать вытираться своей простыней, а затем и одеялом. – Они обе по-своему правы, - продолжила Ольга, - я еще довольно молодая, чтобы справляться с такой оравой подростков. И мне нужно еще учиться, учиться и учиться. Но меня уже раза два отчислить из пединститута хотели, за неуспеваемость. И вообще по жизни у меня… ничего не получа-а-аестся, - и снова залилась слезами.

- Жизненные уроки порой бывают самыми действенными и эффективными. Все начинали с малого и приходили к большему. Просто важно, чтобы не только тебе доверяли другие, но и ты сама должна верить в успех и в саму себя. И тогда все получиться, - философски изрек я. И этой ахинеей, я пытался ее успокоить? Можно было просто сказать, что-то вроде «не дрейфь, прорвемся» или «все будет хорошо», а из меня какой-то философский фонтан вылился. Но на удивление, моя странная и загадочная (даже для самого себя) речь подействовала и Ольга немного повеселела. Даже слегка улыбалась.

- Спасибо тебе, за поддержку, – ответила она, на мгновение, взяв меня за руку, отчего у меня по спине пробежал холодок, и я тут же резко одернул руку, словно от огня. – Извини. Я просто хотела…

- Лучше не надо, - посоветовал я.

- Да, пожалуй ты прав, - несколько смутилась вожатая, густо краснея. – В конце концов, ты пионер, а я твоя вожатая, и ничего кроме деловых отношений между нами быть не может.

- Ну еще кроме тех, что мы живем в одном домике, - сморозил глупость я. Отчего тут же был награжден привычным хмурым взглядом вожатой, которой я до этого знал.

- То, что мы живет в одном доме, еще не значит ничего дурного, - сухо ответила она. Но после того, как у меня в желудке снова заурчало, заботливо поинтересовалась. – А ты сегодня успел поужинать?

- Да как видите нет, Ольга Дмитриевна, - возвращаясь к привычному официальному тому ответил я.

- Можешь звать меня на «ты» и по имени, - мило сказала она, но после строго добавила. -  Но только, когда мы наедине, понял? – Я, молча, кивнул, и она повторила свой первый вопрос. – Так ты есть хочешь?

- Ну, разве, что немного, - прокряхтел я, потому как желудок схватили жуткие боли, и мне показалось, что из-за отсутствия пищи, он решил пожрать сам себя.

- Тогда ешь, - разрешила она.

- Но там, откуда я это взял, булочек больше нет, - признался я, затем поинтересовался у нее. – Ты сама-то ужинала?

Ольга помотала головой и улыбнулась.

- Ничего я и до утра потерплю, - заверила она меня. – А ты растущий организм, тебе нужно часто и хорошо питаться.

Я было хотел начать ночную трапезу в одиночку, но в последний момент разломил булочку пополам и перелил половину кефира в Ольгину кружку.

- Пополам, – предложил я. – Просто мне неловко будет, что я ем, а ты смотришь.

- Ну, если ты настаиваешь, - скромно сказала вожатая, после чего за пару укусов полбулочки и полстакана кефира исчезли у нее за щеками и она стала походить на запасливую хомячиху, которая собирает зерно на зиму. Однако, заметив, что я смотрю на нее, загадочно улыбаясь, та густо покраснела и отвернулась. – Не смотри. Знаю, что так не делают и от этого мне стыдно, но ничего с собой поделать не могу, – с набитым ртом произнесла она.

- Понимаю. Голод не тетка, - кивнул в ответ я. – Просто у тебя весь рот теперь в кефире. И это меня слегка веселит. Если хочешь, можешь и мою половину тоже взять.

- А как же ты? – с ужасом, что я останусь голодным, спросила вожатая, не обращая внимания на шутку с кефиром.

- Как-нибудь потерплю до утра, - отмахнулся я, передавая ей половину булочки. Но она посмотрела на нее и сказала.

- Тебе нужнее. Тем более, что я уже и наелась, - ласково сказала она.

- Да ты прямо дюймовочка, - пошутил я.

- Чего обзываешься? – сердито буркнула она.

- Нет, что ты. Это чистой воды комплемент, - честно признался я. – Тем более, что дюймовочка это ведь известная сказка Ганса Христиана Андерсена. Ты разве не знала?

- Сказка? – оживилась Ольга. – Расскажешь? А то у меня уже сна не в одном глазу. Ну, пожалуйста?!

- Ну не знаю… я как бы никогда не… - пытался отвертеться я. Потому как одно дело Ульянке сказки на ночь читать (хотя она больше предпочитает смотреть боевики или фантастику вроде «Терминатора», которого мы тайком с ней смотрели, ночью, запиравшись в чулане клуба юных кибернетиков. Но это было всего лишь раз, или два, за все мои возвраты сюда и нам еще тогда нагоняй влепляли). Но совершенно другое дело рассказывать сказки взрослой девушке, которая хоть и является моей одногодкой в реальном мире, здесь у нас разница где-то в 7 лет. Это она по идее должна мне сказки рассказывать. Но глядя в ее карие, бездонные, умоляющие глаза, как у кота в сапогах из «Шрэка», я сдался. – Ну ладно. Слушай: однажды жила-была женщина, которая очень хотела детей. И вот однажды она обратилась к доброй колдунье, которая… - я с упоением начал рассказывать сказку, не обращая внимания на короткие смешки со стороны Ольги, когда были смешные моменты истории и ойканье, а после клацанье зубами под одеялом, когда были особо напряженные моменты истории. И вот подходя уже концу сказки, я один глазом заметил, что она уже крепко спит. Поэтому, заботливо укрыв Ольгу одеялом, я чмокнул ее в лоб, говоря – И жили они долго и счастливо, конец. – После чего вышел из домика глотнуть свежего воздуха, а после самому лечь спать. Но постояв немного на крыльце я решил, что неплохо заночевать и на свежем воздухе в гамаке. 

Лежа в гамаке и пялясь на звезды (которые тут было очень хорошо видно от того что источников искусственного освещения здесь мало) ко мне пришла такая мысль, что за все время своего бесконечного лета (а именно так я могу назвать этот период, который со мной сейчас происходит), я совершенно ничего не знаю про нашу вожатую - Ольгу Дмитриевну. Конечно, я уже многим присутствующим в лагере девушкам открывал правду о своем появлении в лагере, но именно рассказав правду Оле, мне было действительно важно, чтобы она мне поверила. Хотя, наверное, я зря ляпнул про будущее всей страны, пришло время сами бы все всё узнали, но предупрежден, значит вооружен. Придет время и она все равно вспомнит мои слова. Другое дело вспомнит ли Оля кто эти их говорил, то есть меня, был большой вопрос. И потом, с чего я взял, что время тут вообще идет дольше одной недели? Может я и правда попал в свой персональный день сурка. Только у героя Билла Мюррея в запасе был один день, а у меня зато есть целая бесконечно повторяющаяся неделя лета. А это уже не мало, чтобы успеть, во всем разобраться и все-таки выбраться отсюда. Хотя пионер-лагерь и его местные обитатели стали для меня словно родные, пусть и смотрят на меня, каждый раз как на новые ворота. Я всех искренне успел полюбить и будет все-таки немного жаль, если это когда-нибудь закончится, и я вернусь домой. За всеми этими раздумьями, я не заметил, мучавшее меня до сих пор чувство зверского голода (половины булочки и полстакана кефира мне было явно мало и это лишь разожгло мой аппетит). Но стараясь об этом не думать, я начал вспоминать разные песни советских пионеров и перекладывать их на рок-манеру. Получалось неплохо. Хотя это ведь пока звуки у меня в голове, а на деле может не будет ничего особенного. Внезапно в памяти ярко всплыл образ Двачевской. А ведь именно она привила мне любовь к музыке. Затем ее образ сменила Славя, которая всегда была очень добра ко мне в любой ситуации и чтобы я ей не говорил. Затем гиперактивная девочка-ракета Ульяна, после общения с которой я реально понял, какого это - иметь младшую сестру и все время о ней заботиться. Потом Лена... Прямо ангел во плоти. Если бы у нее однажды даже выросли крылья, я бы и этому не удивился. Затем болтушка Мику, которую никому еще не удавалось переговорить. И даже нашей ворчливой и хмурой библиотекарше Жени, нашлось место в моей «кладовке» приятных воспоминаний. Ну и наконец, наша пионер-вожатая Ольга о которой я хоть, что-то только сегодня начал узнавать. Оказывается, она вовсе не властная мигера, как ее некоторые тут за глаза называют, а тоже вполне добрый и ранимый человек, просто завернувшаяся в свой собственный кокон и никого в него не пуская. Была еще конечно и странная девушка-кошка, иногда тут появляющаяся. Также кибернетики Шурик и Электроник. Может быть, этот лагерь не ад вовсе как я считал раньше, а самый настоящий рай, где мне и суждено прожить вечность? Если так, то я не против. Уж всем лучше чем просто на арфе играть, или же в котле на адском пламене вариться. Тут хоть какое-то разнообразие. С этими мыслями я и не заметил, как провалился в глубокий сон.

На этот раз мне приснилось, что я еду в автобусе и просто глазею в окно, на проносящиеся мимо машины и людей, мчавшихся по своим делам. Счастливые, на мгновение подумал я. Им еще есть куда спешить, они то по крайней мере по-настоящему живы. А у меня впереди вечность в лагере, тайны которого я до сих пор пытаюсь разгадать. Внезапно салон автобуса озарила яркая вспышка и передо мной вновь появилась самая большая загадка: незнакомка из моего сна. Однако, как я не приглядывался, не мог разобрать ее лица, настолько был яркий свет. В этот раз она стала сразу говорить с нормальной скоростью, чтобы я мог ее понять.

- Привет, - тепло сказала она.

- Привет, - ответил я. - Присядешь?

Девушка коротко кивнула и села рядом со мной.

- Как дела? - Поинтересовалась она.

- Да вроде неплохо, - ответил я ей. - Живу потихоньку, - после чего решил посмотреть на нее ближе, но яркий свет, в котором она продолжила существовать, не давал этого сделать и слепил глаза. - А как у тебя?

- Тоже ничего, - ответила она. Странно, хоть я совершенно ничего не знаю об этой незнакомки из своих снов, разговариваю так, словно мы с ней друзья с самого детства. Только сейчас я мучительно пытался вспомнить ее имя и лицо, но пока не получается.

Мы с ней вновь перекинулись парой бессмысленных фраз, после чего она встала и сказала. - Мне пора. До встречи?

- Надеюсь до скорой? - поинтересовался я.

На что незнакомка вновь поцеловала меня, только немного дольше чем в прошлый раз и ответила на вопрос который я хотел ей задать, но не решался. - Ты все делаешь правильно. Ведь ты здесь не просто так.

- Постой, я еще, кое-что хотел спросить, - приостановил я ее. На что девушка замерла в ожидании вопроса. - Мы с тобой раньше встречались? Ну, ты понижаешь, до всего, того что со мной сейчас происходит?

- Все возможно, - загадочно произнесла она, растворяясь в луче света, оставляя меня в пустом автобусе, с кучей новых вопросов. Внезапно мне стало немного обидно. Ну почему некоторым всегда нужно говорить загадками, а не прямо по тексту? Однако, тепло от очередного поцелуя незнакомки успокаивало меня, и я вновь стал тупо глазеть в окно. В конце концов какая разница. Рано или поздно я разгадаю и ее тайну тоже. Нужно только время и терпение. А уж и того и другого у меня сейчас предостаточно.

День 2.

Проснулся я не столько от яркого и теплого солнца, сколько от того, что кто-то меня щекотал. Ну Ульянка, если это ты, то держись у меня. Но все оказалось куда интересней: открыв глаза и опустив подбородок, я заметил у себя на груди... Настоящего кролика с коричневой шерстью, который сосредоточенно жевал пучок травы! Но откуда он взялся? Не припомню, чтобы они водились в окрестных лесах. Вокруг ведь совы летают. Может это чей-то домашний зверь, которого тайком сюда привезли, а теперь он сбежал? А может это наш будущий ужин, который убежал от поварихи, заподозрив неладное, когда та принялась натачивать самый большой нож? Заметив, что я уже проснулся, кролик перестал жевать и уставился на меня. Я же в свою очередь осторожно, чтобы не спугнуть решил его погладить, совершенно не боясь подцепить от него блох или какие другие заболевания. Кролик поначалу шарахнулся от моей ладони, но обнюхав ее понял, что никакой опасности от меня нет и разрешил себя погладить. Даже почесать за ухом. Странное ощущение. Раньше я кроликов разве что в лесу, зоомагазине или парке видел, но прикоснуться к ним тогда не решался. Но сейчас совсем другое дело.

- Привет, дружок, - дружелюбно сказал я. – Ты как тут оказался?

На что кролик лишь продолжал постукивать лапой мне по животу от того, что его чешут.

- И что же мне с тобой делать? - задумался я беря кролика двумя руками. - Может Ульянке подарить, - но вспомнив, как она любит мучить всех представителей фауны, моментально отмел от себя эту мысль. Придушит еще его в обьятих на радостях. - Да и поварихи, тебя я не отдам. Понравился ты мне. Знаешь, что, оставайся-ка ты со мной. Согласен? - на что кролик лизнул меня за палец, отчего я окончательно решил - это мой домашний зверь и никому я его в обиду не дам. - Звать я тебя буду… Степашка. Это имя известного героя из моего детства. Теперь надо только решить, где ты будешь жить.

Зайдя в домик вожатой, я заметил, что Оли уже нет, кровать заправлена, а на моей кровати лежит аккуратно сложенная пионерская форма. Но чтобы ее ничем не испачкать, для начала я решил соорудить Степаше временный домик из старой большой коробки, найденной в шкафу, а также для удобства и питания, постелил ему туда, свежесорванной травы и соорудил нехитрую поилку из пустой бутылки кефира, налив туда немного воды из графина на столе. После чего поместил кролика в его новый дом, и быстро переоделся в пионерскую форму ставшую мне словно второй кожей. Настолько я с ней сроднился. Посмотрев на часы, я понял, что опаздываю на завтрак, поэтому быстро обувшись и приказав Степашке никуда не выходить, выбежал из домика Ольги Дмитриевны и помчался по направлению столовой, забежав до этого к умывальникам, почистить зубы и умыться. Однако, увидев ревущую во весь голос Ульяну сидящую на ступенях своего домика, я не мог остаться в стороне, хоть до завтрака и оставались считанные минуты.

- Чего сырость разводим? - в шутку спросил я, пытаясь ее успокоить. Но Ульяна лишь на мгновение прекратила плакать, а затем разревелась еще сильнее. - Да расскажи ты толком что случило? Может смогу помочь.

- Меня... Меня Витька Смирнов на футболе рыжей-конопатой обозвал, - сквозь слезы призналась она.

- Так, а ты что?

- Что я? Толкнула его так, что он в лужу упал и весь в грязи вымазался, - сказала она, вытерев слезы.

- И что дальше?

- А дальше он вожатой нажаловался, и она меня наказала - запретила на пляж сегодня со всеми идти, - продолжила Ульяна.

- И...

- Ну я и сказала ей, что из такой вредины как она хорошей вожатой никогда не выйдет.

Я улыбнулся и присел с ней рядом.

- Ульяна, я конечно, на твоей стороне, потому как задирам иногда стоит отпор давать, - начал я воспитательный процесс, слегка поглаживая ее по затылку. - Но и ты себя не правильно повела, потому как со взрослыми так не разговаривают.

- Но ведь это не меня нужно было наказывать, а Витьку. Он первым обзываться начал, почему ж его не наказали? – привела свой аргумент Ульяна.

- Логично, - почесал затылок я. – Ведь если бы он не стал тебя обзывать, то ты его не толкнула, следовательно, не нагрубила бы Ольге Дмитриевне, и та бы вчера вечером не расстроилась.

- Она расстроилась из-за того, что я ей нагрубила? – удивилась рыжая бестия.

- А ты как думаешь? Чуть потоп вчера в домике не устроила. Два ведра слез было, - сказал я.

На что Ульянка немного призадумалась, после чего стала красной, как помидор.

- Что? Стыдно стало? – виноватым тоном спросил я.

- Но я, же не знала, что все так закончится, - честно призналась она. – Я не думала, что Ольга Дмитриевна, может быть настолько ранимым человеком.

Честно говоря, и я не знал, до вчерашнего вечера.

- И что же теперь делать? – спросила она, с надеждой посмотрев на меня.

- Ну тут у тебя есть два варианта, - начал загибать пальцы я. – Либо ты продолжаешь сидеть здесь и дуться на весь мир, за то что тебе не разрешили идти со всеми на пляж…

- А второй? – с нетерпением спросила Ульяна.

- Или же ты извиняешься перед Ольгой Дмитриевной, вы с ней миритесь, она тебя прощает и ты с чистой совестью пойдешь, со всеми на пляж, - закончил я, не обращая внимание на то, что она меня перебила.

- Второй, конечно, я выбираю второй вариант. Спасибо тебе, - радостно воскликнула Ульяна, целуя меня в щеку, отчего я немного обмяк

- Да, ладно, чего уж там, - промямлил я.

– Ты не знаешь где сейчас вожатая? – спросила она.

- Наверное, там где и все – на завтраке в столовой, - предположил я.

После чего Ульянка тут же сорвалась с места и прокричала

- На перегонки! Кто последний – тот дурак!

И рванула в сторону столовой, словно реактивный двигатель. Да, энергии у этой девочки хоть отбавляй. Целый огромный мегаполис с пригородами одна электричеством снабдить сможет. С этими мыслями, я улыбнулся, встал и спокойным шагом направился в сторону столовой. Куда спешить? Завтрак все равно только начался, а все хорошие места заранее расхватывают. Сяду где повезет. А дураком Ульяна и так меня иногда называет. Так ведь это же в шутку. Не злиться же из-за этого. Другое дело, что она стала по взрослому рассуждать, а это значит, что детский период начинает сдавать свои позиции более взрослому. Вот, уже и мальчикам она начинает нравиться. И за свои промахи отвечать (не без подсказок взрослых, конечно, но все, же прогресс есть). За своими рассуждениями, по дороге к столовой я на мгновение заметил, что один из пионеров смотрел в мою сторону и загадочно улыбался. Я бы даже сказал, злобно скалился. Но стоило мне только на секунду отвернуться, как того и след простыл. Я помотал головой и пошел дальше. Наверное, с голодухи померещилось. Нужно прибавить шагу, а то и еды мне сегодня тоже не видать.

Столовая как всегда была битком и с кем я сяду, решал не я сам, а наличие свободных мест. Коих оказалось не много: еще оставались места между Славей и Ольгой Дмитриевной; а также между закадычными дружками робототехниками Сыроежкиным и Шуриком (местные пионеры-самоделкины, вечно, что-то выдумывающие и иногда за это получающие нагоняй от вожатой, потому как некоторые их эксперименты… мягко говоря, не соответствовали нормам пожарной безопасности). Но после того, как Славя мне помахала, выбор стал однозначным – вожатая и ее компания. Простите братья Кулибины. Как-нибудь в следующий раз послушаю, как наши космические корабли бороздят просторы Вселенной. Я подошел к столику Ольги Дмитриевны.

- Дмитрий, вижу тебе места не осталось. Может сядешь к нам? - любезно предложила вожатая.

- Ты еды себе взял? – поинтересовалась Славя.

- Как-то не успел еще, - ответил я.

- Не переживай, - успокоила меня помощница вожатой. – Я тебе наберу сейчас чего-нибудь.

- Да, ладно, я сам… - ответил я в пустоту, так как Славя уже убежала. Нет, таких девушек как она в наше время осталось крайне мало. Сами посудите: красивая, умная, скромная, заботливая… ну чем не идеал женщины. Хотя в данный период, я относился к ней, скорей как к другу и ничего насчет развития наших с ней отношений не планировал.

- О чем задумался? – вывел меня из размышлений голос Ольги, не спеша поедающую ложкой еще горячую манную кашу.   

- Да так, ни о чем особенно, - ответил я смотря куда-то в сторону. – Скажи… те, Ольга Дмитриевна, - вовремя осекся я, вспомнив про наш ночной разговор. – А в нашем лагере, есть пионер, очень похожий на меня?

- Ну, если только так, то по твоему описанию пол лагеря подвести можно, - улыбнулась она, приступая к оладушкам политых сгущенкой.

Как раз в тот момент Славя принесла и мою порцию завтрака, только у меня была рисовая каша, вместо манной и блинчики политые вареньем. Чай с двумя кусочками сахара был у всех евших в этой столовой.

- Просто понимаете, - продолжил я, параллельно приступая к еде. – Мне показалось, что где-то я его уже видел. Только было это очень давно.

- Может в прошлую смену? – предположила Ольга Дмитриевна. Славя, как воспитанная пионерка в наш разговор не встревала и просто молча ела, уткнувшись только в свою тарелку.

- Это вряд ли. Потому как память на лица у меня хорошая. И в прошлый раз я его точно не видел, - ответил я вожатой, приступая к блинам. – Ладно. Не берите в голову. Можно я лучше спрошу о другом?

- Спрашивай? – разрешила Ольга, не спеша прихлебывая чай в прикуску в сахаром-рафинадом (хм… интересная идея. Надо самому попробовать).

- К Вам случайно до завтрака Ульяна не подходила? – спросил я, чуть не ломая зуб о кусок рафинада. Нет, наверное, стоит по старинке, сразу в чае размешивать. Зубы целее будут.

- Подходила, - заинтересовалась Ольга, отставив в сторону пустую чашку. – Да еще к тому же извинилась за вчерашнее и сказала, что больше так не будет. Интересно, что это с ней сегодня?

- Да просто я, когда шел в столовую, с ней случайно встретился и провел воспитательную беседу, - признался я.

- Какой же ты молодец, - похвалила меня вожатая. -  Я знала, что ты хороший мальчик и из тебя выйдет прекрасный и образцовый пионер. И поэтому на линейке все должны узнать, с кого им брать пример.

- Ну что вы, не стоит, я не заслуживаю, - засмущался я. После поинтересовался. – А когда линейка?

- После обеда, часа в два, - сообщила мне Ольга смотря на часы. – Так что ты вполне еще успеешь нормально поесть, а после не спеша отметиться в обходном листе: в общих кружках, музыкальном, библиотеке и медпункте, как новоприбывший. Ой, ладно, всем приятного аппетита, а мне уже нужно бежать, - сказав это, Ольга Дмитриевна, так быстро упорхнула, что я забыл спросить, когда у нас запланирован поход на пляж. Ну да ладно, сейчас это не столь важно.

- Славя, а можно тебя спросить? – обратился я к ней.

- Спрашивай, - ответила она, мило улыбнувшись, отставляя.

- Ты случайно не замечала в лагере что-нибудь, или кого-нибудь подозрительного? – спросил я в полголоса.

- А почему шепотом? – в той же манере ответила она.

- Мне кажется, что здесь есть, кто-то кто следит за мной, - честно признался я.

- Следит? – засмеялась она. – Ты что книжек про шпионов начитался?

- Да я тебе серьезно говорю, тут определенно, что-то… - шепотом начал отвечать я, но нас бесцеремонно прервала Алиса.

- Чего сидите? Ай-да, на пляж. Позагораем, искупаемся. Лето ведь не бесконечно, - весело предложила она.

Для кого-то может и так, а для меня, похоже, это лето реально будет вечным.

- Двачевская, тебе чего надо, а?! – раздраженно ответил я. – Не видишь, что ли, мы разговариваем! Поэтому не мешай нам, пожалуйста.

- Ой, подумаешь, - махнула рукой Алиса. – Я и без вас пойти могу. Меньше народу - больше кислороду.

Даже после того, как Алиса ушла, я продолжал прерывисто дышать и мять в руках салфетку, чтобы успокоиться. Нет, она, конечно, девочка и общительная, и добрая, и милая. Но иногда так себя ведет, что хочется воспроизвести с ней всем известную сцену из трагедии «Отелло»… то есть придушить.

- Не волнуйся ты так. Она ведь не со зла, - начала успокаивать меня Славя положив руку мне на плечо. – Просто она как ежик – при виде опасности, сразу в клубок сворачивается и иголки расправляет, чтобы никто не дотрагивался.

Гнев моментально отступил, уступив место рассудительности. А действительно, чего я завелся? Ведь как поется в одной песне Бутусова: «если ты выдернешь волосы - ты их не вставишь назад». Вроде бы и логично и в то же время точно подмечено. Не нужно волноваться по пустякам. Здоровее будешь.

- Спасибо тебе, - искренне признался я, беря ее руку в свою. – Ты всегда найдешь правильные слова, чтобы всех помирить между собой.

- Так уж меня воспитали, - скромно сказала она, слегка смущаясь  и смотря в пол.

Неожиданно к нам радостно подбежала Ульяна и повисла у меня на шее.

- Получилось! Ура! Ура! Ура! - радостно кричала она. – Меня простили и теперь мне можно со всеми пойти на пляж. А стоило-то, всего лишь извиниться и все – свобода! Спасибо тебе еще раз большущее-пребольшущее, - после чего расцеловала меня в обе щеки и мгновенно убежала, оставив меня краснеть, перед помощницей вожатой.

От этой сцены, Славя звонко рассмеялась.

- Что? Небось, тоже думаешь, что я глупо выглядел? - робко спросил я.

- Нет, что ты, как раз наоборот, - поспешила успокоить меня она. – Ты правда большой молодец, что занялся воспитанием Ульяны. Ты для нее теперь словно старший брат.

Если бы ты Славяночка знала, сколько это «теперь» продолжается….

- Что ж. Очень приятно, что некоторые обо мне так думают, – сказал я, а после грустно вздохнул. – Хотя порой казалось, будто я ни на что не годен.

- Ты просто еще не знаешь, на что способен, - приободрила меня Славя, вставая и забирая подносы, но я остановил ее сказав, что за собой уберу сам. После чего Славя упорхнула из столовой, оставив после себя только благоухание сирени. Стоп! Сирени? Похоже на аромат девушки из моих снов. Неужели это Славя? Хотя тут повсюду сирень растет и так может пахнуть ото всех пионеров в этом лагере. Даже от меня. Так что рано делать выводы, и нужно собрать больше вещдоков.

- Я не помешаю? – робкий голосок Лены вывел меня из очередного раздумья обратно на землю.

- Нет, все нормально. Просто задумался, - сказал я, оборачиваясь к ней.

- Я что подошла, - замялась она. – Сегодня вроде танцы вечером будут. Так я хотела спросить… ты пойдешь? - после чего слегка покраснела, словно спросила, что-то очень личное.

- Танцы говоришь? – задумался я. – Может и приду.

- Да? Здорово! – радостно воскликнула она. После чего спросила с надеждой в голосе. – Тогда еще увидимся?

- Обязательно, - заверил ее я, отчего счастливая Лена торопливо вышла из столовой. А я лишь откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Не пойму, сегодня что, «день добрых дел»? Что все ко мне, то идут? Хотя если задуматься, это ведь только я все и про всех уже знаю. Меня-то они все снова видят впервые. Так что все нормально. Все идет как и должно.

Еще немного посидев, я понял, что хватит «дурака валять», а то не успею всех до обеда оббежать с этим обходником. Только надо домой забежать (как бы это странно не звучало, но домик вожатой, я реально уже считаю своим родным домом и не могу представить себе лучшего место жительства. Хотя есть ли он еще у меня – настоящий дом? Может быть, за все время пока я здесь, его уже давно снесли, а на свободном месте построили, какой-нибудь торговый центр, или боулинг-клуб), проверить кое-что… вернее кое-кого. Собрав посуду и отнеся ее в помывочную, я быстрым шагом направился к домику вожатой. Но не дойдя пару шагов я услышал звонкий крик Ольги, доносящийся изнутри дома. Надеюсь с ней все в порядке? Потому как по первым впечатлениям, можно предположить, что ее так живьем режут. Однако, вломившись в домик, передо мной предстала следующая сцена: бледная и визжащая от страха Ольга, запрыгнула на кровать и оттуда отбивалась метлой, от «ожившей» коробки, двигающейся со стороны моей кровати. От такого я слегка улыбнулся, после чего решил все-таки прийти на помощь напуганной до смерти девушке.

- Все хорошо, все нормально, только не кричи, - пытался отобрать швабру у Ольги я. Она, конечно, поначалу отдавать не хотела. Однако как только коробка снова зашевелилась, бросила ее в сторону вероятного противника и к счастью, для Степаши, прятавшимся под коробкой, промахнулась, в результате чего швабра гулко ударилась о стену.

- Я захожу… а тут это… - испуганно говорила вожатая, тыкая пальцем в коробку. – Движется на меня. И шуршит при этом так «фыр-фыр-фыр». Ну я за швабру и на кровать, оттуда от этой штуки отбиваться. Хорошо хоть ты пришел, а то я со страху тут чуть не померла.

От этого мне стало еще веселее и я в открытую начал смеяться.

- Что смешного? – обиженно спросила она. – Я тут понимаешь ли инфаркт чуть не заработалала, а он смеется. Знаешь, что тогда, дорогой мой…

- Да ты все не так поняла, - попытался разрядить обстановку я. – Я не над тобой смеюсь, а над нелепостью ситуации. Потому как под коробкой всего-навсего вот кто, - с этими словами, я вытащил кролика из-под импровизированного домика и показал его Оле.

Та моментально сменила свои гнев и страх на доброту и безмерную любовь ко всем живым существам на Земле. «О, женщины – безумие вам имя», как писал кто-то из классиков. И в данной ситуации, с этим выражением нельзя не согласиться.

- Какая прелесть. Ути, какой хорошенький! Ути, какой миленький! – стала сюсюкать с кроликом Ольга, отчего мне даже немного завидно стало, что я не на месте Степаши. – И где же ты это чудо нашел?

- Он сам ко мне пришел, - начал рассказывать я, помогая Ольге слезть с кровати. – Представляешь: просыпаюсь в гамаке, а он уже сидит на мне и травку жует. Ну я сначала собственно подумал, что он пришел из леса. Но вспомнил, что тут по близости нет кроличьих нор; потом были предположения, что он наш будущий ужин и сбежал от поварихи, почуяв неладное; ну а затем появилась гипотеза, что это чей-то домашний зверь привезенный сюда тайком. Только вот объявлений о его пропаже пока никто не давал, вот я и решил оставить его у себя... то есть у нас. А что такого: место он много не занимает, есть мало, не шумит. Что еще нужно хорошему питомцу? Так что, давай его оставим? Пожалуйста.

- Конечно, оставим. И никакой поварихи мы тебя не отдадим, да мой сладкий? - продолжала телячьи нежности с кроликом вожатая. – Только теперь нужно сделать ему новый домик? Придумала – ты его и построишь для Пушистика. Или ему всю жизнь как бездомному в коробках жить?

- Вообще-то я его уже Степашкой назвал, - обиженно буркнул я, словно отобрали любимую игрушку.

- Хорошо, Степашка, так Степашка, - согласилась Оля, передавай мне в руки кролика.  – Сейчас главное построить для него новый дом.

- Но как? И главное из чего, скажи на милость, я должен его строить? – удивленно поднял брови я (хоть я бывал тут ни один раз, где находятся стройматериалы мне узнавать не доводилось. Тем более, еще ко всему прочему что-либо мастерить своими руками.).

- На заднем дворике немного лишних досок от строительства этого дома еще осталось. Ящик с инструментами в шкафу. Понятно? - доходчиво объяснила она.

- Но как этот дом строить нужно? Я ведь никогда этим не занимался, - честно признался я.

- Ты ведь у нас из будущего и сам говорил, что у вас там многоэтажные дома строят за считанные дни, - подмигнула она. - А тебе всего лишь надо построить домик для маленького кролика. Ну, неужели ты не справишься? А я за тебя тогда обходной лист пробегу, идет?

- Идет, - быстро согласился я.

Потому как с Виолетой – главной медсестрой в лагере, я бы хотел встречаться, как можно реже. Потому как она пугает меня здесь больше всех остальных. И не потому что она страшила, как раз наоборот: - весьма привлекательная и умная женщина. Но вот ее настойчивость, чтобы я остался в медпункте на более детальный осмотр, меня реально пугает.

- Ладно, тогда я побежала дальше. А ты как закончишь, можешь до обеда отдыхать. Ну а после него у нас линейка, и вечером танцы, - пересказала план работ на сегодня она.

- А когда на пляж? – решил поинтересоваться я.

- На пляж? Ах, да. Чуть не забыла, спасибо, что напомнил, - похвалила меня вожатая. – На пляж обязательно пойдем, сразу после линейки. Только ненадолго, часа на два максимум, чтобы все могли подготовиться к танцам. Что-то я совсем тут заболталась, мне ведь обходной твой еще подписывать, так что дел невпроворот сегодня будет. – С этими словами она быстро выбежала из дома, оставив меня со Степашей наедине. И о чем я думал? Я ведь, даже гвоздь нормально вбить не могу, не то что домик для животного отстроить. Конечно, будь у меня сейчас технологии будущего и чертежи я бы еще смог, что-нибудь сваять. А так придется руководствоваться только своей фантазией. Потому как я понятия не имею, как должен выглядеть кроличий домик.

- Ну, что. Четвероногий друг. Знаешь, как дома для таких как ты, правильно строить? – спросил я у кролика. Причем он словно покачал головой мне в ответ. Хотя может это свет так падает и мне это реально показалось. Я опустил Степашку на кровать, а сам прислонился затылком к деревянной стене домика и посмотрел в потолок. Ну что ж, ничего не поделаешь. Надо, значит надо. Этот же домик тоже кто-то строил. Так чем же я хуже?

И вот спустя три пришибленных молотком и два чуть не отпиленных ножовкой пальца, а также целую гору непечатных выражений, мне удалось соорудить некое подобие кроличьего домика (хоть тот и походил, скорее больше на собачью конуру). Получился своего рода такой «архитектурный выкидыш», который вроде бы даже ценность какую-то представляет, но только разве, что в масштабах одного квадратного метра. Но несмотря на убожество постройки, заказчик (то есть кролик), остался доволен и это не может не радовать. В конце концов, не в красоте счастье, а в уюте и комфорте. Просто у некоторых этот комфорт определяется большой яхтой и виллой на море, а кому-то и жилья на одном квадратном метре достаточно. Посмотрев на часы в мобильнике, я понял, что несмотря на травмы при строительстве, до обеда оставалось еще целых два часа. И чтоб не терять время попусту, я все-таки решил разведать обстановку. Вдруг еще, чего нового увижу, раз эта смена для меня  в этот раз полна сюрпризов. И вот оставив Степашку наедине с морковкой (которую я одолжил у поварихи, сказал, что мне в медпункте порекомендовали побольше ее есть, так как у меня стало садиться зрение), я отправился искать приключения на свою голову. Хотя почему же только на голову? И на все остальное тоже.

Первым делом я решил зайти к кибернетикам и посмотреть чем они в этот раз занимаются. Но услышав глухой хлопок, и почуяв запах паленой проводки понял, что работа у них шла полным ходом. Наверняка очередного робота-помощника собирают. Недолго думая, я постучался, но когда мне не ответили, решил войти без спроса. Внутри тем временем между двумя изобретателями разгорелся нешуточный спор, о каких-то теристорах, припаянных не к тем транзиторам или что-то вроде того. Каждый раз слушаю и все равно ничего не понимаю. Даже после их объяснений для «таких как я». Пока они спорили и не замечали меня, я решил оглядеться вокруг. В клубе ровным счетом ничего не изменилось – все такой же бардак. Повсюду валялись инструменты, провода, шурупы, болты и прочий инженерный инвентарь. Затем я обратил внимание, чем они были заняты, до своего спора: это была очередная попытка создать робота, полностью походившего на человека. Только пока у этого прототипа не было рук и ног. Хотя по некоторым особенностям тела робота, можно предположить, что он (а вернее она) будет женского рода. Интересно этим двоим Кулибиным тут настоящих девчонок мало? Или они собираются на этом роботе тренироваться в общении с ними?

Заметив меня, оба изобретателя сразу переключили свое внимание со спора друг с другом, на «сверление мозга» остальным присутствующим (то есть только мне, так как никого другого здесь и не было. Кроме, разве что робота, но он (или все-таки она?) вряд ли пока сможет что-нибудь услышать. Не то что сказать).

- О, Димон, ты то нам и нужен, - начал первым Сыроежкин, который весь был перепачкан в саже, словно трубочист. – Вот скажи своим опытным взором, чего не хватает нашему роботу?

- Я вообще-то не спец в этих делах, - задумался я, вновь осматривая плод совместных трудов робототехников. – Но по-моему, если вы приделаете ему ноги и руки, будет смотреться немного лучше.

- Успеется. Мы вообще-то про содержимое,, - отмахнулся Шурик, который  оказался более чистым чем его товарищ по цеху. Видать до взрыва вовремя спрятаться где-то успел. Как-то не по-пионерске это – товарища в беде оставлять. А если самому Шурику когда-нибудь понадобится помощь и никто не поможет? Сомневаюсь, что тогда тому будет приятно.

- Вот здесь я вообще ноль без палки. Так что извините, ничем помочь не могу, - отнекивался я.

- Да тут простой вопрос, - успокоил меня Сыроежкин, очистившись от сажи. – Даже такие как ты поймут о чем речь, - а вот это обидно. Что он имеет ввиду под «такими как я»? Он что считает, что я тупой? Тем не менее пришлось сделать вид, что ничего не заметил и с натянутой улыбкой спросил:

- Так что у вас за вопрос был, а то мне еще кое-куда забежать надо, до обеда?

- Что важней всего для искусственного интеллекта – разум или чувства? – выпалил на одном дыхании Шурик, чем заставил меня серьезно задуматься. А ведь и правда, что важнее?

- Ну… тут, как бы это… Даже великие философы веками спорили насчет этого вопроса и так не пришли к единому мнению. Куда уж мне, - попытался увильнуть от ответа я. Но похоже друзей кибернетиков этот ответ не устроил.

- Нам, конечно, интересны высказывания великих философов и ученых, - начал Шурик.

- Но мы хотели бы услышать мнения простого человека, вроде тебя, - дополнил Электроник. – И пока ты нам не ответишь, мы все останемся здесь.

Во попал. Что же получается – они меня в заложники взяли? Ну, хорошо. Хотите, чтобы я ответил, будет вам ответ.

- Я считаю, что не только в роботе, но и во Вселенной все должно быть сбалансировано. Поэтому чувства и разум в равной степени, нужны любому живому существу. Не только созданному искусственно, - витиевато ответил я. К счастью этот ответ удовлетворил обоих робототехников и они продолжили собирать своего робота, вновь перестав обращать на меня внимание. И только я собрался уйти, как вдруг на глаза попался старый прототип современных диджейских пультов. Неожиданно в голову пришла гениальная идея.

- Ребят, а эта штука рабочая? – поинтересовался я, показывая на «дедушку» диджейских пультов.

- Это? Процентов на пятьдесят, - ответил Шурик не отвлекаясь от ковыряний внутри робота.

- В смысле? – не понял я.

- То есть либо работает, либо нет, - пояснил Электроник также, не отвлекаясь от работы. – Но судя по его теперешнему состоянию – скорее нет, чем да. А тебе зачем?

- Ребята, а не могли бы вы его починить к вечеру. А то у нас ведь сегодня дискотека и без музыки, будет как-то скучно. Не находите?

На что оба кибернетика переглянулись и загадочно улыбнулись друг другу.

- Хорошо. Починить – починим, но сам понимаешь – это работа трудоемкая, сложная, времязатратная, - туманно сказал Шурик, явно на что-то намекая. До меня вдруг дошло. Они хотят, чтобы их умаслили, тогда и за работу примутся. Ну вымогатели, дождетесь вы у меня.

- Что вы хотите? – прямо спросил я.

Я подумал сначала, что они захотят денег или что-нибудь из моих вещей, типа мобильного телефона. Но все оказалось куда проще.

- Принесешь нам кулек конфет, тогда починим, - ответил Шурик.

- Каждому, - добавил Сыроежкин, снимая крышку с головы робота и начиная ковыряться в его электронном «мозге».

Я было хотел рыпнуться, мол, а не слипнется у вас одно место господа товарищи? Но немного поразмыслив, решил, что раздобыть конфет будет куда проще, чем если бы они захотели, разлучить меня с сотовым. Без него бы я вообще во времени потерялся. Так что ничего не поделаешь, придется искать конфеты для этих двоих местных вини-пуха и карлсона без пропеллера. Иначе без диджейского пульта мне мою идею не осуществить. И бросив прощальный взгляд на робототехников и их творение, я вышел из здания кружков. На мгновение мне показалось, что этот недоделанный робот кого-то напоминал. Кого-то очень знакомого, но быстро отмахнувшись от этой мысли я направился на поиски конфет. Выйдя из кружка кибернетики, вдалеке я заметил Ульянку, которая постоянно озиралась по сторонам и двигалась, как-то странно – зигзагами. Наверное свиснула уже что-нибудь, вот и прячется, чтобы никто не засек. Я быстрым шагом догнал эту рыжую бестию и молча положил руку ей на плечо. От этого Ульянка резко развернулась и двинула мне коленом между ног. Отчего я только ойкнул и скрючившись упал на землю.

- Ой прости, пожалуйста. Я не хотела, - начала извиняться она. – Тебе очень больно?

- Нет, все нормально. Даже немного приятно, - прохрипел я, постепенно приходя в себя. – Только давай в следующий раз ты сначала будешь спрашивать, а потом бить, хорошо?

- А зачем ты меня напугал?! - возмутилась она, пытаясь меня поднять. Но не удержавшись сама плюхнулась прямо на меня. А она тяжелее, чем выглядит.

- Слезь с меня, пожалуйста. А то уже дышать нечем, - прохрипел я.

Ульянка быстро вскочила на ноги, после чего я сам с трудом поднялся и сел на ближайшую лавочку, чтобы прийти в чувство. Какая же у нее все-таки маленькая, но чрезвычайно твердая коленка. У меня буквально вся жизнь перед глазами пролетела. Немного отдышавшись я спросил, то что хотел до ее «защитной реакции».

- От кого прячешься? Свистнула, уже наверное, что-нибудь?

- Ничего я не свистнула, - скорчила недовольную мину она. – Делать мне больше что ли?

- Руки покажи, – попросил я.

- Пожалуйста, - выставила она вперед раскрытые ладони. И тут я заметил - в ней что-то резко изменилось.

- А это что? - указал я на живот Ульянки, которого еще вчера не было. Да и футболка у нее в шорты заправлена. Не спроста это.    

- Ничего, - ответила она, словно не понимая о чем речь. – Может я поправилась? Может, тут кормить стали лучше, вот я и прошу двойную порцию?

- Да ну? Двойную порцию чего? Конфет? – я резко дернул ее за низ рубашки, отчего из-под нее действительно посыпались конфеты, всех вкусов и цветов. От ирисок, до шоколадных.

- Ты что наделал?! – возмутилась она, пнув меня по ноге, после чего принялась собирать честно награбленное. – Давай теперь помогай собирать, пока никто не видит.

- Нет уж. Я лучше сейчас всем об этом случае расскажу. И начну с вожатой, например, в первую очередь, – брехал я. Конечно, никому я ничего рассказывать не буду, потому как ябедничать не в моих правилах. Просто, таким образом, я хотел заполучить немного конфет, для друзей кибернетиков.

- Блефуешь? – не поверила она.

- А вот и нет, - ответил я.

- А вот и да! – крикнула в ответ она.

- А вот и нет!

- А вот и… - хотела было она продолжить эту бессмысленную перепалку, но я вовремя прикрыл ей рот и усадил с собою рядом, чтобы загородить то, что она еще не успела собрать. И как раз вовремя, потому как в этот момент мимо нас шла Ольга Дмитриевна. Заметив нас вместе, она остановилась.

- О, а почему вы еще не на обеде? Сигнал же прозвучал минут пять назад? – поинтересовалась она.

- Уже бежим Ольга Дмитриевна, - заверил ее я. – Сейчас только Ульянкину коллекцию насекомых пополним.

И хоть я понял, что в этот бред вожатая нам не поверила, виду она при этом не подала.

- Насекомых, значит? – произнесла она, загадочно улыбнувшись. – Ну ладно собирайте, только быстро. Пока все не разбежались, - после чего она снова направилась в сторону столовой.

Как только она скрылась из виду, я облегченно выдохнул и отпустил Ульяну.

- Фуф! Чуть не спалились, - сказал я, обмахиваясь то ли от жары, то ли от чрезмерного выброса адреналина в кровь. – Мой тебе совет на будущее, ты или заканчивай таскать, все что плохо лежит, либо прячь это получше, чтобы никто не нашел. Но лучше, конечно вообще так не делать.

На что Ульяна кивнула, а после крепко обняла меня и расплакалась.

- Спасибо, что не сдал. Я ведь и так у Ольги Дмитриевной на не очень хорошем счету. А если бы еще и это всплыло, тогда бы меня в карцер заперли до конца смены, - говорила она сквозь слезы.

- Ну я ведь не ябеда какой-нибудь и все понимаю. Сам ведь был в твоем возрасте не так давно, – сказал я, поглаживая ее по голове. – Ну ладно. Кончаем эту мыльную оперу, нам еще конфеты на место возвращать.

- А можно я хотя бы чуть-чуть себе оставлю? – взмолилась Ульяна.

- Хорошо, тогда и я возьму немного из общей кучи, потому как мне для дела нужно. Только, тсс, никому об этом не гу-гу. Ясно? – шепотом спросил я.

На что Ульянка молча показала, что будет держать рот на замке. После чего быстро собрав оставшиеся конфеты в пакет, мы направились в сторону столовой, на обед. И что самое интересное, теперь мне казалось, что за мной следят уже два таинственных пионера. Может у меня не только разыгралось воображение, но еще и в глазах двоится начало? Нет, определенно стоит сегодня забежать в медпункт и принять, что-нибудь успокоительного. Возможно это все от нервов, переволновался должно быть, вот мне всякое и мерещится.

На обеде мне досталось место, как раз рядом с Шуриком и Электроником, так что еду пришлось брать самому. В этот раз на обед давали куриный суп с лапшой, салат с капустой и горохом, пюре с сосиской и компот с печеньем (правда одним, но это лучше чем вообще ничего). Прямо как в ресторане (правда не знаю, компоты в ресторанах подают?).

- Вот здесь все, что вы просили, - заговорчески шепотом сказал я на ухо Электронику, представляя себя гангстером, на сделке с враждебной группировкой. Только телохранителей с обеих сторон не хватает, для антуража.

- Спасибо, ты настоящий друг и товарищ, - в том же тоне ответил он.

- С починкой пульта мы почти закончили, после линейки можешь зайти проверить, - в том же тоне дополнил Шурик.

- Спасибо, - ответил я и продолжил есть молча.

Наверное, если бы кто видел эту картину со стороны, подумал, что мы замышляем не больше ни меньше взрыв нейтронной бомбы прямо на главной площади лагеря. От этой картины я слегка хихикнул, а после снова принялся с серьезным видом есть сосиску, запивая компотом. Печенье я решил забрать с собой. Может на полдник съем, или птичек покормлю.  

Закончив есть и отстояв линейку, я вместе с Шуриком и Электроником заперлись в зданий кружков, чтобы нам никто не мешал тестировать «воскрешенный» диджейский пульт. И когда удалось его более менее настроить, я посветил ребят-кибернетиков насчет своих планов на сегодняшнюю дискотеку.

- То есть, как это ты хочешь исполнять свои песни? – не понял меня Шурик. – А чем тебе не нравятся наши – советские?

- Ну вообще-то это будут не совсем мои песни, а кавер-версии довольно известных композиции, - стал отстаивать свою правоту я. – А во-вторых вам не кажется, что песни, которые у вас есть… немного скучные? Ведь молодежи вроде нас хочется, что-то новенького и свежего, разве нет?

- Может быть, ты и прав но… - с сомнением протянул Электроник, почесав в затылке. – Репертуар не мы выбираем и соответственно не нам его менять.

- А кто выбирает? – поинтересовался я.

- Ну, ясно кто – вожатая наша – Ольга Дмитриевна, - доходчиво объяснил Шурик.

- Тогда волноваться не о чем. Вожатую я  убедить сумею, - заверил их я. 

Уговорить Ольгу все же получилось но не сразу, а после получаса доказательств того, что нужно везде вносить, что-то новое и то, что времена меняются, а значит и все мы должны меняться. После этого Ольга сдалась и согласилась на то, чтобы я занялся подготовкой к дискотеке и исполнил на ней пару кавер-версий известных мне хитов (правда они станут популярны только с середины 90-х, но я думаю, что пространственно-временной континуум это переживет и его не станет рвать на части от того, что я чуточку напортачу в прошлом). И вот, получив разрешение от «начальства», я со спокойной совестью решил сходить немного поваляться на пляже, а после чего пойти репетировать (хотя я вспомнил, что проделывал подобную «аферу» уже ни один раз и тогда все получалось просто великолепно). Так что, я со спокойной душой, сходил в домик к вожатой и быстро переоделся, пока той там не было. Затем пошел на пляж, где уже была добрая половина лагеря, и прилег на полотенце, прикрыв лицо подобием бейсболки, решив немного позагорать. Плавать не хотелось, да я особо и не умел. Так что солнечные ванны, то, что нужно для таких как я. Однако и тут мне отдохнуть спокойно не дали. Неожиданно прилетело по лбу чем-то мягким, но довольно плотным. Я недовольно сел и посмотрел в сторону откуда взялся этот злосчастный снаряд, коим оказался разноцветный надувной мяч. Взгляд тут же упал в сторону Алисы и Ульяны, которые что-то искали, при этом не переставая ругаться друг с другом. Я невольно улыбнулся. Так вот откуда «ноги растут»? Взяв мячик я направился в сторону двоих спорщиц.

- Малявка косая! – кричала на нее Алиса. – Ты даже мяч в два раза больше твоей тупой башки поймать не можешь!

- Сама ты косая, дылда стоеросовая! Сначала подавать нормально научись, а потом играть лезь! - кричала ей в ответ Ульяна.

Когда же аргументы у Алисы кончились, и она стала закипать, словно чайник на плите, мне пришлось вмешаться, пока дело не дошло до рукоприкладства.

- Привет девчонки, потеряли что? – вежливо начал я, пряча мячик за спиной.

- Да, только не мы, а она – мелочь криворукая, - продолжала возмущаться Алиса.

- Что? – возмутилась Ульяна. – На себя посмотри ты…

- Мне кажется  я нашел, то что вы ищите, - вовремя остановил их бесконечную ссору я. После чего вытащил из-за спины их пропажу.

- Спасибо, Дима тебе большое, - искренне произнесли они одновременно, после чего собрались продолжить игру, но у меня вдруг появилась очередная идея, насчет сегодняшнего концерта – поставить Алисино соло на гитаре перед началом моего выхода.

- А что мне за это будет? - поинтересовалась она.

- Ничего, - честно ответил я.

- Ну, так не интересно, - протянула она, после чего загадочно сверкнула глазами. – Придумала! Давай, тогда поспорим… - при слове «поспорим» нахлынули воспоминания: ведь именно после нашего с Алисой спора у меня и начинались крутиться с ней романы. Которые либо, заканчивались ничем. Либо я встречал ее в реальном мире, но потом мы все равно расставались, потому как я садился в этот злосчастный автобус и снова попадал в «Совенок». Также было и с Ульянкой, Леной, Славяной, Машей (Мику) и Женей. И каждый раз конец у всех этих историй, вне зависимости от моих действий, был один - я садился в автобус и снова попадал в лагерь. Ну за исключением расставания с Леной, потому как ее утрату я переносил довольно тяжело и оказывался в автобусе сразу из своей квартиры. Хотя откуда мне знать, что все это не сны или не очередные шутки какого-то высшего разума, которому просто стало безумно скучно и он решил таким образом поиграть с моей жизнью? Только непонятно почему он выбрал именно меня и это место и время? Не мог к примеру поместить меня на космическую станцию или же на дикий запад? А может быть те романы с девочками крутил вовсе не я? Ну, то есть как бы и я, только другой «я». Не правильный. Не такой. – Алло! Ты меня слышишь вообще? – Алиса помахала у меня перед носом руками, возвращая к реальности (хотя насколько это место и его обитатели, являются реальными?). – Ну так что – будешь спорить или опять, сдрейфишь?

- Не буду, - отрезал я. – Не хочешь выступать – ну и не надо. Другую кандидатуру найду. Вон Маш… то есть Мику, например.

- Ее, что ли? – фыркнула Алиса указывая в сторону Мику (она же в моем мире Маша), которая лепила замок из песка, при этом, что-то весело напевая себе под нос. – Да у нее  ведь ни слуха ни голоса. Только и умеет что из себя популярную певицу изображать. А как до реальных песен доходит, так все собаки в округе выть начина... Эй, ты куда пошел? А-ну вернись! Мы с тобой еще не закончили! – кричала она мне в след, но я уже не слушал, так как направился дальше загорать, потому как если бы я подошел сейчас к Мику и заговорил с ней, то это бы послужило развитию дальнейших отношений, а мне это сейчас не надо. Может на следующем витке у нас с ней опять что-нибудь получиться, хоть потом все повториться по новой: я снова попаду сюда и обо мне тут никто и ничего не будет помнить. Такова моя новая судьба в этом до безумия нормальном и повторяющимся мире. Другое дело была Ольга. Она не такая как все. Временами мне даже казалось, что она еще более настоящая чем я. Может быть она такая же путешественница, потерявшаяся во времени и пространстве? Только постоянно забывает об этом, как и я забывал до пятидесятого раза. Потом память начала прояснятся и я вспомнил сколько раз попадал в одно и тоже место, с одними и теми же похожими на пионеров пустыми оболочками со стандартными фразами, даже без собственной воли. Словно, тот самый великий разум и дергает их за ниточки, и что-то нашептывает им в уши, заставляя выполнять его зловещие приказы, а может…

- Ну, что? Как успехи? К дискотеке все готово? - вывела меня из рассуждений Ольга, загородив собою солнце.

- Сейчас начнем подготовку, - честно сказал я, вставая и забирая полотенце, на котором лежал. – Времени – то еще «вагон». Во сколько дискотека должна быть?

- Часов в девять вечера, - вспоминая, произнесла Ольга. – Но к этому времени уже все должно быть готово, подключено и работать. Ты, Электроник и Шурик втроем справитесь?

- Обижаешь… то есть обижаете, - оговорился я, за что был одарен ее укоризненным взглядом. – Все будет в лучшем виде.

- Вот и славно. Потому как по организации дискотеки, ты главный. И если, что пойдет не так «шишки» ты будешь получать больше других, - напомнила она.

- Все будет так как и должно быть, - клятвенно заверил ее я.

Отчего Ольга молча улыбнулась и пожелав удачи, пошла дальше воспитывать Ульяну с Алисой, которые как раз помирились, успели одного пионера в песке по шею закопать и теперь водили вокруг него хоровод. Интересно, неужели вожатая не понимает, что педагогика в данном случае бессильна? Или же ей просто нравиться кричать, на всех кто себя плохо ведет? Тогда это уже не процесс воспитания, а чистый мазохизм называется.

Признаться честно, на подготовку дискотеки, мы потратили немного больше времени, чем я рассчитывал. Даже еле на ужин успели, хоть и после него, нужно было кое-что доделать. Так сказать последний марафет навести. И вот когда настал час Х, мы втроем, включая Ольгу безумно волновались, как пионеры воспримут новый способ ведения подобных мероприятий.

- Ну когда уже начало? – канючила Ульянка. – Я танцевать хочу.

- Потерпи еще немного, - попросила ее Славя. – Сейчас там все настроят, будет музыка и мы все пойдем танцевать.

- Скорей бы. А то тут скука смертная, - зевала Алиса. – Еще немного и я свалю «домой». Книжку почитать, и то веселее будет.

- А может у них, что случилось и аппаратура просто сломалась? – взволнованно спросила Лена.

Когда же за диджейским пультом появился я, то все, поняв, что дискотека состоится, вяло начали хлопать. Но после первых аккордов и непонятных слов «моей песни», все пионеры на площади замерли, как вкопанные и не двигались с мест. Еще чуть-чуть и это был бы мой самый эпичный провал, за все путешествия в лагерь. Но ситуацию, как и в прошлые разы, спасла Ульянка. Она выбежала на свободное пространство и стала «отжигать» «на полную катушку». В результате чего  к ней присоединилось немного других пионеров, после чего еще немного, и так пока все присутствующие на площади не начали двигаться в такт музыке, при этом стараясь даже подпевать не зная слов (или зная?). Потом была еще одна песня, хоть и немного похожая на первую, но толпе походу было уже не принципиально подо что плясать. И когда отыграла заключительная песня, вся площадь просто «взорвалась» овациями и криками «Браво! Бис!». Пришлось исполнить еще одну песню для всех желающих, только на этот раз медленную, дабы успокоить голос. Элетроник с Шуриком вызвались аккомпанировать на элетро и бас гитарах. В итоге получилось неплохо. Даже Ульянка, нашла с кем станцевать медленный танец (наверное с тем самым Витькой Смирновым, которого она толкнула вчера на футболе). Только одна Ольга сначала мялась в уголке, а после быстро успела ускользнуть. Ей, что же не понравилось мое выступление? Или она просто очень устала и решила раньше лечь спать? Внезапно на меня тоже такая вдруг усталость накатила (и не удивительно без малого час или полтора на сцене петь, прыгать и плясать), что захотелось просто взять и уйти по-английсски, то есть не прощаясь. Что я собственно говоря и сделал. И пусть мои новые фанаты и фанатки не обижаются, что я с каждым из них не потанцевал и не провел автограф-сессию, но у меня больше не было сил. Я чувствовал себя словно выжатый лимон. Поэтому кое-как доползя до домика Ольги Дмитриевны, я хотел только одно – спать. Однако, заметив Ольгу сидящую в гамаке, смотрящей на звезды и гладящей Степашку у себя на руках, усталость немного отступила, и захотелось просто присесть рядом и также разглядывать ночное небо. Заметив меня Оля улыбнулась.

- Привет местной знаменитости, - то ли в шутку, а то ли всерьез, сказала она.

- Да, какая я знаменитость, - отмахнулся я. – Так, просто очередной звездный пшик, которого через пару месяцев и не вспомнит даже как зовут.

- Но сейчас ты имеешь полное право гордиться, проделанной работой, - похвалила она меня.

- Спасибо, но без помощи наших кибернетиков я бы и не справился, - честно признал я. – Так что, большая часть нашего успеха принадлежит им.

- Ты очень скромный и это несомненный плюс тебе, как образцовому… человеку, - осеклась она, хотя сказать «пионеру», и немного погрустнела. – Если хочешь, иди спать, я еще немного посижу и тоже пойду.

- Да я сам собственно не прочь посидеть и подышать свежим ночным воздухом, - сказал я, присаживаясь на ступеньки крыльца домика.

После повисло недолгое молчание. Слышалось только стрекотание сверчков (или цикад?), а также далекое уханье совы, которая проснувшись, решила поохотиться на местных мелких грызунов, чтобы подкрепиться самой или же накормить птенцов.

- А здесь и правда хорошо. Я имею в виду в лагере и природу всю эту. Как считаешь? – прервала это неловкое молчание вожатая.

- Да… здесь довольно мило, - не сразу нашел, что ответил я. – Совсем не похоже на место откуда я родом. То есть на мой мир или реальность. Здесь все такое… нормальное, что ли? Какое-то родное. Тут и воздух чище, и трава сочнее, и звезды ярче. В городе такой красоты ночью не увидишь.

- А твой мир – какой он? – поинтересовалась она, посмотрев на меня.

- Ну как сказать, - задумчиво начал я. – В общем, он такой же, как и этот, только немного старше. Лет на двадцать. А так, в принципе ничего особо не изменилось. Разве, что люди стали немного мрачнее и не доверчивее друг к другу.

- Ну, как же, «такой же»? - улыбнулась она. – А твой загадочный телефон без проводов? Это разве не прорыв в технологиях?

- Признаться честно, сотовые есть и в этом времени, - сказал я. – Только сегодня они пока словно телефонные станции, поэтому их возят в багажнике машины, да и ловят они далеко не отовсюду.

- Кого ловят? – не поняла вожатая.

- Позвонить откуда угодно пока не получится, потому как телефонных вышек в мире, пока очень мало, - доходчиво разжевал я. – Но через двадцать лет, почти у каждого жителя России будет подобный аппарат.

- Понятно, - грустно вздохнула она, отпуская кролика на землю. – А то, что ты рассказывал о будущем нашего лагеря и страны в целом, тоже, правда?

- Да, - коротко ответил я.

- То есть ничего уже нельзя изменить и все к чему шла наша страна целых семьдесят лет рассыплется, как карточный домик? – обреченно спросила она.

- К сожалению да. Но ты не переживай. Вскоре все действительно образуется и мы все будем жить еще лучше, - успокоил ее я. На что Ольга снова улыбнулась и подсела ко мне.

- Расскажи о себе, - попросила она. – Кто ты, чем занимаешься, кто твои родители? – поинтересовалась она, осыпая меня вопросами, словно из рога изобилия.

- С чего бы начать? - задумался я. – Родился, учился, работал, бездельничал, после попал сюда. Родители, тоже ничего необычного: отец – врач-офтальмолог, мама – учитель русского языка и литературы.. В общем нормальная среднестатистическая российская семья. Ничего особенного.

- Такое впечатление, что до лагеря у тебя нормальной жизни не было, - с толикой сочувствия сказала она. Степаша же сидел у ног Ольги и сосредоточенно чесал себя за ухом, словно пытаясь избавиться от назойливой блохи. Может ему противоблошиный ошейник надеть? На нас же эти паразиты тоже садятся.

- В какой-то мере может ты и права, - задумавшись ответил я. – Ведь раньше я думал, что всего лишь крохотная песчинка, во Вселенной. И мое присутствие или отсутствие мало кто заметит, да и вообще я мало кому интересен. Теперь же, общаясь с реальными людьми, я начинаю понимать, что мир намного больше, чем самый объемный дисковый накопитель. И, что все, что нас окружает, нельзя оцифровать.

- Я по правде, мало что поняла, - призналась вожатая, вставая со ступенек. – Но ты это говорил искренне, а значит от души. И это еще раз подтверждает, что ты хороший человек, только не знаешь себе цену. Хватит на сегодня разговоров, пора и спать. А то завтра еще куча дел: нужно книжки в библиотеке от пыли протереть; после дискотеки прибраться; да и просто заняться общественно-полезными занятиями.

- А я думал, что мы все сюда отдыхать приехали, а не работать, - грустно вздохнул я, беря Степашу на руки.

- Правильно. А самый лучший отдых – это смена вида деятельности, - важно произнесла она. – Но ты можешь заняться завтра чем-то одним. Я разрешаю.

- Тогда можно я завтра весь день проваляюсь в постели? – в шутку спросил я, отчего Ольга засмеялась.

- Ладно шутник. Спокойной ночи, – сказала она и зашла в домик.

Я же решил немного подождать, пока она переоденется и ляжет спать, а после нее и я следом. Поэтому я, решил пока отнести кролика в новый кроличий дом-конуру, и нарвать ему свежей травки. Однако, пока этим занимался, появилось ощущение что кто-то за мной наблюдает. Хотя, может это от переутомления. А ну-ка, часа два по сцене петь, прыгать и плясать, да притом бесплатно. Сомневаюсь, что кто-нибудь еще на такое согласился бы. Внезапно Вселенская усталость вмиг вернулась, причем с утроенной силой. Словно из меня выжали все соки, после чего пропустили через мясорубку и пытались выжать все что еще осталось. Поэтому, постелив кролику свежесорваную траву, я кое-как дополз до своей кровати, чуть не рухнув на пол с порога, и не разуваясь бухнулся на кровать. Конечно, завтра получу нагоняй от Ольги, что опять полез на кровать в обуви. Только это будет завтра, а сейчас очень хотелось спать. И уже погружаясь в сон, я услышал странный стук по крыши домика.

- Наверное, просто птица, какая-то, - сонно произнес сам себе я. – Ладно, завтра разберемся, – и повернувшись на другой бок я тут же «провалился» в глубокий сон.   

День третий

Сегодня привычной и отчего уже близкой мне незнакомки являющейся из луча света во сне, видно не было. Зато я ощущал что у меня словно выросли крылья и я лечу: вот взлетаю высоко в небо, над всем лагерем с его пионерами и лечу куда-то далеко; мимо меня проносятся деревни и крупные города, реки, моря, горы и леса. Но мне всего этого оказалось мало и я решил подняться еще выше, ближе к солнцу. И не рассчитал: приблизился слишком близко, отчего опалил свои крылья и начал стремительно падать. «Вот и все» - подумал я про себя, - «отлетался.  Но может хоть так мне удастся наконец обрести настоящую свободу?». За этими мыслями я и не заметил, как с огромной скоростью врезался в землю, а после наступила тьма. И в ней неожиданно отчетливо прозвучало:

- Это ты во всем виноват!!! Ты причина всему!!! Это все из-за тебя!!! – яростно кричал мне, таинственный, но в тоже время чем-то очень знакомый голос (а может и целый хор голосов).

- В чем же я виноват! – пытался перекричать голос я, если это вообще было возможным, потому как мне уже стало казаться, что тот исходил отовсюду, только теперь он  или они просто истошно кричали пытаясь разорвать мои барабанные перепонки. А в данной ситуации, мне и уши прикрыть не чем. Хотя есть ли они у меня еще – уши? И когда внезапно наступила тишина я предположил, что попросту оглох и ничего больше не слышу. Но неожиданно из темноты прозвучала знакомая мелодия из моего далекого прошлого, которую я, когда-то поставил… на звонок своего сотового телефона! Но этого просто не может быть! Он же здесь не работает….

Я вскочил в холодном поту, жадно хватая ртом воздух. Сердце бешено стучало, в висках словно молот бил по наковальне. Какого черта? Что это вообще было? Кошмар? Да, наверняка это был всего лишь кошмар, ничего особенного. Не стоит придавать этому особого значения. Я посмотрел на мирно спящую Ольгу, после чего глянул на дисплей телефона. Часы показали два ночи. Но что-то еще мне показалось странным в дисплее телефона. Словно что-то изменилось. Я посмотрел на него еще раз и чуть челюсть на пол не уронил: на экране ярко светились два непринятых входящих вызова. Значит это был сон лишь отчасти и телефон действительно звонил. Но понять, кто это был, не представлялось возможным, так как номер был скрытым. Неожиданно прозвучал сигнал о приеме нового сообщения, от которого я вздрогнул. Но после трясущимися руками нажал на кнопку телефона и решил прочитать новое входящее смс. Сообщение гласило: «Выходи на задний двор. Поговорить нужно». Номер с которого было послано сообщение тоже был скрытым. И наверное глупо было с моей стороны вот так взять и поверить смс от незнакомца. Хотя мне отчего-то казалось, что если я не пойду, то потом сильно пожалею об этом. Но как только открыл входную дверь домика вожатой, то был удивлен еще сильнее… потому как на улице шел проливной ливень. Так вот, что я слышал перед тем как уснуть: это была не птица и не зверь, а первые капли дождя. Но насколько я помню, тут дождей вообще не бывает. Всегда солнечно и ясно. Может дождь мне тоже сниться, как и все остальное? Однако высунув голову наружу, я в одно мгновение вымок до нитки. Да, дождик был определенно настоящим. И совсем не теплым летним, а ледяным осенним. Но какой-то дождь не остановит меня в поисках ответов. Поэтому завернувшись в пару мусорных пакетов, чтобы не промокнуть до нитки, я шагнул наружу и завернул к заднему дворику дома. А дождь, тем временем, только усиливался, как бы останавливая меня, мол, не ходи туда. Пойдешь и смерть. Причем окончательная: без повторов и без вторых шансов. И либо я уже отморозил себе жизненно важные участки мозга, либо притупился инстинкт самосохранения, но ноги сами шли к месту встречи назначенному в смс сообщении. Зайдя на задний двор я увидел, что какой-то пионер вытащил из домика за уши Степашку и пристально его рассматривал. И как ни странно кролик даже не пытался вырваться. Он как загипнотизированный смотрел прямо на своего мучителя, словно на удава. Будто бы он знал этого таинственного пионера. Причем лица незваного гостя, рассмотреть не получалось – было слишком темно. И только я собрался заступиться за несчастного кролика, как незнакомец аккуратно положил его на место (при этом почесав за ухом), после чего обратился ко мне.

- А ты не такой пунктуальный, каким был раньше, - сказал тот с укором. – Я ведь тебе уже два раза звонил. Ты хоть знаешь, сколько стоит одна минута звонка из другой реальности в эту? Неприлично дорого.

- Кто ты и что тебе нужно? – твердо спросил незнакомца я.

- Ты сам прекрасно это знаешь, - философски изрек таинственный пионер. И только сейчас я заметил, что хоть он и одет в легкую летнюю форму, дождь проходит сквозь него, отчего незнакомец оставался совершенно сухим. Ничего не понимаю, мистика какая-то.

- Ну а ты напомни. А-то у меня последнее время проблемы с памятью, - дерзко ответил я. Отчего незнакомец многозначительно хмыкнул, а после в одно мгновение оказался прямо передо мной, хотя расстояние между нами было шагов десять. И как он так быстро двигаться? При более близком рассмотрении лица незнакомца, я чуть не закричал от охватившего меня ужаса: передо мной стоял… я сам. Только этот «я» выглядел немного старше, осунувшимся и со взглядом маньяка-убийцы.

- Но… как… что, - пытался подобрать слова я.

- «Что, что», - перекривил меня «клон». – Чего замер, словно приведение увидел?

- Да нет, скорей уж словно смотрюсь в зеркало, - ошеломленно произнес я. Потом немного успокоившись, спросил. – Но как такое возможно? Я что попал в свою «петлю времени»?

- Тут все немного сложнее простых теорий повторения событий, - философски изрек другой я. – Видишь ли, подобный мир в котором ты сейчас застрял - не единственный и может воспроизводить себя сам неограниченное количество раз. И то, что поначалу тебе казалось простым повторением, предыдущим твоим версиям кажется, что они попали сюда в первый раз. Понятно?

- В общих чертах, - задумчиво ответил я. После чего спросил. – Ты сказал «предыдущие версии меня», значит ты не один такой?

- Естественно, - расплылся в злобной ухмылке клон. – А ты, что же – думал что такой как ты один на миллион? Так должен тебя разочаровать. Нас уже даже не десятки, а около сотни таких как ты. Запертых в этой тюрьме-реальности.

- Сотни? – у меня от удивления челюсть упала, чуть ли не до пола. – И что же неужели никто не нашел еще выход отсюда?

- Было пару везунчиков, которым удалось вырваться, - честно признался другой я. – Только связаться с ними теперь нет никакой возможности.

- А по мобильнику звонить не пробовали. Они ведь, я думаю, у все вас совершенно идентичны, - поинтересовался я. Страх уже давно улетучился, но осталось некое чувство напряженности. Словно мой клон, что-то не договаривает.      

- Пробовали, а что толку – они либо трубку не берут, либо просто недоступны, - пояснил другой я.

- Печально это, - честно признался я. Вдруг мне стало очень холодно и сыро. Да уж, стоять с мокрыми ногами под проливным дождем, то еще удовольствие. Как бы, не заболеть от этого. – Ну что ж, приятно было познакомиться, будут еще какие новости, звони – номер ты знаешь.

- О, на твоем месте я бы так не спешил, - тихо сказал другой я, после чего схватил меня одной левой за горло и приподнял над землей.

Я отчаянно вырывался, но все бесполезно - он определенно был сильней меня.

- Отпусти, задушишь, - прохрипел я, пытаясь хоть как-то ослабить его хватку.

На что другой я, лишь злорадно рассмеялся.

- Знаешь с недавних пор, до меня дошло, почему никто из нас не может выбраться, - начал рассказывать свою план он.- Потому как нас стало слишком много и похоже что всех сразу данный мир не выпустит. Поэтому я и решил производить естественный отбор. Так сказать оставить только самых сильных и выносливых. Жаль, что ты в их число не вписываешься. Ты все такой же слюнтяй, как и тогда в самый свой первый раз появления здесь. Не можешь проявить силу, власть, показать этим марионеткам кто тут главный. Многие из нас между прочим уже давно забили на все эти проявления дружбы и любви и стали полноправными хозяевами своих миров. А таких рохлей и хлюпиков как ты, мы просто выводим как класс. Так что готовься встретить свою смерть. Окончательную и бесповоро… - договорить он не успел, потому как вначале послышалось уханье совы, а затем нам обоим в глаза ударил яркий свет, после чего другой я резко отпустил меня, отчего я упал и больно ударился лопаткой о землю. В глазах все еще было помутнение, а кислород горячими потоками поступал в легкие, при этом обжигая весь организм.

- Ну, я же тебе говорила – не связывайся с ними. Это опасно – а ты. А если бы я не успела помочь вовремя, что тогда? Э-эх… - послышался голос незнакомки из моих снов. Значит, я все еще сплю? Хотя мой клон душил меня вполне реально. После чего мне подали руку и я с трудом встал, чуть не падая снова. Так закружилась голова. Когда же все более-менее восстановилось, я увидел перед собой вполне обычную девушку, только одета она была в короткое платье из материала, напоминающего… перья. Вдобавок ко всему из особых примет у нее выделялись заостренные уши, как у ушастой совы. А так, ничем особо не примечательная особа: стройная, брюнетка, зеленоглазая, с приятными чертами лица. Заметив, что я ее рассматриваю со всех сторон девушка-птица немного смутилась. – Что? Я как-то не так выгляжу? – спросила она.

- Да нет, все так… просто, - думал, что сказать я. – Спасибо, что пришла на помощь. Если бы не ты, то этот тип меня бы уже придушил.

- Всегда пожалуйста, - кивнула она. – Только я тебя прошу, ради меня, будь в следующий раз поосторожней. А то ведь я могу и не успеть.

- Это ты! – неожиданно дошло до меня. – С ума сойти. Это правда ты!

- Ну да, я – это я, а ты – это ты, чего здесь такого необычного? – задумалась девушка-птица.

- Нет, ты не понимаешь. Ты и есть, та девушка, которую я вижу в своих снах, - разжевал ей я. – Только теперь ты здесь наяву рядом со мной, самая, что ни наесть реальная.

И радостно схватив ее за руку, я притянул дувушку-сову к себе и поцеловал. От такого спонтанного проявления чувств девушка слегка опешила, но после ответила на поцелуй. Так мы простояли еще минуты две, пока не разлепились друг от друга и крепко друг друга обняли.

- Знаешь, - начала она. – Я представляла нашу первую встречу в реальности несколько иначе.

- Признаться - я тоже, - ответил я. – Но иногда обстоятельства сильнее нас. Хотя я все равно рад, что ты сейчас здесь. Я всегда знал, что ты не плод моего воображения и что ты существуешь. Спасибо, еще раз за помощь.

- Разве я могла поступить иначе? Ты ведь для меня очень дорог, дурачок, - нежно произнесла она, прислоняясь лбом, к моему лбу и смотрела прямо в глаза.

- И ты мне очень дорога, - ответил я.

После того как порывы чувств немного успокоились я поинтересовался у своей спасительницы.

- А что ты с этим душителем сделала, отчего тот начал так кричать?

- Всего лишь натравила на него небольшой совиный отряд, отчего тень скрылся, поняв, что силы не равны - весело сказала она, хотя мне тут ничего смешного не показалось, а скорее даже стало немного жаль его. Как-никак он – это тоже я, только «слетевший с катушек». Таких лечить и перевоспитывать нужно, а не сов натравлять.

- А почему ты сказала, что он - «тень»? – поинтересовался я. – По мне, так он выглядел почти как я. Только, разве что, озлобленней.

- Тем не менее, он – не ты и даже не твоя копия, а всего лишь тень, из твоего прошлого, - сказала она. – Только обретшая форму и невиданную мощь.

- И он упоминал, что таких как он еще сотня, - вспоминал я. – И если они все так же сильны, как он, то идти в открытую атаку на них бесполезно.

- А отсиживаться здесь в ожидании чуда не имеет смысла, потому как с каждой новой сменой их будет все больше, – сообщила она.

- Значит, нужно как можно быстрее найти выход отсюда, - предложил я, а потом задумался. – А также остальных оповестить, что теперь здесь находиться опасно и нужно уходить.

Девушка-сова молча кивнула, хотя в ее глазах читалась великая печаль и грусть за все человечество. Прямо как у Лены. Интересно, она с ней не родня?

- Что случилось? – заботливо спросил я.

- Ничего, - вмиг вернула себе прежний настрой она. – Если, ты так решил, то пусть будет по-твоему.

- Только я сомневаюсь, что они нападут прямо сейчас, поэтому не легче ли дождаться утра, а потом… - говорил я уже в пустоту, так как девушка-птица исчезла, словно ее и не было. А может быть ничего этого, на самом деле ничего и не было и мне все это только снится? Внезапно обычный дождь, к которому я уже привык сменился градом, и я быстро схватил Степашку на руки и забежал в домик вожатой. Что-то с погодой сегодня явно не то творится. Раньше никогда такого не было.

- Все это добром не кончится, - задумчиво буркнул себе под нос, вытирая Степашку полотенцем, отчего тот издал звук, походивший на чихание. – Правду ведь говорю. Будь здоров, - пожелал я ему. Неожиданно довольно большая градина ударила о крышу домика, отчего Оля с перепугу проснулась.

- А? Что? Где? – спросонья тараторила она. После посмотрела в мою сторону и пробурчав что-то вроде, – и чего это тебе не спится? – улеглась на другой бок и захрапела. Я же слегка улыбнулся.

- Ну что Степаш? Сможем еще поспать, как ты думаешь? – спросил я у кролика, но тот уже крепко спал свернувшись калачиком у меня на подушке. Тогда я аккуратно передвинул его в сторону, лег рядом и закрыв глаза, также постарался уснуть, несмотря на то, что грохот по крыши усиливался. И перед тем как снова погрузиться в сон я подумал, о девушке-сове, с которой мы как-то неловко расстались. Нужно в следующий раз перед ней извиниться. Хотя я чувствовал, что теперь нескоро увижусь с ней даже во снах. Так что пока нужно полагаться только на свои силы.   

Говорят, что сны приходящие в предрассветные часы очень часто сбываются. Мне приснилось словно я съел ведро мороженного, после чего пошел кататься с ледяной горки на школьном портфеле, а после на спор лизнул на морозе водопроводную трубу. Интересно к чему все это? Однако, проснувшись я сначала не понял, что произошло: было очень холодно, и при этом изо рта валил пар. Вот это я уже реально не пойму, что происходит: сначала дождь, потом град, а сейчас лютый мороз. Может быть пока мы все спали полюса решили поменяться местами и юг стал севером? Мои раздумья прервал болезненный стон, а после жуткий кашель Ольги. Я быстро подбежал к ней и потрогал лоб на наличие температуры. Горячий. Даже очень. Похоже грипп. Еще я заметил одну странность: Степашка за ночь «сменил» свою летнюю серую шкурку, на белую – зимнюю. А это могло означать одно – в «Совенок» неожиданно пришла зима. И валящие за окном большие снежные хлопья еще раз доказывали мою теорию – с этим местом творится, что-то не то. Даже для такого донельзя нормального мира – это перебор. Интересно, а как у них тут с системой отопления? Она тут вообще есть? Какое отопление?! Сейчас главное лекарств для Ольги из медпункта достать. Потому как ей с каждой минутой может стать хуже. Выбежав на улицу в чем был, чуть не навернувшись на пороге, я понял что погорячился и вернулся переодеться в зимние вещи в которых все время приезжаю в лагерь. Никогда не знаешь, когда пригодятся. И вот, пожалуйста, пригодились. Хоть и ботинки у меня не были предназначены для ходьбы по льду, свою работу прекрасно выполняли – согревали ноги. Так что короткими шажками, мне все-таки удалось доползти до медпункта, после чего я начал сильно стучать в дверь руками и ногами, не боясь кого-либо разбудить (хотя после такой перемены в погоде, наверное, все уже давно проснулись и теперь пытаются согреться, кто, чем мог). К счастью мои потуги дали результат: дверь приоткрылась и из просвета показалась голова медсестры – Виолы.

- Здравствуй пионер, - сказала она каким-то загадочным тоном. – Не уж-то приболел и пришел на внеплановую вакцинацию от гриппа? Ну заходи – уколю. Мне как раз новое импортное лекарство только вчера привезли…

- Там… это… Вожатой плохо. Лежит в постели… стонет, бредит. Температура высокая. Помогите ей, пожалуйста, - с трудом подобрал слова я, чтобы не расплакаться от безысходности. На что Виола быстро накинула на больничный халат, полушубок и с медицинским чемоданом, заперев медпункт, широкими шагами направилась в сторону домика Ольги Дмитриевны. И все без лишних слов. Сразу видно – профессионал, своего дела.

Пока медсестра осматривала вожатую, меня попросили подождать на улице, вместе с кроликом, которого Виолета также расценивала, как источник инфекции. И вот стоя крыльце перед домом, с белым кроликом в руках, я нервно перетаптывался с ноги на ногу и повторял себе под нос: «Хоть бы Оля поправилась. Хоть бы с ней все было хорошо». В данной ситуации мне все стало совершенно не важно: эта странная и внезапная перемена погоды, весь этот лагерь с его распорядком, даже весь этот чертов мир. Для меня сейчас было самым главным, чтобы Ольга быстрее пошла на поправку. Неожиданно зазвучал сигнал к завтраку и все пионеры, одетые только в летний вариант формы, мелкими перебежками, направились в столовую, изредка зыркая в мою сторону и молча завидовали, что не взяли с собой теплых вещей. Мимо меня также пробежали Алиса с Ульяной, попеременно клацая зубами от холода, затем Лена, предусмотрительно замотавшись в пуховый платок, взявшейся у нее неизвестно откуда. За ними осторожно держась за все подряд, скользила Мику. Ну и замыкала шествие Славя, которая для тепла полностью замоталась в теплое одеяло. Заметив меня на крыльце она решила на секунду ко мне подойти.

- П-привет. К-как т-то х-холодно с-сегодня, не нах-ходишь? – поинтересовалась она.

- Нахожу, - признал я. – Наверное, климат начинает меняться, поэтому погоду и лихорадит, то дождь, то град, то снег.

- Но н-не в июле же месяце! - возмущенно выпалила Славя не пойми кому. После чего поинтересовалась. – А ты чего на завтрак не идешь?

- Я попозже. Сейчас Виола осмотр Ольги Дмитриевне проведет. Может быть помощь потребуется. Чтобы я рядом был, - честно признался я.

- Что с ней? Она заболела? – шокировано спросила помощница вожатой.

- Да. И похоже гриппом, - сообщил я, и на глаза вновь предательски навернулись слезы. Нет, из-за меня не должны страдать другие. Это ведь я причина всему, мне и отвечать. Не нужно впутывать сюда других. Особенно Ольгу. Славя, ободрительно положила руку мне на плечо.

- Я тоже готова помочь чем скажите, потому как для меня Ольга Дмитриевна, давно уже не просто вожатая, а словно еще один родной человек, - сказала Славя улыбаясь.

Я же вытер слезы перчаткой и не заметил, как Степашка вырвался у меня из рук и просто плюхнулся вниз, застряв головой в сугробе.

- Кто это у тебя там? – поинтересовалась Славяна, показывая на торчащие из снега кроличьи лапы. На что я вытащил Степашу на волю и показал его Слави поближе.

- Ой, какой хорошенький, - радостно произнесла она. – Такой беленький и пушистенький. И где ты его взял?

- Если честно – он сам меня нашел, когда… - начал рассказывать я, но в это время из домика вожатой вышла медсестра и я со Славей ринулись к ней с расспросами.

- С ней все хорошо? – почти вместе произнесли я и Славя.

- Не беспокойтесь. Одно могу сказать точно – это не грипп, а обычное ОРЗ. Я ей как раз успокоительного вколола. Пусть часик поспит, - стала рассказывать медсестра. – А вы двое, марш на завтрак. А то ничего не достанется.

Вдруг произошло нечто совсем из ряда вон выходящее: выглянувшее яркое солнце, за считанные минуты  растопило снег и на улице снова воцарилась жаркая летняя погода.

- Ничего не понимаю, - честно призналась медсестра. – Только что ведь была зима, а теперь бум! И снова лето!

- Да уж, - задумчиво произнесла Славя. – И, правда, сплошная мистика.

- И не говорите, - согласился я, после чего посмотрел на телефон, на экране которого всплыло еще одно смс. И отойдя в сторону, я открыл его и прочитал: «вы заплатите, за то, что со мной сделали, уроды. Вы оба заплатите. Ты и твоя пернатая подружка. Вы еще пожалеете, что связались с нами». Похоже это смс от моего неудачливого душителя. И то, что он выжил после нападения сов – это хорошо. А то, что теперь он жаждет отмщения – это очень плохо. Нужно срочно найти девушку-сову, чтобы предупредить ее об опасности. Ведь по большому счету это она из-за меня себе приключений нажила на пятую точку.

- О чем думаешь? – поинтересовался знакомый девичий голосок. Я поднял глаза и увидел незнакомую мне пионерку лет шестнадцати, с длинными каштановыми въюшимися волосами и пилоткой на макушке (и как это ей не жарко в ней в такую погоду)  Хотя если приглядеться она была очень похожа на незнакомку из моих снов. Только забавных ушек не хватало и платья из перьев. Хотя чем черт не шутит, можно и напрямую спросить.

- Это тоже ты? – спросил я, не надеясь на вразумительный ответ. Но девушка кротко кивнула и приподняв пилотку показала смешные совиные ушки, покрытые перьями.

- Маскировка, - подмигнула она мне. – Чтобы незаметно влиться в ваши пионерские ряды.

- Но зачем тебе это? – пытался понять я.

- Чтобы быть ближе к тебе, - честно призналась она улыбнувшись. – Вдруг ты еще раз с тенью столкнешься. Вдвоем у нас хоть какой-то шанс будет.

- И только лишь из-за этого? – не поверил я.

На что девушка насупилась и уставилась под ноги.

- Ну и еще потому, что ты мне не безразличен. И мне очень грустно, когда тебя нет рядом, - сказала она в ответ.

- А мне казалось, что совы днем спят? – засмеялся я.

- Но я ведь не совсем сова, а лишь на половину, - засмеялась в ответ она.

- Слушай, я все хотел у тебя спросить, а как тебя зовут? – поинтересовался я.

- Не помню, - пожала плечами она. – Может раньше как-то звали. Теперь не знаю. Хотя помниться имя начиналось как-то на «Д»… или вроде того.

- Тогда можно я буду звать тебя Дашей? Потому как ты мою одноклассницу напоминаешь, – попросил я.

- Конечно можно, - ласково  проворковала (или можно сказать даже проухала) она и взяла меня за руку, но тут же отпустила и робко уставилось под ноги, так как к нам подошла Славя.

- Ты на завтрак идешь или решил поголодать? – поинтересовалась она. Заметив Дашу, как-то подозрительно улыбнулась. – Привет, – дружелюбно сказала она ей. – Новенькая здесь? Я тебя раньше не видела. Я – Славя, помощница вожатой. Ольги Дмитриевны.

- Даша, - они пожали руку в знак знакомства. – А здесь я уже давно. Еще на прошлой неделе приехала и до конца месяца.

Помощница вожатой снова улыбнулась, только в ее взгляде проскользнуло, что она не очень нам поверила. Только не подала виду. Сразу видно - сама пунктуальность.

- Как там, кстати, Ольга Дмитриевна? – поинтересовался я скорее из сочувствия, нежели просто для перевода темы.

- Уже намного лучше. Про тебя спрашивала. Я сказала, что ты к ней после завтрака зайдешь, - пояснила она.

- Ну, тогда чего стоим? – неожиданно оживилась Даша. – Пойдем быстрее, пока все не расхватали.

И бодрым шагом направилась в сторону столовой. Я лишь обреченно опустил голову и прикрыл лицо рукой. Все-таки Даша переигрывает. Надо будет ей сказать, чтобы вела себя более естественно. А Славя… ничего не ответила. Лишь вновь улыбнулась, только немного другой улыбкой (а их у нее на все случаи жизни) и торопливо пошла на завтрак. Я же замыкал эту цепочку, плетясь в конце и подозрительно озираясь по сторонам, потому как мой душитель или другие подобные ему тени могли быть где угодно. Поэтому особенно сейчас нужно «держат ухо востро».

За завтраком все только и обсуждали сегодняшнее странное поведение погоды, хотя и поздравляли меня со вчерашним успехом на дискотеке. И даже немногие просили дать автограф на память. Но я сказал, что автограф-сессию проведу попозже и занял свободное место, как раз между Дашей, Мику и библиотекаршей Женей. И когда Даша и Мику, весело болтали о всякой ерунде, Женя сегодня была мрачнее тучи (то есть та и раньше не была особо веселой, а теперь складывалось впечатление, что она скоро начнет метать молнии). Может это паранормальная погода на нее так влияет? Но в любом случае, сейчас ее лучше вообще не беспокоить. Да и Дашу с Мику лучше не прерывать, потому как похоже они нашли общие интересы. Поэтому я просто хотел быстро поесть, а после забежать проведать Ольгу. Но очевидно Женя была иного мнения.

- Ну и погодка здесь. Прямо жуть какая-то. То дождь, то снег, то снова солнце. А дальше, что – метеоритный дождь? Эти еще две болтушки – сидят и трещат без умолку. У них уже все остыло, а они все бу-бу-бу, – ворчала она себе под нос, ковыряя ложкой кашу.

- Метеоритный дождь – это не научно, - эрудированно решил подметить я. – Потому как многие небесные тела, если и доходят до земли, сгорают еще в верхних слоях атмосферы.

- Без тебя знаю, умник, - недовольно буркнула она. – Как-никак в библиотеке работаю.

- Да я просто, чтобы разговор поддержать, - стал оправдываться я.

- А я и не с тобой разговариваю вообще-то, - отмахнулась Женя, после чего я решил, что сегодня ее лучше вообще не трогать. А то вдруг ее ворчание заразно?

Закончив завтрак Мику, пожелав всем приятного аппетита убежала обратно в свою музыкальный клуб и я смог подсесть поближе к Даши, оставив Женю ворчать дальше в одиночестве.

- Можно подсесть? – спросил я, продолжая оглядываться по сторонам высматривая .покалеченную «тень»

- Конечно. Спрашиваешь. Тебе всегда можно,  - дружелюбно сказала она.

- И как ты ее только вынесла? – решил посочувствовать Даше я. – Я с Мику и двух минут рядом не выдерживаю, хотя очень терпеливый человек.

- А что такого? – удивилась она. – Мику вполне нормальная девушка: умная, веселая, много чего знает. Ну любит поговорить немного. Что в этом такого?

- Немного, это сильно сказано, - прыснул я. Затем перешел на шепот. – Мне кажется, что этот тип, которого ты и твои совы изувечили, теперь от нас не отстанет, пока в порошок не сотрет. И у меня такое чувство, что в следующий раз он придет не один, - после чего показал ей смс сообщение.

Прочитав его, Даша стала в разы серьезнее.

- Значит, они хотят войны? Что ж – тогда они ее получат, - без толики шутки сказала она, что меня немного испугало.

- Какая «война»? Да этих «теней» же там целая сотня, если не больше. И все дико злые и неадекватные. И еще очень сомневаюсь, что даже все пионеры в этом лагере, способны противостоят существам из других реальностей, - пытался отговорить от необдуманных поступков девушку-сову я. – Валить надо отсюда, на чем угодно. Иначе эти тени нас всех на британский флаг порвут.

- Но этот мир цикличен, и после отъезда сюда на автобусе, все повторяется снова, - пояснила она. – Так что бежать просто некуда.

А я этого типа не знал?

- Тогда надо сделать так, чтобы никакого вторжения не было, - сказал я, выпив залпом стакан чая без сахара. – Я бы даже парламентером к ним вызвался, если бы знал, где их всех искать. Может быть, это их собрание теней вовсе не в этой моей реальности, а в одной из прошлых… - неожиданно послышался, какой-то гул, похожий на работающий трансформатор, но я не обратил на это внимание, посчитав, что это просто шум в ушах. – Поэтому я сейчас забегу посмотрю, как там Ольга. А после направлюсь на поиски их логова.

- Я с тобой пойду, - твердо сказала Даша, намекая на, то что переубедить ее у меня вряд ли получится. – В качестве телохранителя.

- Спасибо, поддержка мне никогда не помешает, даже моральная, - улыбнувшись я взял ее за руку, отчего девушка-сова слегка покраснела, а после быстро чмокнула меня в губы. Отчего я уже покраснел, так как на нас в тот момент все посмотрели включая Женю.

- Давай ты будешь проявлять свою благодарность, когда мы будем наедине? – посоветовал ей я, оглядываясь по сторонам (хотя с какого перепугу меня стало волновать, что обо мне думают другие?). К счастью все уже перестали пристально на нас глазеть и продолжили заниматься своими делами.

- Как скажешь, - согласилась, улыбаясь Дарья. – Ну и когда пойдем?

- Сейчас. Я только проведаю вожатую и сразу на поиски. Так, что жди меня через пять минут возле ее домика, ясно?

Даша молча кивнула, собрала свой и мой поднос и понесла их в помывочную. Я же посмотрел ей в след, после чего пожелал Евгении приятного аппетита и выйдя из столовой, сразу направился к домику Ольги.

Однако внутри ее не оказалось. Даже ее постель была заправлена. Не могла же она куда-то уйти в ее нынешнем состоянии? Значит, случилось что-то плохое. Может ей стало хуже и она в медпункте, под капельницей лежит? Нужно проверить. И взяв с собой все необходимые вещи, чтобы прямо от медпункта отправиться на поиски логова теней, я только собрался выйти из домика, как вдруг мобильник снова объявил о получении очередного смс. Трясущимися руками, я с третьего раза нажал нужную кнопку и прочитал «Твоя Оля у нас. Не ищи ее, а то мы придем и заберем всех». Мобильник выпал из рук и ударившись о пол, его экран треснул. Но мне уже было все равно. Я просто плюхнулся на кровать, накрылся подушкой и зарыдал навзрыд от безвыходности ситуации. И действительно, чего мне еще оставалось, если пойду на ее поиски – пострадают все. Не пойду – они что-нибудь с ней сделают. И что делать? Неожиданно я почувствовал, чью-то теплую руку, гладящую меня по затылку. Я поднял глаза и увидел Дашу.

- Они… они забрали ее, - сквозь слезы выдавил из себя я. – И наверняка убьют, если я не отправлюсь на поиски. А если отправлюсь – они придут в лагерь и перебьют всех. Короче… я не знаю, что мне теперь делать.

- Не волнуйся. Мы обязательно спасем ее, - пыталась успокоить меня Даша. – И никто из присутствующих здесь пионеров не пострадает, я обещаю.

- И как же мы все это сделаем? – поинтересовался я, вытирая слезы бумажным платком.

- У меня есть власть в здешних лесах, - сообщила она. – И если лагерю будет угрожать опасность, все местные звери и птицы придут на защиту пионеров. А теперь успокаивайся, вытирай слезы и пошли на поиски.

- Да только с чего начать, если б я знал, - пожал плечами я. Неожиданно я снова услышал этот странный гул, похожий на жужжание огромного улья со злыми пчелами. – Слышишь? Вот опять жужжит что-то, – Поинтересовался я у Даши.

Та приподняла пилотку и прислушалась.

- Правда, какой-то шум, - подтвердила она, затем прислушавшись повнимательней добавила. – Похоже на слово «Доминус». Хотя могу ошибаться. И голоса неподалеку от лагеря, примерно в километре. Где раньше старый корпус был. А еще, точнее в шахте, которая под лагерем. Там раньше каменную соль добывали, но теперь шахта уже лет десять как заброшена.

- И ты все это расслышала? – поразился я.

- Конечно. А что такого? – удивилась она. – Я ведь наполовину сова, не забывай, а у сов очень острый слух и зрение.

- Вот бы и мне, такие способности, может тогда я бы и не чувствовал себя таким никчемным, - печально вздохнул я. Отчего Даша взяла меня за руку и сказала:

- Чтобы быть особенным, не обязательно иметь какие-то сверхспособности. Главное верить в то, что у тебя все получиться, а тогда и вера в собственные силы появится, - сказала она, проведя рукой у меня по волосам, и чмокнув в лоб. – А-то что ты особенный, в этом я не сомневалась с самой нашей первой встречи.

- Спасибо. Чтобы я без тебя делал? – честно признался я улыбнувшись. После чего встал с постели, взял все необходимые в таком походе вещи и мы вместе с Дашей направились через лесную тропинку к старому корпусу лагеря.

Когда мы подошли к границы лагеря и леса, резко стемнело. Хм… что-то очень рано. Время-то всего часов одиннадцать утра (из за треснутого экрана мобильника сколько на нем было времени можно теперь только предполагать). Может этот мир и правда с катушек слетел, после этих причуд с погодой и теперь тут наступила полярная ночь? Я, конечно не люблю по ночам гулять, особенно по лесу. И не потому что страшно что из-за каждого дерева выскочит дикий зверь или птица. А просто потому что можешь не заметить какой-нибудь большой камень или ямку, навернешься и сломаешь ногу. Или руку. Или голову пробьешь. Но в компании своей знакомой удивительной девушки-совы, я был абсолютно спокоен. Я просто шел за ней в след, подсвечивая дорогу фонарем, который предусмотрительно взял с собой в это опасное путешествие. Опасное, потому что я не знал, что нас ждет впереди. Может быть, мы не вернемся обратно, и нас также принесут в жертву. От этих мыслей меня передернуло, и я поежился.

- Холодно? - поинтересовалась Даша. Хотя шла впереди меня. Наверное, расслышала.

- Да нет, это я так, подумал, кое о чем… не очень приятном, - честно признался я.

- Зачем тогда думал, если мысль изначально неприятная? – хихикнула она.

- Просто проворачивал в голове возможные варианты событий, - сказал я. – И не все они у меня получаются благоприятными, – после чего спросил. – Даш, можно спросить, а почему ты мне помогаешь?

- Я ведь тебе уже объясняла, потому что ты мне небезразличен и я не могу допустить, чтобы с тобой что-то случилось, - снова пояснила она.

- То есть, ты мой «ангел-хранитель»? – спросил я.

- Если ты так считаешь, то я буду твоим «ангелом-хранителем», - в который раз согласилась Даша, после чего сообщила. – Пришли. Тут голоса значительно усиливаются.

И действительно, выйдя чуть вперед, я увидел здание старого корпуса лагеря. Старое, покосившееся здание, все также зловеще смотрелось в свете луны. Казалось, что именно в подобных зданиях и должны жить привидения. Правда, о них мне здесь только Ульянка каждый раз рассказывала, так что в ее байки я слабо верю. Но могильная тишина, очень давила на уши и психику. И первой моей реакцией всегда было убежать отсюда, как можно быстрее. Но только не теперь. В этот раз я ощущал необычайный прилив адреналина и, страха практически не было. Было только небольшое волнение за состояние Ольги. Интересно, где она сейчас? Все ли с ней в порядке? Не долго думая, мы твердым шагом направились к главному входу в здание. Большие, массивные, деревянные резные двери открылись сравнительно легко. Словно либо их, кто-то уже открывал, либо смазывал. Странно, раньше такого не было. Внутри здания тоже ничего с прошлого раза не изменилось: все такой же погром и бардак: со стен и потолка осыпается штукатурка, пол прогнил настолько, что местами просто в буквальном смысле уходил из-под ног.

- Сюда. Звуки идут оттуда, - Даша указала на массивную железную дверь в полу, ведущую в старое бомбоубежище еще, наверное со времен Великой Отечественной войны. Я с подозрительной легкостью открыл и эту дверь. В этот раз все как-то легко получается. Стоит насторожиться. Вдруг это ловушка? Спрыгнув вниз, я помог Даше спуститься. После чего, мы продолжили путь по каменному туннелю, ведущего прямо к бомбоубежищу. Только в этот раз он казался мне более зловещим, так как со всех сторон слышались гудящие звуки, словно звук работающего мотора грузовой машины. Дойдя до конца тоннеля, мы наткнулись на дверь символом радиационного заражения. Это и было бомбоубежище. Но на этот раз у него даже дверь не была закрыта. Значит тут кто-то был. Или же еще там находится. Поэтому нужно быть настороже. Для начала я осторожно посмотрел внутрь, взяв в руки кусок ржавой трубы, которую нашел в тоннеле, чтобы в случае нападения, было чем защититься. К счастью в комнате бомбоубежища никого не оказалось. Это была как и всегда небольших размеров комнатка с двухъярусной кроватью, столом, стулом, старой рацией  и мешком провизии, лет на десять вперед, чтобы в случае чего пережить ядерную катастрофу. Но Дашу заинтересовала еще одна дверь в полу, откуда звуки становились еще отчетливей и громче. Теперь даже я мог что-то разобрать. И действительно среди прочей абракадабры которую нараспев читало множество голосов, я отчетливо различал слово «Доминус» (или «Доминиус», не знаю). Интересно, что оно означает? Когда я открыл дверь в соляную шахту (так как здесь по рассказам Даши, да и моих знакомых девчонок, добывали каменную соль), дальше я предложил Даши идти вперед, так как эта шахта представляла собой настоящий лабиринт, и я в ней мог блуждать часами, пока не выходил туда, куда мне было нужно. Только никаких шумов я тут ни разу еще не слышал, а сейчас здесь так шумно, словно кто-то решил поработать перфоратором. Несмотря на то, что звуки шли практически со всех сторон, девушка-сова шла вперед быстрыми и уверенными шагами, словно была тут не в первый раз. И вот, когда мы вышли к соляному гроту, в котором видимо и велась добыча, Даша неожиданно остановилась.

- Что-то случилось? – поинтересовался я смотря ей через плечо.

- Тут кто шапочку оставил, - сказала она, показывая в сторону панамы, застрявшей на одном из соляных сталагмитов. Я сразу понял, что это шапка Ольги и то, что мы идем правильно.

- Оля! Оля, ты там?! Отзовись, пожалуйста, Оля! – прокричал я внутрь грота. Но ответом мне послужило лишь собственное эхо. Затем я растерянно обратился к Даше. – И куда нам теперь?

- Внутри определенно, что-то есть, - уверенно сказала девушка-сова. - Потому как голоса идут именно из глубины пещеры.

- Ну, так чего стоим, нужно быстрей идти на помощь, - рьяно сказал я, шагнув во тьму, и тут же чуть не пробил себе голову о ближайший сталактит. Значит, идти тут надо крайне осторожно и осматриваться по сторонам. Кое-как, держась за Дашу и подсвечивая себе дорогу фонарем, который освещал только то, что твориться у меня под ногами и в этой кромешной тьме, был практически бесполезен, мы, наконец, дошли до конца пещеры и… просто уткнулись в соляную стену.

- Не понял, это тупик, получается или что? – задумался я.

- Похоже на то, но я все равно слышу звуки и они за этой стеной, - заверила меня Даша.

- Да, только чем нам ее пробить. Кувалды или молота у меня нет, - с иронией сказал я. – Так что придется искать обходной путь пока…

- Смотри. Тут что-то торчит из стены, - перебила меня Даша показывая на что-то, очень напоминавшее рычаг. Может, если его нажать, то дверь откроется? Стоит попробовать. Я со всей силой дергал его вверх и вниз, но все без толку. Похоже, эта штука вросла прямо в стену. – Тут еще и слова какие-то накарябаны, под потолком, - сообщила Даша, пока я боролся с рычагом.

- Какие? – поинтересовался я.

- Насколько мне видно, что-то вроде: «Слабые отсеются, сильные придут», - прочитала Даша. – Не очень информативно и совсем не понятно.

Неожиданно этот рычаг ослабился и со звоном упал на пол. Похоже, я его сломал. Так что теперь похоже придется искать другой путь. Однако, присмотревшись повнимательней я понял, что это и не рычаг был вовсе, а оружие. Нечто укороченное, вроде кинжала. Но присмотревшись еще внимательней я заметил своеобразную волнообразную форму лезвия. Должно быть, это какой-то ритуальный нож, для жертвоприношений. Но как он здесь оказался? И только я было хотел сообщить Даше о своей находки, как рука, в которой я держал нож, неожиданно стала жить своей собственной жизнью и по всей видимости решила для начала зарезать своего бывшего хозяина. То есть меня. И я глазом моргнуть не успел, как холодная сталь клинка, как по маслу, прошлась мне по горлу, прорезая в нем второй рот. После я выронил кинжал, захрипел и медленно сполз по стенке на землю. Сознание быстро начало затухать и я начал погружаться во тьму. Единственное, что еще помню, так это истошный вой Дарьи и ее бессмысленные попытки вернуть меня к жизни.  Но было уже поздно, так как я был уже мертв. Видимо такова моя судьба в этом мире – умереть в этой пещере, от каких-то таинственных сил, которые убили меня, овладев только одной рукой. Чтобы ни у кого и сомнений не было, что я совершил самоубийство и в этом некого винить. Быть может они все будут по-своему правы. Только мне от этого уже не будет ни горячо не холодно, потому как я уже мертв…

День 4

Очнувшись в белом помещении, на белом диване, и в белом костюме с туфлями, я поначалу подумал, что попал в рай. Но как это возможно – ведь самоубийцы туда попасть не могут. А может кто-то там наверху понял, что в меня вселилась, какая-то темная сила и решили дать мне еще один шанс на исправление ошибок?

- Здравствуй Дмитрий. Я знал, что, в конце концов, после всех твоих бесконечных циклов, ты придешь сюда, - дружелюбно говорил со мной до боли знакомый голос. Я сел на диван и замер как вкопанный – это был еще один я. Только чисто выбритый, подстриженный и наодеколоненный. Одет он также был во все белое. Поэтому я смотрел на него, словно в зеркало. Хм… а мне идет белый цвет.

- Где я? Что случилось? – тихо спросил я, опасливо озираясь по сторонам. Затем потрогал шею, на которой не было ни единой царапины, не то что разреза «от уха до уха». Так значит, все это, да и прошлые мои путешествия, мне действительно снились? Тогда почему я не у себя дома, а здесь? Но ответ моего очередного двойника вывел меня из ступора.

- Ты прошел процедуру очищения, и теперь ты чист, словно новый листок бумаги и готов начать свою новую жизнь. В своем новом мире. С судьбой, которую выберешь ты сам, - пояснил клон, хотя я мало, что понял.

- Выберу свою судьбу? Это как? – переспросил я.

На что другой я немного задумался, словно слабый процессор, выполнявший, сложные вычисления, а после выдал:        

- Извини, но в ответах я ограничен. Попробуй спросить иначе.

- Какого… - хотел было выругаться я, после того как по моему клону прошлись помехи, как при потере теле сигнала. И только сейчас я заметил, что передо мной не копия, а всего лишь голограмма, при этом еще и с узким кругом ответов. Хм… не помню, чтобы до такого дошли и в наше время. Но сейчас не это главное, а главное понять, как мне вернуться обратно, в ту пещеру и спасти Ольгу, а заодно и все возможные реальности. А для этого нужно задавать этой голограмме  прямые односложные ответы. Ну, что ж. Попробуем сыграть, так как хотят те, кто меня сюда засунул.

- Кто ты? – начал играть в «вопрос-ответ» я.

- Я – это ты, только другой… более ранний вариант, - ответил другой я.

- В смысле «ранний»? – не понял я. – То есть ты хочешь сказать, что ни ты, ни я – не являемся оригинальной версией самих себя?

- Извини, но в ответах я ограничен. Попробуй спросить иначе, - повторил голографический я.

- Ладно, попробую, - старался не заводиться я от недомолвок голограммы. – Я не оригинальный Дмитрий, а всего лишь очередная копия?

- А вот это, друг мой, правильный вопрос, - неожиданно произнесла голограмма, при этом улыбаясь, словно радуясь, что я разгадал ее алгоритм общения. После чего  другой я ответил. – Ты не первый Дмитрий, который попал в этот мир и пытался найти из него выход. До тебя было множество других твоих копий и также они будут после.

Честно говоря, ответ меня слегка шокировал. Значит я всего лишь копия самого себя, которая возомнила себя оригиналом, хотя на самом деле все совсем не так? Копией, которая пошла против своего алгоритма и перестроила свой программный код, внеся в него свои изменения, недопустимые программой. Я просто глюк алгоритма, который по сути вообще не должен существовать. Тогда понятно, как и почему я оказался здесь – меня просто стерли, а потом на мое место придет новый я и для него все начнется заново. А как же я - нынешний? Что тогда случится со мной? Я исчезну, растворившись в бескрайней и всепоглощающей пустоте? Или перейду на новый уровень своего существования? Хотя сомневаюсь, что для глюков вроде меня следующий уровень приведет к счастливому финалу, где наконец все будет хорошо. Немного придя в себя я продолжил расспросы голограммы.

- Кто все это устроил? Кто создал этот мир-лагерь, и с какой целью? – пытался докопаться до истины я.

- Лишние данные стерты, - сообщил мне клон.

Ах, так значит? Создатель знал, что рано или поздно его начнут искать, поэтому заранее решил замести следы. Очень предусмотрительно с его стороны. Хорошо, ничего страшного. Попробую подойти к вопросу с другой стороны.

- Что со мной теперь будет?

- Ты прошел процедуру очищения и завершил свой жизненный цикл. Теперь ты вправе сам выбрать свою дальнейшую судьбу в новом мире, - сообщила голограмма.

- Что значит «выбрать свою судьбу»? – спросил я.

- Это означает, что ты вправе выбрать ту спутницу, с которой пойдешь дальше на новый цикл, - объяснил он.

- Спутницу? Ты имеешь ввиду, что я должен выбирать ту с кем хочу жить дальше? – уточнил я.

- Именно. Но учти, выбор ты вправе делать, всего один раз за цикл. Поэтому подумай хорошенько. Шанса все переделать у тебя не будет, - предупредила голограмма, после чего сообщил. – Если ты уже определился с выбором, просто скажи об этом мне и я начну для тебя новый цикл.

- Да погоди ты, - приостановил его я. – Дай подумать немного.

Голограмма лишь молча кивнула и терпеливо стала ждать ответ. А у меня от этой информации, голова поехала кругом. Значит сейчас, я могу все закончить и наконец зажить счастливо с той, которую по настоящему люблю. И плевать на дальнейшие ответы, на этот проклятый лагерь и его марионеток ботов. Разве не к этому я шел, все это время? Разве я не заслуживаю быть счастливым? И на данный момент у меня есть только две кандидатки с кем бы я реально хотел дойти до хэппи-энда (так как с остальными девушками у меня уже был свой «счастливый» финал, но ни к чему хорошему это не привело) – это Ольга или Даша. Но кого из них мне выбрать? Ведь они обе для меня очень дороги. Или же никого не выбирать, а попроситься обратно на землю, где я попробую докопаться до самой истинны и раскрыть все тайны этого загадочного лагеря? Ума не приложу, что же делать дальше?

Как поступить Дмитрию в данной ситуации:

1. Остаться с Ольгой.

2. Остаться с Дарьей.

3. Вернуться обратно на землю и искать ответы. 

Концовка с Ольгой

(Предупреждение для тех, кто начнет сразу читать с этого места - будут спойлеры и дальнейшее чтение потеряет всякий смысл. Хотя, мое дело предупредить. Решать все равно вам. Спасибо).  

Поразмыслив где-то минуты две, я принял окончательный и безапелляционный выбор. (Хотя какой там выбор. Будто бы он у меня вообще когда-то был?).

- Я принял решение, - оповестил я свою голограмму. – Я останусь с Ольгой.

- Да будет так, - сказал другой я.

После чего и белая комната и он сам, начали терять четкость и сильно расплываться перед глазами, отчего я зажмурился, потому как у меня закружилась голова.  И в следующее мгновение, я ощутил, что меня словно куда-то засасывает, словно в «горизонт событий» черной дыры (то есть туда, откуда нет возврата). Внезапно весь организм пронзила дикая боль, будто бы меня раздирали на мелкие кусочки, от которой я видимо, закричал, только не слышал крика. А после была кромешная тьма и давящая на уши и психику тишина. Но страха не было. Было лишь чувство покоя. И теперь, как никогда до этого, я по-настоящему чувствовал себя свободным.

- Ты все сделал правильно. Только это зависит от того, что именно ты хотел сделать, - неожиданно произнес совершенно иной голос, нежели голос моей голограммы. – Потому что я не тот ты, который в белом костюме. А тот, кого ты и твоя подруга-совунья изувечили. Но сейчас свершиться мое возмездие и вы все ответите, за то что со мной сделали, - и только до меня дошло кому мог принадлежать этот голос, как вдруг я почувствовал, что сознание буквально разрывает на части неведомая сила и развеивает его в бесконечной и всепоглощающей пустоте. В конечно итоге тьма полностью уничтожила мое сознание. Последнее, кого я вспомнил перед тем как совсем исчезнуть, была Оля. Прости меня, пожалуйста, но я не справился с возложенной на меня миссией. Именно поэтому ты и попала в беду… Прости… и прощай… прощайте все вы.

(получено достижение «Горизонт событий»

Ольга – плохая концовка)

У каждой истории есть свои начало и конец. У каждой истории есть своя фабула, синопсис, ключевые моменты, прологи и эпилоги. И нет такой книги, при повторном прочтении которой не открывались бы новые моменты, которые не замечал ранее. У каждой истории есть начало и конец. Почти у каждой…

2. Концовка с Дарьей (концовка 1)

(Предупреждение для тех, кто начнет сразу читать этого места - будут спойлеры и дальнейшее чтение потеряет всякий смысл. Мое дело предупредить. Решать все равно вам).  

Поразмыслив где-то минуты две, я принял окончательный и безапелляционный выбор. (Хотя какой там выбор?  Будто бы он у меня вообще когда-то был?).

- Я принял решение, - оповестил я свою голограмму. – Я останусь с Дарьей.

- Да будет так, - сказал другой я.

После чего и белая комната, и он сам, начали терять четкость и сильно расплываться перед глазами, отчего я зажмурился, потому как у меня закружилась голова.  И в следующее мгновение, я ощутил, что меня словно куда-то засасывает, словно в «горизонт событий» черной дыры (то есть туда, откуда нет возврата). Внезапно весь организм пронзила дикая боль, будто бы меня раздирали на мелкие кусочки, от которой я видимо, закричал, только не слышал крика. А после была кромешная тьма и давящая на уши и психику тишина. Но страха не было. Было лишь чувство покоя. И теперь, как никогда до этого, я по-настоящему чувствовал себя свободным.

- Ты все сделал правильно. Только это зависит от того, что именно ты хотел сделать, - неожиданно произнес совершенно иной голос, нежели голос моей голограммы. – Потому что я не тот ты, который в белом костюме. А тот, кого ты и твоя подруга-совунья изувечили. Но сейчас свершиться мое возмездие и вы все ответите, за то что со мной сделали, - и только до меня дошло кому мог принадлежать этот голос, как вдруг я почувствовал, что сознание куда-то вначале проваливается, после чего я вновь вижу стены и потолок соляной  пещеры, где и оказался с Дашей в последний раз. Только сейчас она склонилась надо мной и ревет навзрыд. Но отчего? Я же здесь. И только я было хотел, что-то ей сказать, как понял, что не могу. То есть реально не могу говорить. Внезапно все тело пронзила адская боль в области шеи и у меня изо рта начала идти кровь. И тогда я понял, что оказался как раз в том моменте, где таинственные силы управляя моей правой рукой, перерезали мне горло. Поэтому я и лежу сейчас на полу пещеры, испытывая при этом адские муки. Но это продолжалось не долго. Скоро безжалостные когти смерти заключили меня в свои холодные объятия и я вновь погрузился во тьму. На этот раз навсегда. Последнее, что всплыло в моей отмирающей памяти, был образ Даши. Прости меня за все. Я не смог докопаться до истины и защитить тебя, когда это было нужно. Прости… меня… за все.

(получено достижение «разрыв петли времени»

Даша – плохая концовка)

У каждой истории есть свои начало и конец. У каждой истории есть своя фабула, синопсис, ключевые моменты, прологи и эпилоги. И нет такой книги, при повторном прочтении которой не открывались бы новые моменты, которые не замечал ранее. У каждой истории есть начало и конец. Почти у каждой…

Концовка третья ??? (продолжение раскрытия истины)

(Предупреждение для тех, кто начнет сразу читать отсюда – будут спойлеры и дальнейшее чтение потеряет всякий смысл. Мое дело предупредить. Решать все равно вам)

Я серьезно задумался: с одной стороны у меня могло быть светлое будущее с той, которую я любил (хотя кого из них больше Дашу или Ольгу – я пока не понял. Потому как они обе стали для меня очень дороги). И бросаться, так сразу с места в карьер, все как следует не взвесив, - было попросту глупо и даже немного страшно. А вдруг я попросту ошибусь с выбором и потом всю оставшуюся жизнь буду жалеет? Тогда может, стоит самому построить свою судьбу, не выбирая готовые варианты уготовленные судьбой или Вселенским разумом? И потом, а как же все остальные пионеры, оставшиеся в этом лагере. Неужели они не достойны спасения и всех их надо оставить на произвол судьбы. Нет уж, это все-таки моя жизнь и свою судьбу я должен построить сам. Даже если при этом наделаю еще больше ошибок. Но это будут мои ошибки, и виноват в них буду только я. После чего я принял, как мне показалось, единственное правильное решение. Для начала я спросил другого себя:

- А что если ни один из предложенных вариантов мне не подходит?

- Извини, но в ответах я ограничен. Попробуй спросить иначе, - как заезженная пластинка повторила голограмма.

- Могу ли я сам выбрать свою судьбу, без чьих-либо подсказок и просто вернуться обратно, с того места когда мы с Дашей вошли в эту соляную пещеру? – более развернуто спросил я. На что голограмма загадочно улыбнулась и ответила:

- А вот это, друг мой, правильный вопрос, - после чего и белая комната, и моя голограмма, начали терять четкость и сильно расплываться перед глазами, отчего я зажмурился, потому как у меня закружилась голова.  И в следующее мгновение, я ощутил, что меня словно куда-то засасывает, словно в «горизонт событий» черной дыры (то есть туда, откуда нет возврата). Внезапно весь организм пронзила дикая боль, будто бы меня раздирали на мелкие кусочки, от которой я видимо, закричал, только не слышал крика. А после была кромешная тьма и давящая на уши и психику тишина. Но страха не было. Было лишь чувство покоя. И теперь, как никогда до этого, я по-настоящему чувствовал себя свободным.

- Выбор сделан. Иди же и строй свою судьбу сам, как ты этого желал. Но помни, что и за свои решения будешь отвечать только ты. Желаю тебе удачи и прощай, - но мое сознание уже ничего не слушало, так как было погружено в состояние необычайной легкости и невесомости. Я словно парил в бескрайнем и бесконечном космосе, и мне казалось, что это продлиться вечно, но вдруг я открыл глаза и понял, что нахожусь возле той соляной стены, в которую мы уткнулись с Дашей, идя на голос моих «теней». Даша как раз собиралась прочитать ту самую надпись под потолком:

- Стой! – остановил ее я. – А вдруг это ловушка или шифр какой? – стал строить гипотезы я. – Мне кажется тут какой-то подвох. Не могли же мы так быстро добраться до логова теней не встретив на своем пути ни одного серьезного препятствия.

- И что ты предлагаешь? – поинтересовалась она.

- Дай подумать, - поскреб подборок я, разглядывая надпись.

«Слабые отсеются, сильные придут», прочитал я про себя эти слова. Чтобы это могло значить? Может это анаграмма какая-то? Или слова местами переставить надо? Нет – все не то. Мы что-то упустили. Что-то незначительное, но в тоже время чрезвычайно важное. Но что? Внезапно я заметил еще одну надпись, только сильно затертую и не все буквы было хорошо видно, но присмотревшись разглядел. «Кто принял смерть сию и выжил, достоин дверь открыть в наш храм. Всего лишь молви, я прозрел – врата откроются точь-в-точь». Храм? Они, что там просто ходят молиться. Интересно только кому – Богу или дьяволу. И почему его нужно делать именно в этой пещере? Места получше не могли найти?

- Кажется я знаю, как нам отодвинуть стену, - сообщил я Даше, после раздумий.

- И как? – поинтересовалась она.

- Сейчас узнаешь, - сказал ей я, после чего набрал побольше воздуха и крикнул в потолок. – Я прозрел!

Как ни странно, но это действительно сработало: стена сначала дрогнула, а после медленно начала опускаться, пропуская нас дальше. Даша лишь раскрыла рот от удивления.

- Как это у тебя так лихо получилось, - восхитилась она.

- Элементарно, Дашенька. Просто некоторые вещи, которые не замечаешь с первого раза, со второго начинаешь замечать сразу, - пояснил я, направляясь дальше вглубь пещеры, а Даша проследовала за мной. Но как только мы вошли, стена тут же вернулась свое привычное на место, отрезая все пути к бегству. Ну что ж. Ни шагу назад и только вперед.

То, что творилось за стеной можно было назвать логовом какой-нибудь секты, вроде ку клукс клана или же сатанистов: повсюду была расставлены свечи, горевшие отчего-то неестественным фиолетовым пламенем, стены разрисованы оккультными символами, а прямо посередине пола нарисована большая пентаграмма, похожая на перевернутую пятиконечную звезду, вокруг которой неподвижно стояло человек пятьдесят, разодетых в черные балахоны с капюшонами, и методично покачивались из стороны в сторону, пока один из них могильным голосом читал нараспев загадочные слова, похожие на латынь, а затем все как один они повторяли слово «Доминус». Да-а… если я думал, что этот мир, меня уже ничем не удивит, то глядя на эту картину, я стал в этом сомневаться. Внезапно, я заметил у дальней стены подобие крестов, выдобленных прямо из каменной породы, на каждом из которых за руки и ноги на веревках были привязаны люди (стоит отметить, что это было очень гуманно, со стороны этих чудиков, просто привязать несчастных. Если эти люди, часть какого-то зловещего ритуала жертвоприношения, то эти сектанты могли просто приколотить жертвы к камням, а не привязывать). Некоторые из привязанных к крестам людей, выглядели, словно живые мумии: настолько они были тощими. От этой картины меня немного передернуло, а по спине пробежал холодок. Какого, они тут творят? Даша при виде подобного зрелища крепко вцепилась мне в руку боясь отпустить.

- Жуть, - прошептала она оглядываясь по сторонам. – Что же тут происходит? И зачем им все эти люди?

- Не знаю, но стоит вести себя потише, чтобы не привлекать внимания, - шепотом сказал я. – Иначе мы быстро разделим судьбу этих несчастных. – Неожиданно я заметил, что к одному из крестов была привязана… Ольга! Причем одежда на ней была порвана, а по всему лицу и телу нанесены странные символы красного цвета. Это кровь? Значит, они ее все-таки пытали, а потом привязали здесь, чтобы использовать в своих сатанинских ритуалах? Не знаю, каким чудом я не поубивал всех этих сектантов голыми руками, но поразмыслив здраво и прикинув соотношение сил, решил, что бросаться в драку вдвоем против пятидесяти было, по крайней мере, не разумно. Поэтому мы решили по-тихому освободить пленников, а после просто сбежать из этого зловещего места. Но когда я случайно наступил на что-то хрупкое и с хрустом раздавил, никто их сектантов даже глазом не повел в нашу сторону. Они продолжали заниматься своими делами.

- Они что, обкуренные все тут, что ли? – спросил я, рискнув подойти поближе к одному из сатанистов и помахал у того перед глазами. Но тот не обратил на меня никакого внимания, продолжая что-то бессвязно бормотать.

- Похоже, что они все в состоянии транса и нас не слышать. Но неизвестно надолго ли. Поэтому стоит поторопиться, - пояснила Даша, начиная отвязывать будущих жертв.

Дабы те не падали на землю от потери сил, мне пришлось каждого самолично снимать с креста и садить на землю. И вот, когда я снял Ольгу, то присмотревшись повнимательней к рисункам на ее лице и теле, я понял, что это всего лишь краска. Странно… Ведь если серьезно, то эти сатанисты могли запросто вырезать эти символы ритуальным ножом, но они рисовали их краской. Тоже подозрительно. Может они и не сектанты вовсе, а всего лишь играют в оных. Тогда, отчего не предположить, что все, что я тут вижу не является одним большим фильмом со мной в главной роли? Хотя тому, кто писал сценарий, явно надо завязывать с галлюциногенами, которые тот принимает для прихода «вдохновения». Из раздумий меня вывел слабый стон Ольги и я тут же вспомнил, что все мы всё еще в смертельной опасности и нам нужно бежать отсюда как, можно скорее. Открыв глаза и поняв, что я все еще держу ее на руках, Оля улыбнулась.

- Я верила, что ты придешь, - слабо произнесла она.

- Я просто не мог иначе, - ответил я Оле, улыбнувшись в ответ. – Да и как я бы тебя оставить? Ты ведь стала для меня самым родным человеком и я бы никогда не простил себе, если с тобой, что-нибудь случилось, – и было хотел ее поцеловать, но нас прервала Даша.

- Эй, помогать будем или мне одной тут всю работу делать? – недовольно буркнула он, отвязывая очередную жертву: зеленоглазую рыжеволосую девочку, лет тринадцати, с такими же, как и у Ольги, странными символами на лице и открытых частях тела, одетую в… порванную красную футболку с надписью СССР! Ульяна?! Так они и ее успели схватить. Но когда? И почему тогда лесные звери не защитили лагерь, как обещала Даша? Может, они просто не справились с превосходящей силой противника? А может Ульянка сама решила пойти на разведку, услышав странный гул, доносящийся из леса? Осторожно взяв ее на руки, я аккуратно посадил Ульянку на землю. Та подняла на меня красные от слез глаза и начала тихо скулить.

- Я видела… что вы вдвоем… пошли… а я за вами… и… вот, - невнятно  пересказала она свое попадание сюда, размазывая слезы по щекам.

- Дуреха, ты Ульяна, что тут еще скажешь? – пытался успокоить ее я, вытирая  ей лицо бумажным платком, который предусмотрительно захватил с собой. – Ну вот скажи, чего ты за нами увязалась? Ты понимала, что это может быть опасно? Вот, чтобы я подумал, вернувшись в лагерь и не найдя тебя?

- Огорчился бы? – немного повеселев, спросила она.

- Скорее неслабо испугался, - честно ответил я. – Ты ж для меня теперь как младшая сестренка, за которой нужен глаз да глаз. А за родных людей всегда и волнуешься больше.

Ульянка немного призадумалась над  сказанным, а после крепко обняла меня и снова разревелась. Я же успокаивающе поглаживал ее по голове. Пусть поплачет, станет легче. Но в наш разговор снова вклинилась Даша, сообщив, что похоже сектанты начинают выходить из транса и что нам нужно срочно бежать из этого логово сектантов, пока нас самих в жертву не принесли. И действительно: один за одним, ряженные сектанты, стали приходить в себя и осмотрев, что их пленники развязаны, все как один уставились на меня и Дашу.

- Э-э-э… привет ребята, как дела? Не бойтесь, мы вам не помешаем, так как уже собираемся уходить, – первое, что пришло в голову ляпнул я.

На что один из сатанистов (по ходу главный – так как от остальных его отличал пионерский значок с пятиконечтной звездой, который тот носил вверх ногами… пионерский?! Тогда может это, действительно не сатанисты, а те самые потерявшиеся в окрестных лесах пионеры, про которых мне постоянно рассказывала Ульяна?) указал на нас длинным крючковатым пальцем и противным голосом проскрипел:

- Схватить их! Я лично сдеру плоть с их костей! – и «сектанты» все как один ринулись на нас. Мы же стали пятиться назад до тех пор, пока не уперлись в стену. Вот тут меня поразил настоящий ужас. Потому как мы пропали. Это был тупик. А сражаться со всеми этими безумцами, вооружившись одним лишь фонарем, было бесполезно. И вот, когда я крепко обнял Дашу, Олю и Ульяну готовясь к неизбежному концу, пещеру огласил громкий писк, и шелест множество крыльев. Вначале я подумал, что это такой звук у нашей надвигающейся смерти, но когда в пещеру из всех щелей начали влетать летучие мыши и нападать на сектантов, я понял, что это наша долгожданная подмога, и посмотрел на Дашу.

- Это ты все устроила?! – громко спросил я, пытаясь перекричать писк летучих мышей и крики сектантов.

- Ну да! Я же знала, что нам понадобится подмога, вот и позвала летучих мышей на помощь! – пояснила она.

- Хорошо придумано! Ух сейчас они всем эти чудикам покажут! – задорно крикнула Ульянка, скрутив фигу и направив ее в сторону орущей толпы.  

- Ладно, пока они отвлеклись нам пора сваливать, - сказал я, ища выход в стене откуда мы пришли. Остальные, кто как мог, мне в этом помогали.

И тут я заметил, как с одного из сатанистов слетел капюшон и я увидел… себя. И судя по всему, они все здесь выглядели также как я, только с ритуальными рисунками на лицах. Во мне отчего-то такая жалость к ним вдруг проснулась. Ведь, если задуматься, может они и не виноваты ни в чем? Ими просто манипулировали. Но кто бы это мог быть?

- Довольно!!! – гулко прокричал голос, эхом разносясь по всей пещере, отчего летучие мыши испугались и улетели, а обессиленные и покалеченные сектанты, просто попадали на землю.

Затем словно из ниоткуда, появился молодой парень, моей комплекции и роста, одетый в белый костюм, белые туфли и белую фетровую шляпу, прикрывающую его лицо. Но когда тот подошел к нам предельно близко, то я понял – это очередная моя копия (или «тень», как их называла Даша). Только было в нем, что-то такое… знакомое. Словно я с ним уже встречался. Но где и когда, большой вопрос. Посмотрев на меня, другой я дружественно улыбнулся и протянул руку в знак приветствия. Я же нерешительно пожал ее.

- Ох, и заварил же ты кашу, Димон. Мне теперь за всю жизнь не перехлебать, - весело произнес тот.

- Я?! – шокировано произнес я. – А ничего, что твои сектанты, чуть нас всех не убили?

- За это извините, виноват, - приложив руку к сердцу, сказал он. – Я, действительно думал, что принеся как можно больше жертв здесь, можно будет нам всем вернуться домой.

Тоже мне «майа» не доделанные. Те тоже вырезали все другие народы, только для того, чтобы солнце каждый день восходило изо дня в день. А какую цель преследовал он, пытаясь вырезать в этом мире все живое?

- А почему бы вам всем не сесть в 410 автобус и попробовать уехать отсюда? – поинтересовался я, отчего я, в белом, рассмеялся.

- Думаешь не пробовали? И не один десяток раз, - грустно произнес он. – Все без толку. Этот автобус словно катается по кругу, каждый раз возвращаясь в начальную точку, то есть сюда.

- А почему бы вам не попробовать, каждому сесть в автобус своего лагеря и тогда возможно, сработает эффект наслоения реальностей и вы все окажитесь в одном автобусе, - предложила Даша.

На что «я, в белом», хмыкнул и задумчиво поскреб подбородок.

- Интересная мысль, - согласился он. – Почему я раньше до этого не додумался? Спасибо тебе, Даша.

- А откуда ты знаешь… - хотела было спросить она, но он ее опередил.

- Наши миры хоть и немного разные – во многом похожи. И у каждого из нас, в своем мире были свои Слави, Лены, Ульяны, Алисы, Ольги Дмитриевны… ну и Даши. – после чего, так же как и мой двойник, перед нами возник клон Дарьи, только одетый в свое привычное перьевое платье и с заостренными перьевыми ушками.

- Обалдеть, - только и произнесла моя Даша, осторожно дотрагиваясь до своей копии. А та, в свою очередь, лишь улыбнулась.

- У тебя такой вид, словно приведение увидела, – сказала вторая Даша.

- Скорее, словно в зеркало смотрюсь, - призналась первая.

- По-моему эта ушастая не очень на тебя похожа, - встряла в их разговор Ульяна, отчего я сердито на нее посмотрел.

Но обе Даши, только рассмеялись и первая (которая в пионерской форме и пилотке), приподняла головной убор и все увидели точно такие же уши, как и у второй. На что Ульяна, захотела еще, что-то сказать, но, так ничего и не придумав, надулась и сложила руки на груди. И вроде бы все наладилось. Но что-то все еще не давало мне покоя.

- Слушай? – спросил я «клона в белом». – А среди вас… то есть меня… то есть нас…. В общем ты понял, что я хотел сказать. Короче, среди таких же как я был один такой… со шрамами на лице?

- Да кажется припоминаю такого, - задумчиво произнес другой я в белом. – А что, он вас как-то обидел?

- Да он Диму придушил бы, если я на помощь тогда не пришла! – заступилась за меня, хоть я и не просил. При этом испугав Ольгу, у которой глаза были по пять рублей.

- Это правда? – не поверила она.

Я немного замялся, после чего коротко кивнул. Оля ахнула и крепко меня обняла, боясь отпустить. А мой клон в белом, немного подумав выложил:

- Да, дела. Видать совсем с катушек слетел от постоянных повторений, - изрек он. – Ну ничего, я с ним разберусь, можете быть спокойны. Приведите его ко мне!

- Отпустите меня! Вы не имеете права! Да, я вас всех уничтожу, предатели! – крикнул знакомый голос моего душителя, которого вывели под руки из строя парочка других моих копий. От других его отличало лишь несколько больших шрамов через все лицо. – Пустите, пустите меня! Вы все заплатите, что перешли мне дорогу, уроды. Да я вас…

- Ты допустил оплошность в последний раз, - холодно произнес я «в белом». – Более того, ты поднял руку на себе подобного. За это мне ничего не остается, как приговорить тебя к удалению. Приступайте немедленно, - приказал он тем двум моим копиям которые держали шрамированного. И только они было хотели приступить его процессу удаления (хоть я и не знаю, что это, звучит хуже смертного приговора), как вдруг в его защиту вмешался я. Просто не могу видеть, как из за меня страдают другие. И мимо пройти не могу. Что поделать – человек я такой.

- Стойте! – вовремя остановил приведение в исполнение приговора я. – Можно мне сказать пару слов в его защиту?

Все без исключения, включая осужденного, посмотрели на меня, как на умалишенного. Кроме, пожалуй, что клона в белом, который лишь многозначительно кивнул. После чего я продолжил.

- Я его уже давно простил за тот проступок, - твердо сказал я. – Ведь умение понимать и прощать других - не это ли самая главная ценность в нашей жизни, - затем я обратился непосредственно к душителю, - но я все осознал и понял. В его поступке не только его вина, но и моя тоже. Он как моя темная сторона. Пытается всегда напакостить, навредничать, при возможности свалить вину на другого. Но ведь и я раньше был таким, до попадании в этот мир. Я всегда думал, что являюсь центром Вселенной и что вокруг меня все должно вращаться. Но это оказалось совсем не так. И я понимаю, тебе больно и обидно за то, что с тобой никто не хотел дружить в детстве (это я снова непосредственно осужденному), тебе часто доставалось от старших ребят и ты везде чувствовал себя изгоем. Но я смог измениться в лучшую сторону. И уверен, что ты тоже способен на это, - неожиданно на глазах моего душителя навернулись слезы и он опустил голову, чтобы этого никто не видел.

- И ты меня прости, -  с трудом сдерживая рыдания выговорил он. – Не знаю, что тогда на меня нашло. Просто, какая-то безнадега навалилась, вот я и решил, что это мне существующий мир мешает, и что если стереть его до основания, то на руинах построю свой собственный. Только вот мир был против этого, да и размеры его несравнимы.

Я же помог тому подняться, а после обнял его. Все остальные несколько мгновений просто молча удивленно смотрели, на все это, но после того как мой «клон в белом» начал хлопать, то и все остальные поддержали его инициативу и вскоре все дружно хлопали, понимая, что все наконец закончилось хорошо. Хотя, я и не сомневался, что все так и будет. Не знаю почему, наверное, шестое чувство.

Проводив нас на поверхность, все мои копии разошлись по своим мирам и ждали сигнала от «клона в белом», когда садиться в автобус и на какие места, чтобы полностью его заполнить и возможно выбраться отсюда. Жизнь в лагере нисколечко не изменилась даже после капризов погоды и все жили как раньше, даже еще лучше. До конца смены оставался один день, отъезд должен быть вечером, и я решил провести его с максимальной пользой и отдыхом. Поэтому я полдня провалялся на пляже и проплавал в речке, наблюдая за ее обитателями. И даже нашел, пару медных монет на дне. Видимо кто-то бросал их сюда, чтобы вернуться обратно. Ну а я, наверное заберу их себе на память. Потому что если все получиться и я попаду в свой мир, хотелось бы оставить о «Совенке» хоть какие-то воспоминания. После чего был нехитрый обед из того же куриного супа, овощного салата, пюре и котлеты. И как ни странно, все мои знакомые сегодня были весьма не разговорчивы, даже Мику, что удивительно учитывая то, как она любит поболтать. Наверное, все понимали, что уже через несколько часов этот лагерь, и это лето останется позади и все вернуться к своей привычной жизни. Для меня это тоже был шанс, наконец вылезти из этого кругового движения и продолжить свой путь к счастью. Невольно я бросил взгляд на Дашу и Ольгу. Обе заметив меня, немного смутились и покраснели. Конечно, они обе для меня очень дороги, но я прекрасно понимаю, что могу остаться только с одной. Только с какой из них? Вот в чем вопрос. С этими раздумьями я вышел из столовой и решил перед отъездом немного прогуляться по лагерю. Выйдя на центральную площадь я посмотрел на памятник Генде и улыбнулся. Наверное, только ему известна вся, правда о здешнем мире и его обитателях. Только он ее никому не расскажет. Потому как памятник.

- О чем задумался? – спросила Даша, неслышно подойдя ко мне сзади.

- Да так, ерунда, - отмахнулся я, присаживаясь на скамейку. Даша присела рядом. – Думаю, что будет, если ничего не выгорит из этой затеи с коллективным отбытием меня с моими копиями. Что тогда? На сто второй повторный круг и все про меня снова забудут? – спросил я скорее самого себя. На что Дарья взяла меня за руку и улыбнулась.  

- Я тебя точно не забуду, - заверила она меня, слегка целуя в губы.

- Даш, ну не здесь же, - смутился я. – Вдруг кто увидит.

- Да, ты прав. Ну, извини, тогда не буду к тебе больше лезть. Или дело не только в этом? А еще и в ней, да? – спросила она и посмотрела на меня глазами полными скорби и печали. – В Ольге. Скажи, честно – ты ее любишь?

Дашин вопрос вогнал меня в очередные раздумья. А действительно – можно ли назвать любовью, то, что я испытываю к нашей вожатой? Или же это просто привязанность, как к старшей сестре. Конечно это грубое сравнение, но в принципе так и есть – я испытываю к Оле теплые чувства, но это нельзя назвать просто любовью к женщине. Скорее, как любовь к лучшему другу или родственнику. Другое дело Даша, о которой я толком так ничего и не знаю, но в которой чувствую родственную душу. Э-эх.. Как бы мне хотелось управлять временем и отмотать эту смену в самое начало. Может быть тогда я многое смог бы исправить или не допустить. Еще раз взглянув в сторону Даши, которая все еще ждала от меня ответа я глубоко вздохнул и собрался с силами, чтобы дать свой окончательный ответ.

- Я… не знаю, - честно ответил я. – Честно говоря – я запутался. Вот если бы ты дала мне немного времени. Понимаешь, вы обе для меня стали очень дороги и я не могу вот так взять и сказать с кем хотел бы остаться. С одной стороны Оля – она хоть и со своими тараканами, но все же добрая, милая, отзывчивая. А с другой – ты, можно сказать девушка из моих грез. И когда я начинаю думать, что кого-то из вас я могу хоть чем-то обидеть, то у меня прямо кошки на душе скрестись начинают.

А Даша улыбнулась мне в ответ и сказала.

- Не бойся. Я не обижусь если ты выберешь не меня, - заверила она. – Я все равно буду только рада, за то, что ты нашел свое счастье. Но все равно я хочу знать – с кем ты бы хотел остаться – со мной или Ольгой?

Ну и фигли теперь делать? Все равно надо выбирать. Только кого?

С кем останется Дмитрий?

1.      Остаться с Ольгой, (концовка 2)

2.      Остаться с Дарьей.  (концовка 2)

Концовка с Ольгой (вторая концовка)

Я еще долго думал и наконец, принял решение, как бы больно мне потом на душе не было.

- Прости Даш, но Оля для меня немного ближе тебя, - я с трудом подбирал слова, поэтому говорил довольно медленно, дабы хорошо продумать разговор. – Нет, не пойми меня не правильно, ты тоже замечательная, умная, красивая, веселая девушка, но я… тебя не люблю. То есть люблю, конечно, но только как друга с которым весело проводить время, веселиться и можно всегда и во всем положиться. Но настоящие и искренние чувства я всегда испытывал, только к Ольге. Причем с первой нашей встречи. Так что прости меня… если что, - последние слова я говорил уже в пустоту. Даша просто исчезла. И я отчего-то понял, что больше ее никогда не увижу.

На глаза предательски навернулись, слезы и я стал колотить кулаком ни в чем неповинную лавку. Остановился, только когда понял, что содрал себе все костяшки на пальцах и чуть не сломал саму лавку. Закончив истереть, я заметил, что на меня с молчаливым удивлением, уставилось человек пять пионеров. Но в данный момент мне было абсолютно все равно. Хотелось убежать, скрыться  где-то далеко, и чтобы тебя никто не нашел. Поэтому я встал и пошел, куда глаза глядели. Но ноги сами привели меня к домику вожатой. А на ступеньках крыльца сидела она сама, держа на руках кролика и смотря куда-то в сторону леса. Немного успокоившись, я решился подсесть к ней. При виде меня Оля вздрогнула.

- Ой, это ты? Чего крадешься? Напугал меня и Степашу, - обиженно бросила она.

- Извини, не хотел портить такой красивый момент, - ответил я, слегка ее обнимая. Оля не стала вырываться, а лишь прижалась головой к моему плечу и мечтательно улыбнулась. – О чем думаешь? – попытался поддержать разговор я.

- Да так, ни о чем, - брякнула она, закрывая глаза. – Думала, что будет после смены?

- Что-что? Будем жить долго и счастливо, - весело сказал я. На что Оля засмеялась.

- Ну, так разве, что только в сказках и бывает. В жизни все намного прозаичней, - она грустно вздохнула и по ее щеке прокатилась крупная слеза. – Ты ведь сам прекрасно понимаешь, что мы никак не сможем быть вместе.

- Почему? – удивился я.

- Мы слишком разные, - пояснила она. – Тебе всего семнадцать, а мне уже двадцать семь (хм… а я думал максимум двадцать три). Сомневаюсь, что ты целый год будешь ждать, чтобы остаться со мной. Ведь вокруг столько красивых и молодых девушек. Ты несомненно кого-нибудь еще встретишь и влюбишься по-настоящему, а про меня потом даже не вспомнишь. Так, что пока мы не наломали дров, давай лучше останемся просто дру… - но я не дал ей договорить, впившись в ее губы страстным поцелуем. Вначале Оля слегка опешила, затем даже пыталась вырываться, но, в конце концов, сдалась и стала отвечать на мои поцелуи. После чего мы встали, забежали в домик, закрыли дверь на ключ, и плотно зашторили окна.

- Ты, правда, этого хочешь? – спросил ее голос в темноте.

- Больше всего на свете, - честно признался я, снимая с нее форму.

- А как же твоя Даша? Мне казалось, что вы вроде пара? Или уже нет? – совсем не вовремя начала интересоваться она. Но я ничего не ответил и продолжил покрывать ее тело поцелуями. – Погоди, - остановила она меня. – А вдруг нас кто-нибудь услышит или зайдет?

- Если честно, то мне по барабану. Потому как я понял, что очень люблю тебя и никому в обиду не дам, - твердо ответил я.

- И я тоже тебя очень-очень люблю, - призналась она.

После чего мы погрузились в пучину страсти, полностью растворяясь и дополняя, в объятьях и поцелуях, друг друга.

Каким же я раньше был тормозом, когда думал, что счастье это нечто далекое и эфемерное, словно эфир или воздух. Его можно вдыхать, он иногда даже имеет запах, но его нельзя увидеть или потрогать, потому как он не имеет физической формы. Но оказалось, что счастье на самом деле есть. Вот оно – лежит рядом со мной, с растрепанными по всей кровати темными волосами, положив голову ко мне на плечо и смотря на меня зелеными влюбленными глазами. И в данный момент – это было что-то настолько прекрасное и невесомое, что просто невозможно описать словами…

- Странно? Я прекрасно понимаю, что то, что мы делаем неправильно, аморально и даже незаконно. Но в данный момент мне на все это просто плевать, - говорила нежно Оля, поглаживая меня по голове.

- Ну в этом месте и времени может и незаконно, - ответил я, накручивая на палец прядь ее волос. – Но в моем мире это вполне нормально.

- Ты имеешь ввиду спать с несовершеннолетним – это у вас в порядке вещей? – ошарашено спросила Оля, приподнимая голову.

- Нет я хотел сказать, что это же здесь мне всего семнадцать лет, - попытался ретироваться я. – В моем мире мне уже далеко за двадцать.

- «За двадцать» - это сколько? – игриво спросила Оля.

- Двадцать шесть… или уже даже двадцать семь, - начал вспоминать я, потому как провел тут очень, много времени и вполне, мог прибавить пару лет в своем мире. – Так что, если ты окажешься со мной в моем мире, то возможно даже я буду старше тебя.

- А если нет, и мы все-таки попадем в райцентр, где ты так и останешься семнадцатилетним мальчиком? Или же ты опять исчезнешь, а затем снова вернешься в лагерь, где я тебя не буду помнить? – говорила она, а из глаз у нее потекли крупные слезы.

- Я обещаю - во, чтобы то ни стало, мы будем вместе – заверил я, вытирая ей слезы и чмокнув в губы. – Просто доверься мне и все будет хорошо, ладно? – Оля кивнула, затем снова прижалась ко мне и даже немного задремала. Я было тоже хотел прилечь, но мне не дал это сделать сигнал к обеду. Поэтому пришлось растолкать Олю.

- Эй, соня. Обедать пойдешь? – ласково сказал я ей на ухо.

- М-м… - промычала она не открывая глаза. – Что-то не хочется. Давай, так весь день пролежим и никуда не пойдем, а?

- Я, конечно не против, но не будет ли это выглядеть странно, что и тебя и меня одновременно не будет в столовой? – предположил я. – Ты разве не боишься, подмочить свою репутацию?  

- Если, честно – то мне по барабану, - ответила Ольга, посмотрев на меня, отчего я немного смутился, оттого что немного плохо на нее стал влиять. Вот, уже и выражения мои использует? А, что будет дальше – страшно подумать. Хотя откуда во мне столько этой культуры и этики? Очевидно, что и сама Оля на меня повлияла, только в другую сторону.

Наши полежалки на кровати прервал настойчивый стук в дверь и голос Слави:

- Ольга Дмитриевна Вы на обед пойдете? Я тогда и для вас место займу? – говорила она пока мы с Ольгой быстро начали одеваться и приводить себя в порядок. Причем делали это шустрее, чем войска быстрого реагирование и пожарники вместе взятые. И буквально за десять секунд мы снова стали вожатой и прилежным, образцовым пионером. Даже кровати успели застелить и прибрать бардак, который тут учудили в порыве страсти (просто запихав весь мусор и поломанные вещи под кровать. Только почему-то все под мою). Но времени возмущаться уже не было, потому как Оля поспешно открыла двери и наигранно улыбнувшись ответила своей помощнице:

- Уже бегу. Спасибо тебе Славяночка, за помощь, но я как-нибудь сама, хорошо? – предложила ей вожатая, пока я молча стоял за ее спиной, «внимательно изучая» стены в домике.

- Ладно, - пожала плечами Славя, а затем предложила. – Тогда если хотите, я могу вместе с вами пойти?      

- Ты иди, а то тебя там, наверное, девочки заждались? – предположила Ольга.

На что Славя кивнула и окинув меня взглядом, быстрым шагом направилась в столовую. После чего Оля закрыла за ней дверь и мы одновременно облегченно выдохнули.

- Чуть не спалились, - честно признал я. – Прости, тут я виноват. Вел себя как идиот.

- Да я тоже хороша, - махнула рукой она. – Нужно было себя более естественно вести, а не с этой приклеенной улыбкой в которую никто не поверит.

- Это уж точно, - прыснул со смеху я..

На что Оля вначале ничего не поняла, а потом тоже стала смеяться, над нелепостью ситуации.  

В общем быстро пообедав и собрав все свои нехитрые пожитки (которых у меня не было), я нервно ходил по дому и смотрел на разбитый экран телефона, ожидая сигнала от лидера моих клонов, что пришло время садиться в автобус. Но благо, напряжение от отъезда в неизвестность, помогли скрасить частые визиты гостей в домик к вожатой (которая куда-то отлучилась по срочным организационным делам. Что это были за дела я не спрашивал, да мне собственно не очень и интересно было). Первой гостьей оказалась Ульяна. Она как всегда сначала громко постучала, а после вошла, не дожидаясь, разрешение войти. Дети, что тут поделаешь.

- Чего сидим, киснем, а? – задорно спросила она плюхаясь рядом со мной на кровать. – Погодка же класс. Пойдем на пляж, что ли, на последок сходим?

- Да я плавки уже упаковал, - соврал я. Делать мне больше нечего чужие вещи на себе носить. – Сейчас весь чемодан переворачивать придется.

- Тогда так иди, - не задумываясь, ответила она.

- То есть ты имеешь ввиду в трусах? – поинтересовался я, отчего-то краснея.

- Ну да, - брякнула в ответ рыжая бестия. – А что такого? У тебя они как раз на плавки и похожи. И Дашу с собой возьми. Кстати ты ее не видел, она мне кое-что обещала подарить, но теперь, куда-то исчезла?

- Нет не видел, но я ей обязательно передам твои слова. И за предложение насчет пляжа спасибо хотя тут я пожалуй пас, - ответил я. – Хочется домой сухим доехать.

- Ну как знаешь, - пожала плечами она. После чего крепко обняла меня и сказала на ухо. – Я вообще-то повод искала, чтобы с тобой повеселиться напоследок. Мы ведь скоро уезжаем, и может никогда больше не увидимся. Поэтому я хочу, чтобы ты знал – если бы у меня был бы старший брат, то я очень хотела, чтобы он был похож на тебя. Спасибо тебе за все, – и чмокнув меня в щеку, Ульяна быстро выбежала из домика вожатой, чтобы не разреветься от нахлынувших чувств, но услышав ее радостный крик, я понял, что Степаша не успел от нее спрятаться. – Смотри кого я нашла? – гордо сказала она, предъявляя мне моего же кролика. – Он под крыльцом спрятался, а я нашла. Здорово правда?

- Правда, - печально вздохнул я, предвосхищая ее следующий вопрос. Но когда того не последовало, сказал правду. – Ульяна знакомься это Степаша, мой кролик. Он сам меня нашел, когда я спал в гамаке возле дома.

- Здорово,- восхищенно протянула она, затем заметно погрустнела и передала кролика обратно мне. – А вот у меня ни разу кролика не было.Хоть я всегда хотела. Но родители не разрешали, говорили, что за ним убирать надо, кормить, прививки ставить. Да я его хоть выгуливать согласна. Не то, что убирать и кормить.

Я отчего-то знал, что этот момент рано или поздно настанет, хоть и старался отсрочить его как мог. Но вечно это продолжаться не могло. Я посмотрел на Степашу, на прощанье (на секунду мне даже показалось, что он как-то странно на меня посмотрел. Словно говорил: «не переживай. Со мной все будет хорошо.»), и скрепя сердце, отдал его обратно Ульяне.

- Это ты его мне даришь? – радуясь нежданному подарку спросила она.

- Да, - ответил я, с трудом сдерживая слезы. – Вернее не только я, но и Даша тоже. Вообще-то это ее кролик, а я у него… типа няньки, - сказав это, я отвернулся, так как воспоминания о Даше, вкупе расставания с домашним питомцем заставили меня снова хлюпать носом.

- Ура!!! У меня будет свой пушистик! Спасибо, спасибо, спасибо тебе, братик, большое! Ты самый-самый лучший! – громко огласила на весь домик и наверное улицу Ульяна. После чего расцеловала сначала меня, затем Степашу (которому подобное обращение очень даже нравилось). После чего быстро выбежала на улицу, продолжая при этом радостно ликовать, словно выиграла конкурс мисс Вселенная. Я же грустно вздохнул и помахал Степаше рукой на прощанье. Надеюсь, Ульяна о нем позаботиться, как заботились я и Оля. И думаю, она бы на моем месте поступила бы точно также. Затем в домик вожатой заходили Алиса, чтобы попрощаться и попросить за все прощенья, а потом обняла меня и поцеловав в щеку, убежала довольно расстроенная. Наверное, чтобы я не заметил ее слез. И хоть я и заметил – виду не подал. Не стоит, а то еще больше расстроится и будем тут вдвоем сидеть реветь. Потом приходили Лена, Мику (которая, на удивление, была весьма немногословна) и Женя (на лице, которой я впервые, за эту смену, заметил улыбку), также сказав мне до свиданья, хотя тут, наверное, стоило бы сказать прощай. Я не был уверен – вернусь ли сюда снова? Потому как план с одновременным отбытием моих копий хоть и не имеет никакой логики, мне отчего-то казалось, что все должно сработать. Затем в домик вошли вожатая и Славя о чем-то оживленно разговаривая и даже смеясь. Неужели Оля ей все рассказала? Или же Славя, сама обо всем догодалась, что произошло между мной и Ольгой. Когда же помощница вожатой вышла, пожелав мне хорошего пути и мы остались с Олей наедине, она поинтересовалась у меня насчет кролика, так как взяла для него немного зелени из столовой. Я рассказал ей о нашем разговоре с Ульяной и то, что решил подарить Степашу ей. Я думал, что Оля расстроиться, узнав что я отдал кролика без ее согласия. Но она лишь присела ко мне на кровать и обняв, положила голову мне на плечо, сказав что я у нее очень добрый и таких еще поискать нужно. И только я хотел было немного просто тихо посидеть с ней перед отъездом, как вдруг на телефон пришло очередной смс от моего «клона в белом»: «Все уже расселись по местам. Ждем только тебя». Прочитал я. Ну, что ж… пора, так пора.

- Пойдем? – спросил я Ольгу.

- А что разве уже пора? – поинтересовалась она, плотнее прижимаясь ко мне. – Я думала, что у нас еще есть немножечко времени.

- Если план прокатит у нас впереди с тобой еще вся жизнь будет, - заверил ее я чмокнув в губы. Затем мы встали, я мысленно попрощался с этим домиком.

И мы вдвоем с Олей направились к автобусу, где уже в шеренгу  выстроились все пионеры, чтобы услышать очередную (для меня), патриотичную и пламенную речь вожатой о том, как много мы успели потрудиться, за эту короткую неделю, помимо того, что хорошо отдохнули и то, что приедем сюда еще в следующем году (отчего после этой фразы у Оли «ком застревал в горле» и говорить она больше не могла, боясь расплакаться от переполнявших ее чувств, следовательно все рассаживались по своим местам в автобусе). Не смотря на то, что вожатая всегда сидела только рядом со своей помощницей Славей впереди автобуса, а я стараясь не выделятся, садился в самый конец, в этот раз она решила сделать исключение и сесть рядом со мной на «камчатке».

- Можно я рядом присяду? – попросила разрешения она, указывая на пустое место рядом со мной.

- А как же ваши принципы, Ольга Дмитриевна, – сидеть только впереди и только со своей помощницей? – подыгрывал ей я, изображая обычного, ничем не примечательного пионера-подростка, который в рамках приличия, разговаривает со своей вожатой.

- А я сегодня решила их пересмотреть и начать жить «с чистого листа», - ответила она, подмигнув мне. Я подмигнул ей в ответ. – Ну, так мне можно присесть? А то сейчас найду другое место?

Я молча указал ей на место рядом со мной, после чего она и села.

- И чего было комедию ломать, на нас все равно никто не смотрит? – шепнул ей на ухо я.

- Но ведь могут и услышать, - в том же тоне ответила она. После чего в момент погрустнела и даже чего-то испугалась. – Я все-таки волнуюсь – вдруг ничего не получится и для тебя все начнется заново.

- Не начнется. Верь мне, - заверил ее я, беря за руку, и Оля положила голову мне на плечо и совсем тихо сказала.

- Я всегда тебе верила. С самого первого дня смены.

Дальше мы ехали в молчании, полным раздумий. Пейзаж за окном кардинально не менялся уже часа два, как мы ехали. Даже когда за окном совсем стемнело. Половина пионеров продолжали маяться дурью, а другая половина – просто спала. В том числе и Оля, так и уснувшая на моем плече. А вскоре и меня от укачивания, стало клонить в сон. Но засыпая я увидел всех своих копий, под предводительством «клона в белом» в этом автобусе. Заметив меня, все они разом обернулись и улыбнусь мне. А их лидер сказал: «План сработал. У нас все получилось. Теперь мы все свободны. Спасибо тебе за это». Что ж, рад что хоть кому-то в этой жизни я сумел помочь. Последним, в подсознании всплыл образ Дарьи, которую я так сильно обидел при нашей последней встречи. А ведь я даже не успел извиниться за свои слова. Интересно, придет ли она еще ко мне в моих снах, где мы с ней сможем все окончательно обсудить? Думаю, нет. И, на мой взгляд, это очень печально. С этими мыслями я и провалился в глубокий, беспробудный сон без сновидений…    

Бывают сны, от которых просто не хочется просыпаться. Эти сны обычно такие яркие и красочные, что просыпаешься и долго не можешь понять, где ты сейчас и что произошло. Вот именно такое произошло сейчас со мной. Я нехотя разлепил глаза, пытаясь отогнать остатки сна. Но присмотревшись повнимательней к обстановке, я обнаружил, что нахожусь не в лагере… а в своей привычной холостяцкой квартире, которую не видел уже кажется, целую вечность. Казалось бы все здесь осталось так как и было до моего нежданного путешествия: все та же маленькая комнатка с диваном, шкафом, телеком на тумбочке, а также включенном компьютере на столе, возле окна, за которым все еще шел… снег? Но ведь сейчас лето, откуда здесь снег? Но экран монитора компьютера утверждал, что сегодня все еще 24 декабря 2014 года. Так, что же это получается – все это и правда был сон. А если нет? Тогда почему я сейчас один в пустой квартире и со мной нет рядом… Ольги. Слезы сами начали застилать мне глаза и громко стучать об пол. Неужели она осталась там в той соляной пещере, не дождавшись моей помощи? И где она сейчас? Может быть ее уже нет в живых. Вдруг, я заметил на диване чей-то чужой телефон: какой-то девчачий,  розового цвета, с блестками и сердцем на задней крышки. Явно не мой. Интересно, как он тут оказался и чей он?

- Зай, ты мой телефон не видел? – послышался из коридора до боли знакомый голос. Секунду я был в ступоре, не зная, что делать, а после выбежал из зала в коридор чуть не сбив с ног… Ольгу, которая как раз в тот момент вышла из душа. Или это была не Ольга, а просто девушка на нее похожая? Хотя сходство было потрясающее: те же глаза, то же лицо, те же губы. Даже по возрасту она не отличалась, от вожатой из моего сна (только сейчас я был старше нее). Для верности или от шокового состояния я осторожно дотронулся до ее лица, что бы проверить, реальна ли она или же это очередной сон во сне. Но когда я осторожно дотронулся до нее, «Оля» сердито нахмурилась.

- Да, что с тобой такое? – удивилась она. – Ты как будто бы привидение увидел.

- Скорее видение из своего сна, - сказал я, продолжая гладить ее по щеке.

- Да-а. И что за видение, расскажешь? – романтично протянула Оля, приближаясь ко мне.

- Ну, там был какой-то пионер лагерь, советского периода, где-то на юге страны, толпа пионеров, которые все время, что-то делали. Я тоже, кстати, был среди них, только и в подростковом возрасте. Да-да. Честно слово. А что тут смешного? – прервался я, так как Оля начала звонко смеяться.

- Не, ну ты даешь: пионерлагерь, пионеры, ты – пионер, и наверняка там еще была какая-нибудь злая стервозная вожатая, которой не удалось выйти замуж, вот она и отрывается, крича на всех подряд, так?

- Вообще-то вожатой в моем сне была ты, - признался я и стыдливо уставился в пол.

- Я?! – шокировано произнесла Оля. – То есть ты на самом деле считаешь меня стервозной злюкой, да?!

- Нет, что ты. Это ведь всего лишь сон. Не бери в голову, - пытался разрядить обстановку я. – Я абсолютно так не считаю. И вообще, ты там была самой лучшей и самой красивой вожатой, которую я, когда-либо видел.

- Ой-ой. Врешь, но все равно приятно, - засмеялась она, обнимая меня за плечи. – Какой же ты все-таки выдумщик. Тебе бы книги писать.

- Может и напишу. Только кто их читать, то будет? – я приблизился к ней.

- Ну, на одного фаната, твоего творчества в моем лице, ты всегда можешь рассчитывать, - заверила она меня. – Да, я чего сообщить хотела, прежде чем ты меня чуть не сбил – я сегодня ходила на УЗИ. Так что можешь радоваться «папочка» – у нас будет девочка. Поэтому я телефон и искала. Хотела сроки следующей консультации посмотреть.

От этой новости, я не знал как себя вести: с одной стороны хотелось плакать от радости, с другой смеяться, или же вообще прыгать до потолка. В общем когда порывы радости немного утихли я решил спросить:

- А ты уже над именем подумала?

- Не знаю. С тобой хотела посоветоваться, - сказала она.

Неожиданно в голове ярко всплыл образ девушки-совы из моих снов. Только я уже не помню, как ее звали. Кажется Дашей, или как-то еще на «Д».

- Как тебе, например, имя Дарья? – поинтересовался я.

- А что – неплохо, - подумав, сказала она. – Мне нравиться. Пусть будет Дашей.

После чего мы слились с ней в жарком и страстном поцелуе.

Не знаю, действительно ли та эта Ольга из моего сна, или нет. И происходили ли те события в лагере со мной на самом деле? Но в одном я был уверен точно – теперь мы, несомненно, будем счастливыми. И никто нам в этом не помешает.

(получено достижение «Будь готов - всегда готов»

Ольга – хорошая концовка)

У каждой истории есть свои начало и конец. У каждой истории есть своя фабула, синопсис, ключевые моменты, прологи и эпилоги. И нет такой книги, при повторном прочтении которой не открывались бы новые моменты, которые не замечал ранее. У каждой истории есть начало и конец. Но у каждой книги есть также последняя страница, дочитав которую, мы ставим книгу на полку… чтобы потом взять новую и начать читать новую историю.

Концовка с Дарьей (концовка 2)

Я еще долго думал и наконец, принял единственно верное решение, как бы больно мне потом на душе не было:

- Ну неужели ты еще сама не догадалась? – улыбнулся я, обнимая ее. – Конечно я всегда любил только тебя. И никто мне больше на этом свете не нужен.

- А как же твоя Ольга? – вновь начала расспрашивать она. – Мне казалось, ты испытываешь к ней сильные чувства?

- Да, но как к старшей сестре, не более, - заверил Дашу я. – А тебя я люблю как свою девушку. И никому тебя в обиду не дам. Клянусь, – С этими словами я крепко поцеловал Дашу, не желая отпускать от себя ни на секунду. Но вскоре она оторвалась от меня и взяв за руку, начала куда-то тянуть за собой.

- Куда это мы? – поинтересовался я.

- Сюрприз, - игриво сказала она продолжая вести меня неизвестно куда.

Вот мы уже покинули границы лагеря, пошли по лесной тропинке и вскоре вышли на просторную поляну с озером, где я частенько любил бывать один, размышляя о жизни и о том, почему же мне в ней так не свезло. Но теперь я тут не один, а с девушкой из своих снов. Это было одновременно немного волнительно и интригующе. Что же она хотела мне показать. Дойдя до озера, Даша скинула с себя одежду и вошла в воду по самую шею. После чего молча указательным пальцем подозвала меня. Я немного помялся с ноги на ногу, с опаской оглядываясь быть застуканным за этим непристойным занятием, кем-то из пионеров. Но поняв, что никого тут кроме меня и Даши нет, последовал ее примеру и также без ничего подплыл к ней примерно на середину озера, где уже не чувствовалось ногами дно. После того, как я приблизился к Даше, мы начали с ней плескаться, затем плавать на перегонки, а после устав и наплававшись вдоволь на несколько лет вперед, подплыли друг к другу предельно близко и слились в страстном поцелуе, который перерос в нечто невообразимо прекрасное, самое лучшее что случалось со мной за последнее время и мы полностью растворились друг в друге в порыве страсти. И в тот момент для меня не было ничего важнее, это странной, загадочной, но отчего-то родной и самой любимой девушки по имени Даша, которая стала для меня буквально всем на этом свете и которую я теперь буду защищать, во что бы то ни стало. И плевать что и с кем у меня было до этого момента. Теперь я точно знаю – Даша, та девушка с которой я бы хотел провести остаток своих дней. Даже если придется снова и снова возвращаться в лагерь и знакомиться с ней как в первый раз. Но в глубине души, я был уверен, что наш план с совместным отбытием всех моих клонов одновременно, должен сработать. И я наконец смогу окончательно вернуться домой, вместе с Дашей. А эта мысль безусловно вселяет оптимизм, веру в успех и собственные силы. Но это был еще не конец истории. Теперь предстояло самое сложное, рассказать Ольге обо мне с Дашей. Но на удивление она восприняла эту новость вполне спокойно, и даже, по-моему была рада за нас (хотя может это только внешне. Кто знает, что творилось у нее голове тогда. Она ведь редко демонстрирует свои эмоции). И пока я собирал свои нехитрые пожитки, готовясь к окончательному отъезду (Даша сказала, что ей тоже нужно кое-что здесь закончить, чтобы отправиться со мной в мой мир) в домик вожатой стали один за одним ходить мои знакомые и друзья, чтобы попрощаться и пожелать счастливого пути. Первой в домик примчалась Ульяна, которая заметив моего кролика, стала рассказывать о том, что всегда о таком мечтала, но родители его ей не покупали. В результате чего пришлось подарить той Степашу, «оторвав» от себя., за что Ульяна крепко меня обняла и расцеловав в обе щеки сказала, что лучшего «старшего брата», как я у нее никогда не было.  Потом приходили Лена, Мику (которая, на удивление, была весьма немногословна), Алиса (которая тоже не была на себя похожа) и Женя (на лице, которой я впервые, за эту смену, заметил улыбку), также сказав мне до свиданья, хотя тут, наверное, стоило бы сказать прощай. Я не был уверен – вернусь ли сюда снова? Потому как план с одновременным отбытием моих копий хоть и не имеет никакой логики, мне отчего-то казалось, что все должно сработать. Затем в домик вошли вожатая и Славя о чем-то оживленно разговаривая и даже смеясь. Но заметив меня, вожатая тут же стала серьезной, как никогда и сухо сказав, что отъезд из лагеря через десять минут, попросила меня освободить помещение, чтобы дать ей переодеться и привести себя в порядок. Ну ладно. Я и на улице десять минут могу постоять. Тем более что, как раз в этот момент от лидера моих клонов пришло смс: «мы все в сборе. Ждем только тебя». Я написал ему в ответ, что уже бегу и бодро выбежал из домика вожатой, направляясь сразу на автобусную остановку, где уже в шеренгу  выстроились все пионеры (включая Дашу, которая появилась среди всех в пионеров последний момент, буквально из ниоткуда), чтобы услышать очередную (для меня), патриотичную и пламенную речь вожатой о том, как много мы успели потрудиться, за эту короткую неделю, помимо того, что хорошо отдохнули и то, что приедем сюда еще в следующем году (отчего после этой фразы у вожатой «ком застревал в горле» и говорить она больше не могла, боясь расплакаться от переполнявших ее чувств. Следовательно все рассаживались по своим местам в автобусе и тот трогался с места, направляясь в неизвестность… или же на очередной «круг почета».

Пейзаж за окном автобуса уже долгое время почти не менялся и все пионеры были заняты своими делами: вожатая о чем-то говорила со своей помощницей Славей, изредка бросая на меня и Дашу косые печальные взгляды (она все-таки обиделась, за то что я сказал, что выбираю не ее. Только виду не подала. Ну, ничего, сейчас когда все в автобусе уснут, я и поговорю с ней на чистоту, чтобы окончательно расставить все точки над i. Мол, извини, но между нами ничего не получится, мы слишком разные, но давай останемся друзьями. Хотя я ей ничего толком и не обещал. И если с очередной моей затеей побега ничего не выгорит, она даже не вспомнит меня при следующей встрече. Так что я думаю, что можно обойтись и без более подробных объяснений, почему все сложилось так, а не иначе). Вскоре за окном резко стемнело и практически все пионеры в автобусе уже спали. За исключением разве, что меня с Дашей. Мы сидели в самом конце автобуса и уже долгое время просто смотрели в чистое и яркое звездное небо. Нет, в городе такой красоты уж точно не увидишь.

- А как ты думаешь, есть ли жизнь на других планетах? – спросила меня Даша.

- Ну судя по последним расчетам современных астрофизиков и довольно сложным математическим формулам, удалось предположить, что только в нашей Галактике существует более десяти тысяч планет, пригодных для проживания, - по-научному ответил я. – Только вот есть ли на них своя жизнь, все еще остается загадкой. А тебе, что на нашей планете уже надоело?

- Да нет, - улыбнулась она, положив голову мне на плечо. – Просто разговор пытаюсь поддержать. – После чего неожиданно строго на меня посмотрела. – А почему ты меня все не спрашиваешь «куда и зачем я ходила»?!

- Я бы спросил, но ты так быстро убежала, что я не успел, – начал оправдываться я. Но после того, как она улыбнулась, я понял, что она просто так пошутила. – Ну и куда же ты ходила, если не секрет?

- Не секрет, - ответила она, снова ложась на мое плечо. – Нужно было уладить кое-какие организационные вопросы, - после чего она сняла пилотку под которой уже не было милых глазу совиных ушек. Я даже на секунду испугался, подумав что Даше их просто оторвали родители, когда узнали, что их дочь решила покинуть родительское «гнездо» и уехать с незнакомым парнем в неизвестном направлении. Но все оказалось не так страшно. – Мне нужно было передать бразды правления этим лесом новому хранителю, чтобы я могла свободно уехать отсюда навсегда. Теперь я такой же обычный человек, как и все. Ты доволен?

И что же я мог еще тогда ответить?

- Конечно да, - ответил я, крепко поцеловав эту самую удивительную и невероятную девушку, которую только встречал в своей серой и скучной жизни.

Вот ведь как бывает. Иногда даже могущественные существа могут пожертвовать всем ради того, чтобы остаться рядом с теми, кого любят. Но если я был бы на месте Даши, то поступил точно также, как она.

Вскоре нас обоих от укачивания стало клонить в сон. Но засыпая, я увидел всех своих копий, под предводительством «клона в белом» в этом автобусе. Заметив меня, все они разом обернулись и улыбнусь мне. А их лидер сказал: «План сработал. У нас все получилось. Теперь мы все свободны. Спасибо тебе за это». Что ж, рад что хоть кому-то в этой жизни я сумел помочь. Последним, в подсознании всплыл образ Ольги, которую я так сильно обидел при нашей последней встречи. А ведь я даже не успел извиниться за свои слова. Интересно, простит ли она меня когда-нибудь? Наверное, нет. Потому как я и сам бы себя за это не простил. И, на мой взгляд, это очень печально. С этими мыслями я и провалился в глубокий, беспробудный сон без сновидений…

Бывают сны от которых просто не хочется просыпаться. Эти сны обычно такие яркие и красочные, что просыпаешься и долго не можешь понять, где ты сейчас и что произошло. Вот именно такое и случилось со мной. Я нехотя разлепил глаза, пытаясь отогнать остатки сна. Но присмотревшись повнимательней к обстановке, обнаружил, что нахожусь не в лагере… а в своей холостяцкой квартире, которую не видел уже кажется, целую вечность. Казалось бы, все здесь осталось так как и было до моего нежданного путешествия: все такая же маленькая комнатка с диваном, шкафом, телеком на тумбочке, а также включенном компьютере на столе, возле окна, за которым все еще шел… снег? Но ведь сейчас лето, откуда здесь снег? Но экран монитора компьютера утверждал, что сегодня все еще 24 декабря 2014 года. Так, что же это получается – все это и правда был сон. А если нет? Тогда почему я сейчас один в пустой квартире и со мной нет рядом… Даши. Слезы сами начали застилать мне глаза и громко стучать об пол. Неужели она осталась там в той соляной пещере, не хотев покидать мой холодный труп? И где она сейчас? Может быть ее уже нет в живых. И только я был готов впасть в депрессию, как вдруг почувствовал, что с потолка на меня начала капать вода.

- Этого еще не хватало. Какого черта?! – крикнул я в потолок, думая, что меня, кто-то мог услышать.

Когда же закапало еще сильнее, я не выдержал: быстро выбежав из квартиры, поднялся на этаж выше, вычислил квартиру, которая надо мной и стал изо всех сил трезвонить и тарабанить в дверь, чтобы мне быстрее открыли, пока вода не дошла до первого этажа (я же сам жил на четвертом). И мало того, что я чуть не вынес чужую дверь, так я еще при этом громко кричал много непечатных выражений в адрес того, кто меня топил. Чего со мной случалось крайне редко. Ну подумаешь, покапает немного и перестанет? Ремонт я все равно делать не буду, так как нет ни денег, ни желания. Наверное, сказалось волнение от того, что я снова попал в свой реальный мир из сладкого сна, из которого меня так в наглую взяли и выдернули. В конце концов мои крики и стуки произвели должный эффект: дверь открылась и на пороге появилась… Даша! Только вместо платья из перьев или пионерской формы, на этот раз на ней был синий замызганный комбинезон, поверх белого топа с коротким рукавом. На голове у нее была шляпа из газеты. В руках Даша (или очень похожая на нее девушка?) держала вантуз и разводной ключ. При виде моего рассерженного лица девушка немного насупилась и уставилась под ноги.

- Простите меня, - робко стала извиняться она. – Это не я. У меня самой со стояка течь начало. Оказалось соседи сверху, трубы у себя меняли, а общий стояк перекрыть забыли, вот меня и начало заливать. Я уже сантехника вызвала, но он все не едет. А мне, что делать, я одинокая девушка, приехала недавно в ваш город, никого еще толком не знаю и…

- Стоп! – решил прервать ее словесный вулкан я, пока у меня уши в трубочку не свернулись. Да уж, если это и правда Даша из мое сна, то общение с Мику не прошло для нее бесследно. Болтать без умолку она несомненно научилась. Но вот насчет всего остального я не был полностью уверен, что это действительно она. Нужно собрать больше фактов. А для начала пойдет и простой «жест доброй воли». – Я тебя ни в чем не обвиняю. Кстати, тебя как звать-то?

- Дарья, - все также робко ответила она.

- Очень приятно, меня Дмитрий, - я пожал ей руку в знак приветствия. – Ну, так вот, Даш, я просто хотел спросить, что произошло? И если это тебя напугало – извини. А теперь можно мне пройти посмотреть, что и где там у тебя течет?

- А ты умеешь? – удивилась она, даже не обратив внимания, что мы с ней резко перешли на «ты».

- Может я и не сантехник-профессионал, но где вентиль перекрывания стояка знаю точно. Причина скорей всего избыточное давление в трубе, из-за чего вода и просачивается наружу. Но я сейчас эту проблему мигом устраню, - заверил ее я, направляясь в ванную. Хозяйка квартиры закрыв за мной дверь направилась следом..

В общем я все только усугубил, просто сломав кран стояка – тот застрял в одном положении и не хотел больше двигаться ни в одну сторону. При этом из трубы течь стало сильнее, отчего нам с Дашей пришлось найти все, что можно было подставить под сильную струю воды, бьющую в разные стороны. И когда сантехник, спустя два часа с тех пор как я тут все доломал, все-таки явился, мы с Дашей были мокрые с головы до ног и чуть не дрались из-за моей оплошности. Но когда все было  починено, мы все убрали, высушили вещи и теперь сидели на кухне, веселясь над сложившейся ситуацией.

- Ну, ты даешь, Мастер-ломастер, - смеялась Даша наливая мне и себе по чашке горячего чая. – Еще такой «может я и не сантехник-профессионал, но где вентиль перекрывания стояка знаю точно». Ну так знать мало, надо еще и понимать, что ты знаешь.

- По крайней мере, я избавился от избыточного давления, - сказал я, после чего рассмеялся, а Даша меня подхватила. Потом мы еще долго сидели, на кухне пили чай и болтали о всякой чепухе. И когда я посмотрев на часы, то понял что уже третий час ночи и решил что пора собираться домой. Однако, мои вещи не высохли, а идти в одном Дашином халате (к тому же меньшем мне на два размера и розового цвета) мне было как-то неловко. Поэтому Даша и предложила. – Знаешь что – оставайся-ка ты у меня до утра?

- Опа, вот-те здрасте? – удивился я. – Я всегда думал, что это чисто мужская привилегия приглашать женщин переночевать у себя. А тут такое, да еще на первом же свидании.

- Никакое это не свидание, а просто дружеская помощь соседям, - недовольно буркнула Даша, затем достала из шкафа, одеяло с подушкой и указала на диван. – И спать ты будешь здесь. Усек? Ромео, – и подмигнув мне, направилась к себе в спальню, оставив меня с разбитыми мечтами на старом продавленном диване.

После этого случая мы все-таки пошли с Дашей на первое свидание. Потом на второе. И уже на третьем, я понял что по уши влюблен в эту забавную, красивую и умную девушку. Подсчитав все расходы, я предложил ей пожениться. Хотя она согласилась не сразу, сказав что хотела сначала закончить институт, а уж потом замуж. Но обстоятельства оказались намного сильнее, наших ожиданий. В один прекрасный день Даша сообщила мне, что беременна, причем сразу двойней. Естественно затем были радостные крики, прыжки до потолка с моей стороны, обмороки и слезы со стороны ее и моих родителей, подготовка к свадьбе. В институте Даши по такому случаю дали академический отпуск. В общем в роддом ее отвозили прямо из загса, сразу после регистрации. Роды проходили легко и быстро в результате чего у нас появились мальчик и девочка. И когда над тем как назвать мальчика, у нас в семье шли жаркие споры (от простых Ваня, Петя или Вася, до более редких Альфред, Бернадот или Вольдемар. В конце концов остановились на имени Александр), с именем девочки никто спорить не стал – решили назвать Ольгой. Это имя понравилось всем, а особенно маме жены, потому как ее саму звали Ольга. Однако я выбрал это имя задолго до того, как узнал имя свое тещи. Потому как было в этом имени, что-то, что пробуждало во мне воспоминания о далеком прошлом. А возможно и видениях из прошлого. Словно раньше я знал девушку с именем Ольга. Правда, сейчас я уже не вспомню ее лица. Но я не сомневаюсь, что моя Оля очень на нее похожа. И это согревало мне душу, особенно, в те моменты, когда дочка просилась на руки или почитать ей ее любимую сказку «Дюймовочка», которая стала также любимой сказкой Саши. И вот когда дети засыпали, вымотавшись за день, а я сидел на диване в обнимку с Дашей, смотря какую-то романтическую комедию, жена начала критиковать игру актеров:

- Ну, кто так играет? – возмущалась она, тыкая пальцем в экран. – Не правдоподобно ведь ни капельки. Да такого в жизни не могло произойти.

- Так ведь это же кино. А в любом художественном фильме, заложена толика фантазии режиссера и сценариста, - устало ответил я, ей улыбаясь, затем зарылся в ее волосах.

- Нет, честно слово, если бы мне выпала возможность снять, что-нибудь о нашей жизни, я бы сняла гораздо лучше, - гордо сказала она, посмотрев на меня. – А что? Ты бы сценарий написал, я бы снимала. Вышло бы класс.

- Я тебя обожаю, - улыбнулся я и поцеловал ее.

Даша прижалась к моей груди, и спросила:

- А как ты думаешь, у нас выйдет короткометражка, полноценный фильм или сериал?

- Я думаю, что наша жизнь больше всего похожа на книгу в которой смешано все: и фантастика, и фэнтези, и ужасы, и приключения. Поэтому мне кажется, что нам и девяти сезонов сериала было бы мало. Но если речь о фильме, то я бы снял приключенческий боевик с элементами фэнтези, про пионерский лагерь, который застрял в пространстве и времени, со всеми своими обитателями и которые не знают, как выбраться оттуда, потому как туда ходит один автобус раз в неделю. И то по кругу, как паровозик в парке аттракционов.

- И в центре всего повествования, конечно мы – главные герои и протоганисты нашей увлекательной истории, - сказала Дарья посмотрев мне прямо в глаза. – Ты согласен со мной?

- Разумеется, - ответил я, крепко обнимая и страстно целуя Дашу. И именно сейчас, находясь рядом со своей семьей, я понял, что такое настоящее счастье. Оказывается, что человеку для него не много и надо.

Я еще долго вспоминал, прокручивая в голове все события, происходившие в «Совенке», за все мои сто попаданий туда, пытаясь вспомнить всех, кто там был поименно и в лицах. Но образы пионеров и событий потихоньку стирались из памяти, оставляя только общую картину событий, а само приключение я стал воспринимать, словно красивую сказку, которую иногда рассказываю своим детям на ночь. Но для меня это на всю жизнь будет именно та сказка, которая полностью изменила мою судьбу. И я считаю в лучшую сторону.

(получено достижение «Хранительница леса»

Дарья – хорошая концовка)

У каждой истории есть свои начало и конец. У каждой истории есть своя фабула, синопсис, ключевые моменты, прологи и эпилоги. И нет такой книги, при повторном прочтении которой не открывались бы новые моменты, которые не замечал ранее. У каждой истории есть начало и конец. Но у каждой книги есть также последняя страница, дочитав которую, мы ставим книгу на полку… чтобы потом взять новую книгу и начать читать новую историю.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики